• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

 

 

 

 

 

 

ПОСЛЕДНИЙ ВИКИНГ и ВАРЯЖСКИЙ ВОПРОС
Послесловие к повести Сергея ИВАНОВА «ЕЛИЗАВЕТА, КОРОЛЕВА ВИКИНГОВ»


Варягами на землях восточных славян называли всех скандинавов – норвежцев, датчан и шведов. Викинги собирали дань с покоренных земель, торговали, порабощали крестьян – особенно успешно в соседней Англии. На Руси викинги служили государству.
Западные исследователи полагают, что причиной заморских походов скандинавов была перенаселенность, бедность, жажда богатства, славы и приключений. С этим можно поспорить. Данные археологии не подтверждают   тезиса о перенаселенности Скандинавии в IX-ХI веках, а свидетельствуют об обратном. Толковать о жажде приключений некорректно: представители всех на свете народов испытывали тягу к обогащению и открытию новых земель – и лишь избранные осуществляли широкомасштабные заморские походы.
Скандинавы стремились решить свои экономические задачи за счет других народов, как, например, Древний Рим или империя Александра Македонского. Викинги отличались особенной предприимчивостью и настойчивостью набегов потому, что географическое положение гарантировало им защиту от нападений соседей и, одновременно облегчало организацию морских походов.
Некоторые западные историки, например, А.Стендер-Питерсон, указывают на то, что экспансия викингов, направленная на страны Запада, имела грабительский характер, а на земли Востока – характер колонизации. О варяжской колонизации Руси говорить не приходится – варяги поступали на военную службу к русским князьям, служили за деньги и земли, но не захватывали их, а получали от князя. Василий Осипович Ключевский полагал, что варяги первоначально появились на Руси в роли вооруженных торговцев, а не захватчиков: русский «Путь из варяг в греки» был удобнее  балтийских маршрутов. Норвежские викинги так и не смогли завоевать Ирландию, хотя в отчаянной борьбе с местным населением удерживали некоторые прибрежные пункты вплоть до английского завоевания острова. Больших результатов добились датчане во Франции. Они установили господство над устьем Сены, стояли у стен Парижа, и по договору Роллона, первого герцога Нормандии (Роберт I) с королем франков Карлом Простоватым в 911 году получили герцогство Нормандия.  Что обязало их участвовать в обороне Франции – то есть стать вассалами короля. В Англии датчане  тоже захватывали территории, но результатом сопротивления им стала централизация страны.
Юг Древней Руси и Киев, ее политический центр, не привлекали скандинавов.  Здесь почти нет географических названий варяжского происхождения, найдено лишь несколько характерных для скандинавов предметов быта и небольшое число погребений. Западные исследователи помещают скандинавов-колонистов в треугольник Псков – Старая Ладога – Белоозеро. Исторические и археологические исследования этого не подтверждают, но названий населенных пунктов скандинавского происхождения исследователи начала ХХ века насчитали около 120. Соотношение скандинавских и славянских названий составляет  6 на 1000. В Новгородской губернии таких названий 6, в Псковской – 13, в Санкт-Петербургской – 3. Находятся они у волоков и других торговых путей. В Англии, где проходила реальная колонизация, названий с бесспорными скандинавскими признаками – окончаниями слов – около 500.
Польский историк Генрик Ловмянский (1898-1984) писал: «Самые многочисленные скандинавские находки были сделаны не в Новгороде и не в Киеве, главных политических центрах Руси в период формирования раннефеодального государства, а на пути: верховье Днепра (Гнездово под Смоленском) – верховье Волги (Ярославль), с которым, вероятно, перекрещивался путь Ладога – верхняя Волга… На пути Ладожско-Киевском («из варяг в греки») они (скандинавские купцы. – Ред.) служили древнерусскому государству и русским феодалам». Но приоритетного положения не имели. Археологические находки, в том числе амфора с кириллической надписью «гороухща» (горчица), привезенная в верховья Днепра, говорят о том, что купцы использовали только славянские названия товара – иных не обнаружено. Арабский летописец Ибн Хордадбех писал, что славянский язык господствовал в торговле Восточной Европы и Ближнего Востока уже в IX веке. В Багдаде имелись многочисленные евнухи, специально обученные славянскому языку. Они служили переводчиками между иностранными, в том числе средиземноморскими, купцами и местными торговцами.
Воинственные и отважные варяги были не только торговцами. Из них состояли гарнизоны русских крепостей, части княжеской дружины. По договорам с Византией русские князья, как и Ярослав Мудрый, отправляли варяжских наемников на службу в Константинополь ко двору императоров.
Военачальником на русской службе был и Харальд Сигурдссон, будущий король Норвегии Харальд Суровый. Герой повести «Елизавета, королева викингов» родился в 1015 году и был сводным братом короля Олава Святого, первого христианского властителя страны. Когда Харальду было 15 лет, король Олав погиб в битве с Кнутом Великим (Могучим), королём Дании и Англии. Харальд участвовал в битве, был ранен, и в 1031 году появился при дворе Ярослава Мудрого во главе отряда сторонников.
Летописные источники слишком скупо освещают его биографию, а скандинавские саги не следует принимать на веру в силу их поэтической природы. Немного известно об участии Харальда в походе Ярослава против поляков в том же 1031 году. В 1034-м Харальд, уже во главе дружины в 500 варягов – серьезной военной силы – поступает на службу к византийскому императору Михаилу IV Пафлагону. Походы, вооружение, быт и чрезвычайно щедрые награды варягов-наемников при Константинопольском дворе в описании византийских историков суммированы в работе А.В. Олейникова «Варяжская гвардия Византии» (2015 год). Но сведения, касающиеся Харальда Сигурдссона, не всегда достоверны.
Исторически доказано, что Харальд Сигурдссон в 1034-1035 годах участвовал в походах византийской армии против мощных пиратских объединений Малой Азии и Сирии, угрожающих жизненным интересам Византии. А в 1036-1040 годах сражался с арабскими пиратами на Сицилии под командованием решительного византийского военачальника Георгия Маниака. В 1041 году отряд Харальда усмирял болгарское восстание Петра II Деляна против власти Византии.  По свидетельству саг и болгарской летописи он победил в бою и собственноручно ослепил болгарского царя, за что получил под командование всю варяжскую стражу императора. По возвращении в столицу в 1042 году Харальд принял участие в дворцовом перевороте. Очередной император Михаил V Калафат был лишен власти и ослеплен, по некоторым источникам, тоже Харальдом. Что противоречит дальнейшим событиям: Харальд был брошен в тюрьму и, спасаясь от неминуемой казни, сбежал и вернулся на Русь.
В 1043 году Ярослав Мудрый, используя как повод убийство своего подданного в Царьграде, отправил сына Новгородского князя Владимира в военный поход против Византии, в котором участвовал и Харальд. В 1046 году поход увенчался миром, подписанным императором Константином Мономахом на условиях Ярослава. Проведя на службе русского князя 13 лет, Харальд вернулся на родину и занял норвежский трон. Судьба Харальда Сурового и современные  исследования норманистов ставят под сомнение само существование «Варяжского вопроса» –  летописных свидетельств о призвании варягов к власти на Руси. Звать никого было не нужно – скандинавская знать всегда была «под рукой», жила, в основном, мирно, прилагая торговые и военные дарования на пользу Руси. «Призвание варягов» было самым обыкновенным для своего времени делом. Так новгородцы призывали к себе русских князей, например Александра Невского, а потом могли отказаться от их услуг.
Жена Харальда Сурового была дочерью Ярослава Мудрого. Имя Елизаветы встречается в сагах, в «Деяниям епископов Гамбургской церкви» (летописный сборник хрониста Адама Бременского). У Ярослава было три дочери от второй жены шведской принцессы Ингигерд. О первой жене князя ничего не известно. Старшая дочь, Анастасия, стала королевой Венгрии. Младшая, Анна, благодаря роману Михаила Ладинского, осталась в памяти «Ярославной, королевой Франции». А средняя, Елизавета, оказалась королевой Норвегии.
Когда 16-летний Харальд появился при дворе князя Ярослава, Елизавете было шесть лет, и о влюбленности не могло быть и речи. В сюжете повести «Елизавета, королева викингов» допущена оправданная временная передержка. Видимо, Харальд, уже в юном возрасте желая заручиться поддержкой Ярослава в деле завоевания трона Норвегии, а возможно, и Англии, посватался за дочь князя.
Елизавета вышла замуж за Харальда, скорее всего, зимой 1043-1044. Она не родила Харальду наследника. Харальд после женитьбы провел с Елизаветой только  одну весну, у нее родились две дочери, Мария и Ингигерд. Некоторые исследователи утверждают, что девочки были близнецами. Харальд отплыл на родину, Елизавета прибыла в Норвегию позднее. Тот факт, что Харальд взял себе вторую жену, Тору, которая родила ему двух сыновей, даёт повод предполагать, что Елизаветы к тому времени уже не было на свете. Карамзин писал, что она умерла сразу после свадьбы, оставив двух дочерей. Но тогда Харальд никак не мог взять ее с собой в поход на Англию в 1066 году и оставить на Оркнейских островах, о чем говоря саги. Во всяком случае, сведения Адама Бременского о том, что после гибели мужа в Англии Елизавета вышла замуж за датского конунга Свейна, признаны неверными. Достоверно о судьбе Елизаветы после смерти мужа не известно ничего.
После разгрома дружин Харальда в Англии на английское побережье высадился офранцуженный датчанин Вильгельм Завоеватель. Вильгельм сумел разгромить армию короля Гарольда Английского, выманив с выгодных позиций ложным отступлением. Интересно, как повернулась бы история, если бы на английский трон взошел не Вильгельм, а Харальд, зять Ярослава Мудрого.
Высадкой Харальда в Англии закончилась эпоха походов викингов. Он был последним викингом и первым рыцарем средних веков. Он проявлял благородство, был поэтом, авторству Харальда приписывают пару десятков вис. Скандинавской культуре не свойственна любовная лирика, виса – это героическая хвалебная песнь. Но каждый куплет ее завершается романтическим обращением к даме.
История викингов дала материал для множества произведений в жанрах приключений и фэнтези. Знаменитая трилогия Джона Толкиена «Властелин колец» сюжетно, а часто даже и по географическим названиям, основана на скандинавских сагах. Его «короли, приплывшие из-за моря», это датские и норвежские конунги. Само название литературного объединения «ИНКЛИНГИ», - в него входили Толкиен и Клайв Льюис («Хроники Нарнии») – копирует родовое имя династии Инглингов. Инглингом был и Харальд Суровый, зять Ярослава Мудрого.


Сергей ШУЛАКОВ
Адаптировано для публикации на сайте

 

Статьи

Посетители

Сейчас 113 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ