• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Василий ГОЛОВАЧЁВ «ЛИКВОР». Рассказ

 
1.
Артем Клементьевич Голубенский любил отдыхать в компании с приятелями, среди которых были высокопоставленные чиновники, губернаторы и мэры российских городов. В том числе — сорокачетырехлетний Борис Ханюкович, с которым Голубенского связывали общие интересы: а именно — разработка нефтяных месторождений на Крайнем Севере.
Голубенский, владелец компании «Севернефть», вкладывал в это дело немалые деньги. Ханюкович помогал ему чем мог. Особенно — в сфере строительства «вспомогательных объектов дохода». Голубенский же поддерживал приятеля во всех общественных начинаниях и помог Борису Дмитриевичу выиграть выборы.
Вообще-то, Голубенский предпочитал отдыхать за границей, имея коттеджи и фазенды в разных уголках мира, а также яхты и самолеты. Но и в родных местах он чувствовал себя весьма комфортно. Летняя резиденция Артема Клементьевича «Крутая балка», расположенная всего в пятнадцати километрах от Нефтянска, на берегу небольшой речушки, впадающей в озеро Пясино, мало чем отличалась от президентской дачи «Бочаров ручей». Она имела все, что нужно человеку для VIP-отдыха:  великолепный бассейн-пруд с подогреваемой водой, тренажерный зал, комнаты отдыха, зал для приема гостей, биллиардную, преферансную и множество подсобных помещений.
Тринадцатого июля, в пятницу, Голубенский отправился в свою резиденцию раньше обычного — сразу после обеда.
Во-первых, у него была запланирована встреча с важным китайским чиновником, который жаждал уговорить владельца «Севернефти» принять в альянс по разработке нового нефтяного пласта китайских бизнесменов.
Во-вторых, надо было отойти от вчерашнего : Артем Клементьевич был приглашен на день рождения известного бизнесмена и мецената Весельмана, торжество  закончилось в пять часов утра...Пришлось даже прибегать к услугам личного доктора.
В-третьих, его ждала одна молодая особа, недавно выигравшая конкурс «Мисс Нефтянск». Это обстоятельство весьма подогревало интерес Голубенского к жизни вообще и к даче «Крутая балка» в частности.
В половине пятого Артем Клементьевич был уже в резиденции. Встретился с Ларисой,— так звали мисс Нефтянск, с удовольствием выпил вина и кофе. Дождался гостей и пригласил их в сауну. После чего настал черед купания в бассейне.
Природа вокруг была потрясающе красива, светило солнце, температура воздуха поднялась до двадцати четырех градусов по Цельсию, но воду в бассейне все же пришлось подогревать. И никто не заметил, что к нему в густой траве тянутся зеленые проводки, исчезающие под плитами бордюра. В самом бассейне эти проводки были оголены.
Особенно суетился вокруг хозяина дачи его телохранитель, бывший сотрудник спецназа МВД, капитан в отставке, Вениамин Глыбов по кличке «Глыба». Он несколько раз проверял температуру воды в бассейне и даже предупредил Артема Клементьевича, что надо бы подождать, пока она согреется. Но Голубенский, уже хвативший коньячку, предупреждению не внял и полез в воду, демонстрируя неплохую фигуру: все же не зря занимался фитнесом и поигрывал в теннис.
Вслед за ним рискнул прыгнуть в бассейн и приезжий китайский чиновник по имени Лю Чжао. Алкоголь он не употреблял, но очень хотел показать свою готовность следовать за владельцем «Севернефти», куда бы тот ни направлялся.
Все гости с интересом смотрели на это шоу, не обращая внимания на Глыбу. Телохранитель сделал кому-то какой-то знак и стал демонстративно раздеваться у бассейна, якобы собираясь последовать за хозяином.
Голубенский театрально взмахнул руками, нырнул, с шумом вынырнул, поплыл кролем. И в этот момент что-то случилось.
Ойкнул Лю Чжао, завертелся юлой на воде, пытаясь вытолкнуть застрявший в легких воздух. Судорожно дернулся под водой Артем Клементьевич, сделал несколько странных движений и… стал погружаться в воду, безвольно обмякнув, раскинув руки и опустив голову.
–Что случилось?— удивленно посмотрел на свиту обнажившийся до плавок Ханюкович.
Глыба шагнул на бордюр,  по его ноге скользнула голубая электрическая змейка. Он заорал, подпрыгнул, упал на плиты бордюра, свалился с них на землю.
Гости шарахнулись прочь.
Электрические искры веером разлетелись по стенкам бассейна и погасли.
На дно его опустились два тела— Голубенского и Лю Чжао. Их убил мощный разряд электротока, прошедший через воду.
Спасти обоих не удалось.
2.
Буровые вышки, выросшие на восточном берегу Обской губы, недалеко от поселка Новый Порт, можно было назвать вершиной инженерной мысли. Они были разработаны русскими инженерами, в их конструкции учитывались новейшие достижения науки и техники. Выглядели они потрясающе — как скелеты механических динозавров или десантные корабли пришельцев, замысливших покорение Сибири.
Запуск новой нефтедобывающей станции состоялся четырнадцатого июля. Естественно, на это мероприятие слетелись и съехались десятки должностных лиц, отвечающих за развитие нефтегазовой промышленности России. Вместе с ним смотрел за фонтаном «черного золота» и владелец нефтяной компании «Ямалнефть» Вячеслав Феллер, которому принадлежала идея разработки нефтяных залежей на Ямале.
Пуск буровых прошел гладко, без происшествий. Гости измазали ладони в нефти, выпили шампанского и разбрелись по вертолетам, которые унесли их к аэропортам близлежащих городов. На станции остались лишь сам владелец компании и руководство нефтедобывающего комплекса, плюс специалисты-нефтяники, продолжавшие наладку оборудования.
Ждали компаньона господина Феллера, немецкого бизнесмена Ганса Эшке. Вячеслав Феллер, в прошлом — комсомольский работник, не любил одиночества, и его везде сопровождала свита, состоящая из охранников и каких-то молодых людей. Поговаривали, что это «бойфренды» Феллера, но слухи оставались слухами.
После плотного обеда владелец «Ямалнефти» решил прогуляться по живописным окрестностям месторождения, погода соответствовала, он переоделся в технологичный и удобный комбинезон «Нейчетур» для туристических походов по северным краям, подаренный немецким компаньоном, и отправился к вышкам. Сопровождали его только два телохранителя, с которыми он практически никогда не разговаривал.
Вышки не имели стандартных «гусаков» — специальных механизмов для откачки нефти. Их заменяли особой конструкции гидравлические насосы, похожие на футуристические «ракеты» необычной геометрической формы.Полюбовавшись на одну такую «ракету», Феллер побрел к следующей, и в этот момент насос величиной с гигантский экскаватор бесшумно провалился в внезапно возникшую дыру. Из глубин земли донесся рыдающий стон, грохот, гул и лязг. Раздались крики испуганных людей. Кто-то включил сирену, и ее тоскливый вопль вспугнул тучу птиц на побережье.
Дыра стремительно расширялась, захватывая почти все пространство с вышками. Одна за другой вышки и насосы исчезли в бездне, образовавшейся так быстро, будто под землей произошел ядерный взрыв. Но взрыва не было, ни ядерного, ни обычного.
Феллер, в отличие от своих более  реактивных телохранителей, не успел отскочить в сторону. Его увлекла за собой стальная громадина насоса.
Через минуту все кончилось.
Люди перестали кричать.
Из пяти вышек уцелела лишь одна. На месте остальных зиял заполненный дымом и пылью провал, в котором еще какое-то время что-то покряхтывало и гремело. Вскоре он заполнился поднявшейся снизу нефтью.
И стало тихо. Совсем.
3.
К началу двадцать первого века Аляска, воспетая еще Джеком Лондоном, почти не изменилась. Разве что появились новые поселки, дороги, прибавилось нефтяных вышек, протянулись новые нитки трубопроводов. Одна из таких трасс, видимая даже из космоса, пересекла всю Аляску до Порт-Кларенса, а ее северный зигзаг прошел всего в полукилометре от береговой линии моря Бофорта и достиг небольшого поселка Уэтл-Шит, где совсем недавно выросла еще одна нефтяная вышка.
Естественно, прокладывались трубопроводы в зоне вечной мерзлоты с соблюдением специальных технологий, на сваях с Т-образными вершинами. Эти сваи должны были предупредить разрушение трубопровода в случае тундрового таяния и появления плывунов. Такие случаи уже имели место в Канаде, и  из соображений экологической безопасности нефтепроводы строились именно по такой схеме.
Четырнадцатого июля весь километровый участок нефтепровода от вышки в Уэлт-Шите внезапно погрузился в почву, будто она превратилась в болотную жижу, и рабочие, обслуживающие вышку, едва успели спастись.
Все произошло  быстро, тихо и буднично. Не было ни взрыва, ни землетрясения, ни извержения грязевого вулкана. Просто сваи одна за другой начали тонуть в земле, а заодно с ними утонули и вышка, и нефтепровод.
Через час странный котлован заполнился дымящейся нефтью.
Поселок Уэлт-Шит перестал существовать.
4.
Телефон разрядился на слове «дело».
Савва Бекетов  надавил на зеленую кнопочку, посмотрел на экранчик мобильного, где высветилась надпись: «Батарея разряжена», — и снова закрыл глаза.
Он лежал в шезлонге, в тени беседки. Было жарко. Слабый ветерок изредка приносил прохладу и запахи цветущих трав. Жужжали пчелы. Лежать было приятно,  ни о чем не хотелось думать. Бекетов имел полное право не думать, он находился в законном отпуске, на даче под Волоколамском, и загорал здесь уже четвертые сутки в блаженном расслаблении.
– Кто звонил? — долетел до него тихий голос жены.
Он нашел силы буркнуть:
– Старшина.
– Чего он хотел?
– Не знаю. — Савва и вправду не успел выяснить, чего хотел полковник, но догадывался, что речь идет о задании.
– Есть дело… — сказал полковник Иван Поликарпович Старшинин по кличке «Старшина», и означать это могло только одно: отпуск кончился.
– Любаш, дай свой мобильник, мой гавкнулся.
Через минуту жена в одном купальнике, — в отличие от мужа она лежала под стеной коттеджа и загорала, — принесла телефон. Бекетов набрал номер полковника:
– Иван Поликарпович? Что случилось?
– Ты где? — спросил Старшинин.
– На Кипре, — хотел соврать Бекетов, но сказал правду: — На даче.
– Жду через два часа. Успеешь?
– Я в отпуске, — вяло возмутился Савва.
– Могу прислать вертолет, — отрезал Старшинин.
– Не надо, — сказал Бекетов, прощаясь с отдыхом.
Старшинин выключил связь.
– Когда тебя ждать? — хмыкнула жена,
Савва посмотрел на нее, загорелую, красивую, милую, желанную, и ему вообще расхотелось ехать в Управление.
– Не знаю, — честно признался он. – Зато мне дали два часа времени. Час на дорогу, час на…
– А успеешь? — лукаво прищурилась Люба.
Бекетов выбрался из шезлонга и подхватил жену на руки…
В два часа с минутами он вошел в кабинет полковника, расположенный на втором этаже Управления контрразведки ФСБ. Старшинин руководил отделом специальных расследований, который занимался изучением эзотерического наследия России, ее тайной истории, социопсихических тенденций и непознанных явлений природы. Бекетова, майора, следователя по особо важным делам, он перетащил к себе из военной контрразведки, и теперь они работали вместе. В отделе было всего шесть человек, в основном — бывшие гражданские специалисты в области психологии коллективов и нелинейного программирования, ученые-физики, астрономы и медики. Все они стали подполковниками, а Бекетову с его радиотехническим образованием, не имевшему ученой степени доктора, повышение не светило. Впрочем, это его не расстраивало. Работа оказалась интересной, он был независим от руководства и мог получить допуск практически к любой закрытой теме или секретным документам.
– Садись, — поднял голову над столом Старшинин.
Худой, мосластый, длиннорукий, с ежиком седых волос, он казался старше своих лет, хотя был всего на семь лет старше тридцатичетырехлетнего Бекетова. На собеседника полковник всегда смотрел строго и оценивающе, но юмор понимал и шутки ценил.
– Может быть, мне добавили звездочку? — с надеждой спросил Бекетов.
– За что? — с интересом задал ответный вопрос Иван Поликарпович.
– За непричинение государству большого вреда.
– Твой ущерб еще не подсчитан. Как только подсчитают — чего-нибудь дадут.
– Срок? — улыбнулся Савва.
– Чего это ты такой веселый? — подозрительно хмыкнул Старшинин.
– Надеюсь,  это учебная тревога. Хочу сполна насладиться отпуском. Уточняю, с женой. Помните анекдот? Крысы предупредили капитана, что у них учебная тревога, и попрыгали за борт.
– Дурацкий анекдот. На вот, читай. — Старшинин подсунул майору стопку листов бумаги.
Бекетов пробежал их глазами, поцокал языком.
– Интересно... Куча жмуриков, катастрофы, и все связаны с нефтью…
– Поручено разобраться со всей этой кучей жмуриков. Ты уже брался за подобные дела, включайся в тему.
Бекетов покачал головой, еще раз перечитал  пакет донесений.
Речь  шла о гибели трех владельцев нефтяных компаний, активно включившихся в разведку и добычу нефти на Крайнем Севере России, и о странных катастрофах, уничтоживших только построенные нефтедобывающие комплексы. В пакете были сведения и о гибели двух американских нефтяных магнатов, а также о необычных авариях на американо-канадских нефтяных скважинах и нефтепроводах.
«Артем Клементьевич Голубенский, — прочитал Савва, — президент компании «Севернефть». Родился в тысяча девятьсот семьдесят восьмом году, закончил Московский физико-технический институт. Работал в банке МЕНАТЕП начальником инвестиционного отдела, потом директором по стратегическому планированию. Два года жил в Лондоне. Первый вице-президент компании «Севернефть».
Бекетов поднял голову.
– Может быть, его свои убрали? Торганул нефтью за спинами компаньонов…
– Он сам себе хозяин, — сказал Старшинин. — Лети в Нефтянск. Там уже работает следственная бригада важняков МВД и Генпрокуратуры, плюс наши ребята из бюро расследований. Всю информацию получишь от них. Судя по всему, это не стандартная разборка. Голубенского не за что было убирать. Как и его китайского гостя.
– И тем не менее кто-то подвел к бассейну провода и включил ток именно тогда, когда в бассейн прыгнул Голубенский.
– Это детали. Смотри глубже. Все перечисленные в материале случаи описывают некий криминал в нефтедобывающей сфере. Четыре чудовищных аварии с добывающими станциями, причем новейшими, безопасными на сто процентов. Пять жмуриков, и все — нефтяные магнаты, охраняемые, как золотой запас страны, вкладывающие деньги в разведку новых месторождений нефти и газа. О чем это говорит?
– Не знаю.
– Вот и я не знаю. Из Норильска полетишь на Ямал, где до сих пор ищут тело Вячеслава Феллера. Теперь там нефтяное озеро на месте катаклизма. И присмотрись к еще одному добытчику нефти, недавно рискнувшему заложить скважину на Новой Земле.
– Понял. Когда лететь?
– Вчера. Размотаешь это дело — главный тебе звездочку-то и добавит. Обещал.
– Дело не в звездочке, — усмехнулся Бекетов. — Очень необычный вывод напрашивается.
– Не торопись с выводами. Поработай с материалом, а главное — с людьми. Деньги, экипировку получишь, как обычно, в Снабе. Вопросы?
– Разрешите выполнять, товарищ полковник? — сделал официальное лицо Бекетов.
Старшинин поглядел на него снизу вверх, развел руками:
– Извини, догуляешь отпуск сразу после возвращения. — Он подумал и добавил: — Если лето не кончится.
Бекетов пожал его руку и вышел, уже размышляя над заданием. Ему и в самом деле было интересно, что случилось с нефтяными баронами.
5.
Пятнадцатого июля в шесть утра он прилетел в Нефтянск. Его встретил хмурый лейтенант из местного Управления ФСБ и доставил на дачу погибшего Голубенского. Лейтенант доложил, что дело взял под контроль лично генеральный прокурор России, и теперь всем здесь руководит его представитель, генерал юстиции, зам генпрокурора Геннадий Феоктистович Огурейщик.
– Ничего, прорвемся, — сказал Бекетов, имея на руках карт-бланш на любые следственные мероприятия.
На территорию дачи его пропустили беспрепятственно.
Лето было в разгаре. Температура воздуха в Нефтянске дошла до отметки двадцать пять градусов. Бекетов снял куртку и прошелся вокруг коттеджа. Появился охранник.
– Здесь ходить не положено.
– Мне положено, — рассеянно сказал Бекетов, показывая удостоверение офицера ФСБ. — Покажите бассейн.
Охранник поколебался немного, но все же повел гостя за дом, к бассейну. Бекетов полюбовался на вытащенные из воды проводки, убившие Голубенского и китайца.
– Вы были свидетелем происшествия? - Бекетов с интересом смотрел на  не отягощенное интеллектом лицо охранника
 Тот набычился, отвел глаза.
– Ну… издали видел… я охранял коттедж.
– Ничего подозрительного не заметили?
Охранник пожал плечами, сплюнул.
– Ничего не знаю. — Он вдруг оживился: — Глыба так смешно упал… и вообще суетился.
– Кто это — Глыба?
– Веня… Глыбов… телохран Артема Клементьевича.
– Больше ничего странного вы не заметили?
Лицо парня стало совсем скучным, он посмотрел за спину Бекетова. Савва оглянулся. К ним подходил моложавый мужчина в темно-синем костюме и галстуке. За ним шел парень в джинсе и семенил подполковник полиции.
– Кто такой? — отрывисто спросил мужчина, окинув Бекетова неприязненным взглядом. Глаза у него были водянистые, навыкате.
– Майор Бекетов, — вежливо представился Савва. — Управление «А», отдел «Спирит».
– Это дело находится в юрисдикции Генпрокуратуры. Ваше Управление должно согласовывать свои действия со мной.
Бекетов молча достал красно-черно-золотую «корочку» особых полномочий, на которой была выдавлена его фамилия. Подняв брови, заместитель генпрокурора повертел в пальцах удостоверение, вернул владельцу.
– Не понимаю, чем заинтересовало это дело федералов вашего уровня.
– Хочу разобраться, — сказал Бекетов. — Разрешите действовать по своему плану?
Огурейщик насупился, пожевал губами.
– Только не мешайте.
– Постараюсь, — кротко пообещал Савва.
Зам генпрокурора величественно удалился. Сопровождавший его телохранитель прикрыл его своей спиной. Полицейский подполковник бросил на Бекетова странный оценивающий взгляд, поспешил за большим начальником.
– Ну так, это… — переступил с ноги на ногу парень в черном комбинезоне. — Я больше не нужен?
– Где мне все-таки можно найти этого вашего Глыбу?
– Спросите у ребят в доме, они должны знать.
– Благодарю. — Бекетов направился к коттеджу, бросил через плечо: — Свободен.
В коттедж его пропустили с небольшой заминкой, пришлось снова показывать удостоверение.
– Мне нужен Вениамин Глыбов, — обратился Бекетов к одному из парней в штатском.
Тот молча махнул рукой в сторону лестницы на второй этаж, по которой спускались в холл трое мужчин. Один из них выделялся мощной фигурой и особым выражением лица, которое можно было охарактеризовать словами: «ожидание приказа».
– Глыбов? — подошел к нему Савва.
Парень покосился на него, и его взгляд Савве не понравился. В глазах телохранителя нефтебарона пряталось злое понимание ситуации.
– Ну?
Бекетов раскрыл и закрыл свои «корочки».
– Отойдем.
– Эй, ты кто? — хмуро поинтересовался мужчина, сопровождавший Глыбова.
– Управление «А» ФСБ, — ответил Бекетов. — Извините, я его не задержу.
– Ладно, у тебя пара минут. Мы едем в Нефтянск.
Бекетов отвел телохранителя к диванчику, окруженному пальмами.
– Вы были свидетелем трагедии. Как это случилось? Расскажите  поподробней.
Глыба почесал мясистый загривок, начал вспоминать подробности. Из его слов вырисовывалась картина покушения на Голубенского неких «конкурентов», блестяще исполненная некими киллерами. У следствия даже имелись подозрения насчет этих киллеров, так как в картотеке МВД нашлись случаи умерщвления людей с помощью электричества.
– Как же вы, телохранитель, не заметили провода? — спросил Бекетов.
– Меня самого чуть не убило! — окрысился Глыба. — И я не обязан следить за бассейном. Другие есть. Тут за всем народ смотрит нужный, вот с них и спрашивайте.
– А с чего это вы так нервничаете? — поинтересовался Бекетов, снова отмечая неожиданно умный, понимающий взгляд телохранителя. — Я же  не спрашиваю, почему вы остались живы, а ваш босс мертв.
– Да пошел ты! — грубо буркнул Глыба. — Не имеешь права меня допрашивать. Пожалуюсь прокурору, он тебя…
– Попробуй, — перебил его Савва. — Могу сказать только одно: потребуется — тебя в Москву в наручниках доставят на допрос. Гуляй пока, супермен. Если ты мне не все рассказал — пеняй на себя.
– Эй, что вы там? — оглянулся на них второй мужчина, широкоротый, с тяжелым подбородком. — Глыбов, ты скоро?
– А чего он? Офигел вообще! Начинает угро…
Бекетов, не дожидаясь окончания фразы, выхватил у телохранителя из руки мобильник, мгновенно всунул в его открытый рот, тут же вынул обратно, вернул телефон.
– Так что ты  хотел сказать, уважаемый? Повтори, не расслышал.
Глыбов ошеломлённо закрыл рот. Сопровождающие нахмурились.
– Жонглер, что ли? — неприязненно буркнул первый.
Второй  смерил Бекетова нехорошим взглядом.
– Смотри, довыпендриваешься, майор. Мы тут всяких повидали.
Бекетов, улыбнувшись, достал мобильник, работающий в режиме микромагнитофона, щелкнул нужной кнопкой.
– Чистейшей воды угроза, не так ли, господин местный начальник? А я при исполнении. Запись вашего приятного голоса  оставляю себе на память, и в любой момент она может оказаться где надо. Будете помогать? Или поговорим о всяких, кого вы тут видали?
Лицо мужчины набрякло кровью. Он пожевал губами, но сдержался.
– Зря ты сюда приехал…
– Меня прислали. С кем имею честь приятно беседовать?
– Полковник Фофанов, начальник отдела ФСБ Нефтянска.
– Коллега, значит? — удивился Бекетов. — Что же вы такой неласковый? Я же у вас хлеб не отнимаю. Вы делаете свое дело, я свое. - Савва сделал официальное лицо.–  Кстати, мне этот человек, — Савва кивнул на Глыбова, — еще нужен, поэтому просьба оставить его здесь.
Брови Фофанова полезли на лоб.
– Это пока просьба, — сделал ударение на последнем слове Бекетов. — Но я могу добиться и письменного распоряжения Папы. Надо?
Мужчина сцепил челюсти. Было видно, что он еле сдерживается. Папой сотрудники ФСБ звали его директора.
– Нет. - Фофанов движением руки остановил сотрудника, собравшегося увести Глыбова. – Оставь его… иди к машине. — Он посмотрел на Бекетова. — Майор, один вопрос: что ты хочешь здесь найти?
– Сам не знаю, — честно ответил Савва. — Но это не первое убийство нефтяного магната за последний месяц. Третье, понимаете? А если учесть американцев и других, то шестое. Кому они помешали?
На лицо начальника местного ФСБ легла задумчивость. Он молча отошел.
– Побудьте здесь, — равнодушно сказал Савва шокированному таким поворотом дела Глыбову. — Я пообщаюсь со следователями, и мы продолжим разговор.
       Майор Бекетов выслушал пространные рассуждения следователя от прокуратуры, затем скупой рассказ следователя из МВД. Побродил по коттеджу. Посмотрел на тело Голубенского в роскошном гробу, окруженном  мужчинами и женщинами в черных платках. Возле гроба с телом китайца тихо млели его соотечественники из диппредставительства.
Бекетов вернулся к бассейну,  осмотрел со всех сторон. Устроители акта нашли единственно правильный путь подвода проводов от трансформаторной будки за двухметровым забором. Киллеры хорошо знали местность и территорию коттеджа и были уверены: их никто не заметит. Мало того, киллеры точно знали, что хозяин дачи будет принимать гостей и наверняка полезет в бассейн.
Бекетов покачал головой. Жертв могло бы быть гораздо больше. Савва понял: действовали свои. Только  люди из окружения Голубенского  могли беспрепятственно подвести к бассейну провода и подготовить «электрический стул» к  использованию по прямому назначению.
Савва вернулся в коттедж, поискал Глыбу.
– Да он же шатался тут,вокруг дома, с Першавиным, — вспомнил один из охранников коттеджа. - Потом зашли вроде в дом.
– Кто такой Першавин?
– Начальник УВД Нефтянска.
Бекетов вспомнил подполковника полиции, семенящего за Огурейщиком,  прицельный прищур его глаз. В груди похолодело. Он прошелся по первому этажу коттеджа, заглядывая в комнаты и туалеты, поднялся на второй этаж. В одной из спален послышалась возня. Бекетов деликатно постучал, подождал немного, потянул за ручку. Дверь отворилась.
Спальня была шикарной, как и все в этом «гнездышке олигарха». Двуспальная кровать размером с футбольное поле. Трюмо в золотой раме. Бельевой шкафчик из вишневого дерева с резными углами. Ковер во весь пол «под траву». Светильники из молочного стекла. Окно чуть ли не во всю стену. С регулируемой затемненностью, без штор.
Но не это привлекло внимание Саввы. На кровати лежал Глыба, не раздетый, в ботинках. Судя по неподвижному взгляду в потолок, он был мертв.
Бекетов подошел поближе. В шее бывшего телохрана Голубенского торчала лопаточка для чистки ногтей с перламутровой ручкой. Убить человека такой лопаточкой трудно, однако вошла она аккурат в сонную артерию, что говорило о большом опыте киллера. Глыбов умер мгновенно.
Дверь  с грохотом распахнулась.
– Руки! — заорали ворвавшиеся в спальню полицейские. — За голову! К стене!
Бекетов оглянулся.
В коридоре за дверью стоял начальник полиции Нефтянска, качаясь с носка на носок, и смотрел, прищурясь, на майора, словно решая: убить его  попозже или сейчас.
6.
Допрос вели трое, в той же спальне: следователь от полиции, какой-то мужчина в штатском и начальник УВД, то и дело говоривший  по мобильнику. Бекетов спокойно ответил на вопросы, вежливо попросил телефон,чтобы позвонить в Москву.
– Тебе он уже не понадобится, — буркнул мужчина в штатском, посмотрел на подполковника. — Отпечатки пальцев сняли?
– Умный, гад, — криво улыбнулся следователь, — успел стереть все отпечатки.
– Тогда вы ничего не докажете.
– Докажем, — с нажимом сказал начальник УВД.
Мужчина посмотрел на часы, направился к двери.
– Отпечатки должны быть. Разработайте мотивацию.
Дверь закрылась.
– Послушайте, —проникновенно сказал Бекетов. —Зачем вам это нужно? Я  выполняю задание вышестоящего начальства и до сегодняшнего дня не знал ни Голубенского, ни его телохранителя.
          – Что успел рассказать тебе Глыбов? —подполковник пропустил тираду мимо ушей.
– Ничего существенного.
– Зачем ты  искал его?
– Поговорить. Неужели так просто убить хорошо охраняемого человека? А товарищ Глыбов был ближе всех к покойнику. Может быть, он все и устроил?
Следователь и начальник УВД переглянулись.
– Зачем ты убил Глыбова? — заученно повторил следователь.
Бекетов вздохнул.
– Не надоело задавать идиотские вопросы? Вы же знаете, что я не убивал его. Кстати, пошел он погулять вместе с вами. — Савва глянул на подполковника. — Есть свидетели. Значит, его смерть была вам полезна? Почему? Что он знал такое, что никто больше знать не должен? Или я прав, и его убили как исполнителя?
Начальник УВД подошел к двери.
– Запиши в протокол, что он косвенно признался в содеянном.
– Дерьмо! — сказал ему в спину Бекетов. — Я же все равно докопаюсь до истины.
Подполковник оглянулся, пожевал губами, поманил из коридора сотрудников.
– В машину его, повезем в Управление.
– Э-э, что тут у вас происходит? — В коридоре возник начальник  отдела ФСБ.
– Да вот, Арсений Петрович, этот московский гусь убил Глыбова.
Все расступились. Фофанов хмуро оглядел тело на кровати, повернулся к Бекетову.
– Ты что, майор, совсем офонарел? Зачем тебе это понадобилось?
– А вы и в самом деле идиот, или прикидываетесь? — крутанул желваки на щеках Бекетов. — Глыбова  убили потому, что кто-то сильно не хочет, чтобы мы разобрались в происшествии. Требую освободить меня! Немедленно!Задержание при отсутствии доказательств буду считать намеренным срывом выполнения данного мне приказа.
Фофанов наклонил голову к плечу, подумал, переводя взгляд с Бекетова на труп и обратно, обронил следователю:
– Освободите. Он поедет со мной.
– Арсений Петрович… — начал нервно подполковник.
– С вами я еще разберусь, Евгений Саркисович. Не понимаю, какая муха вас укусила. Будет трудно доказать вину майора. А на разработку мотивации требуется время.
Начальник УВД нехотя кивнул милиционеру:
– Сними.
Лейтенант с автоматом под мышкой снял с Бекетова наручники.
– Ничего, это ненадолго.
– Верните документы, — сказал Бекетов, растирая запястья рук, — и мобильник.
– Он записал на мобилу… — заикнулся следователь.
– Верните.
Бекетову вернули отобранные вещи. Он оглядел  присутствующих, качнул головой.
– Хреновый спектакль, господа защитники Отечества. Интересно, на кого он рассчитан? Я  обо всем доложу начальству.
– Доживи сначала до… — начал следователь.
– Заткнитесь! — Сверкнул глазами начальник ФСБ. — Много говорите, мало делаете. Не надо было убивать Глыбу… так примитивно.
– Мы напишем, что он умер от электрошока.
– Пишите. — Фофанов махнул рукой. — Поехали со мной, майор.
– Я должен выполнить задание… А вы должны содействовать мне в этом.
– Поговорим по дороге.
Сбитый с толку Бекетов последовал за ним. Суматоха в коттедже постепенно сошла на нет. Заместитель генпрокурора отбыл в неизвестном направлении. Он сделал свое дело, и теперь следствие развивалось по утвержденному сценарию. Этот сценарий Бекетову и изложил Фофанов в своем джипе.
– Чушь собачья! — фыркнул Бекетов. — Вы же знаете, что Голубенского убрал Глыбов. А его убили, чтобы спрятать концы в воду... Смотрите-ка, и здесь «концы в воду», — усмехнулся он.
– Это недоказуемо.
– Значит, вы тоже участвовали в разработке плана устранения Голубенского?
– Я всего лишь прикрываю операцию, — с мрачной полуулыбкой проговорил начальник ФСБ. Работали другие люди.
– Вы так спокойно об этом говорите мне, представителю Конторы?! За мной стоит сам Папа!
Это была неправда, директор ФСБ не курировал расследование лично и не следил за работой отдела «Спирит». Но Фофанов не должен был об этом знать.
– Ну и что? — парировал он. — За тобою всего лишь Контора, а за мною — Земля.
– Какая земля? — не понял Бекетов.
– Планета такая.
– Шутите?
– Какие уж тут шутки. Я сам не знал об этом… до убийства господина Голубенского.
Открылась дверца джипа, в салон заглянул мужчина, который допрашивал Бекетова вместе с начальником УВД и следователем.
– Помощь нужна?
– Беседую пока, — сказал Фофанов. — Может, попозже.
Мужчина остро глянул на Бекетова, закрыл дверцу.
– Начальник? — кивнул на дверцу Савва.
– Координатор, — ответил главный эфэсбист. — Не пытайся угадать, твой опыт здесь не пригодится. Ты показался мне умным человеком, вот я и трачу на тебя время.
– А если я идиот?
– Идиоты в вашем отделе не работают. Хотя недалеких людей хватает. К делу. Тебя ведь послали не только в Норильск? — Фофанов сыграл бровью. — И на Ямал полетишь?
Бекетов внутренне поежился. Местное отделение ФСБ не могло знать о его планах.
– Допустим.
– Полковник Старшинин очень умный человек, но и он не догадывается о масштабе сопротивления. Выводу он не поверит.
– Какого сопротивления? — тупо спросил Бекетов.
– Я реагировал точно так же. У меня всего несколько минут. Слушай и не перебивай. Поверишь — будем сотрудничать, не поверишь…
– Вы меня «замочите», как Глыбу.
Фофанов поморщился.
– Кретин Першавин перестарался. Вот он как раз занимает должность не по праву, потому и криминальная обстановка в городе плохая. Ничего, с ним мы разберемся.
– Кто это — мы?
– Не спеши, обо всем по порядку. Ты, наверно, знаешь, что нефть в мире качать все больше и больше, несмотря на уже найденные нетрадиционные источники энергии. Для нефтебаронов это единственная возможность жить при коммунизме.
– Из-за этого вы их и убиваете?
– Не из-за этого. Мы пытаемся ограничить нефтедобычу и сориентировать людей на переход к иным видам энергии. Но они не внемлют. А ЛИКВОР не бесконечен.
– Кто?
– Не кто, а что. Нефть является своеобразным ликвором, «спинно-мозговой жидкостью»  Земли как  планетарной живой системы. Это ее защита от космических катаклизмов. Если человечество выкачает всю нефть, Земля загнется. Образно говоря, вот откуда растут ноги проблемы.
– А вы в таком случае…
– Мы всего лишь служба МЧС планетарного масштаба, — серьезно сказал Фофанов. — Опыта у нас мало, это правда, поэтому мы часто ошибаемся. Но у нас нет выбора, как нет его у человечества. Понимаешь?
– Не понимаю, — пробормотал Бекетов. — Чтобы предупредить людей, можно найти другие методы воздействия.
– Мы пробовали, ничто не помогает. Ни нефтяные короли, ни правительства, сидящие на «нефтяной игле», не хотят менять подходы к Земле как к обыкновенному поставщику природных богатств. А это неправильно. Остановить их может только катастрофа. Поэтому Земля и начала, по сути, воевать с человечеством.
Бекетов вспомнил о недавнем тайфуне в Японском море, унесшем жизни трех тысяч человек. Фофанов понял его мысль, кивнул.
– Ты должен знать статистику. Количество ураганов, цунами, землетрясений увеличивается каждый год. Плюс техногенные катастрофы. Конец очевиден.
– Но вы убиваете людей…
– Это вынужденная мера. Люди вроде Голубенского — практически отморозки, им недоступна логика такого уровня. Конечно, мы пытаемся с ними беседовать, но…
– Понятно. А на Ямале вы тоже поработали?
– На Ямале «поработала» сама природа, — усмехнулся Фофанов. — Иногда Земля обходится без нас. Сути  это не меняет. Теперь вопрос: ты будешь работать с нами? Нам  нужны такие люди. Зомбирование идиотов, как правило, хорошего результата не даёт. Пример — Першавин.
Бекетов поднял голову.
– Вы… зомбируете… помощников?
– Редко, но приходится. Соответствующие средства уже разработаны.
– Вы... и меня запрограммируете?
– Не хотелось бы. Зомбированные люди рано впадают в маразм.
– Спасибо.
– Не за что. Итак, ты с нами?
– Нет. — Бекетов шибко потер темя. — Не знаю… надо думать.
– Подумай, я пока покурю. — Начальник ФСБ похлопал его по плечу, вылез из джипа.
А Савве вдруг ясно представилось, что нефть омывает всю Землю под тонкой «черепной» корой континентов, что эта кора пронизана тысячами «игл»-вышек... Ему  стало больно, будто эти иглы вонзились прямо  в мозг.
И все же, и все же… мысль ушла, но тут же вернулась.
И все же нельзя! Нельзя убивать людей  за то, что они ничего не понимают и заботятся только о себе. Должны существовать другие методы внушения. Это так просто: не руби сук, на котором сидишь. Природу надо любить, а не покорять!
Иначе она ответит!
Бекетов посмотрел на свои кулаки.
Если он решится действовать по совести, чем закончится его встреча с «МЧС» планеты Земля? Его запрограммируют? Или  хватит сил, чтобы отбиться?
Допустим, он справится с нападением. Что дальше? Поверит ли Старшинин в его доводы? Или все закончится тем же — зомбированием, но уже с «летальным исходом»?
Голубенский — отморозок. Черт с ним! Но таких, как он, слишком много. Всех «замочить»? Или попытаться договориться? Не все же они идиоты?
Господи, как поступить? По закону или по совести?
В стекло дверцы джипа деликатно постучали…

Статьи

Посетители

Сейчас 101 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ