• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР


Георгий ЛАНСКОЙ «ПУЛЯ». Отрывок из романа

 

Галка поднялась с колен. Глаза ее злобно сощурились. Она небрежно запахнула подобие халатика.
–>Что, – проговорила она, словно выплюнула, – не так я хороша для тебя? Думаешь, я шлюха? Да не отвечай, я по глазам вижу. Побрезговал. А вот Гоша меня любит. Я его из тюрьмы ждала, передачи носила. Ни одна из его мочалок к нему на свидание не ездила, а я моталась, в другой город, между прочим. И он это ценит! Я, может, и шлюха, а ты – убийца! Ты столько народу убил, что на целую армию хватит!
–>Я никого не хотел убивать, – механически ответил я.
–>Ну конечно! Да из-за тебя Гоша сидеть нормально не мог целых три недели! – взвыла Галка, взвиваясь с места.
–>Сядь! – прошипел я. Галка, приготовившись поорать, взглянула на меня и захлебнулась. Её грудь вздымалась, словно надувная лодка, накачиваемая легкоатлетом. Мы, не мигая, смотрели друг на друга.
–>Хочешь чаю? – вдруг  миролюбиво спросила она.
–>Хочу, – ответил я. – Пошли на кухню. Только глупостей не делай.
–>Не буду, – пообещала Галка и застенчиво улыбнулась. На кухне она вскипятила чайник, сноровисто насыпала в вазочку печенья, открыла коробку конфет и, достав из холодильника пару упаковок с нарезанным сыром и салями, начала делать бутерброды. Все это время я внимательно следил за ней, стоя у холодильника. Она молча перенесла продукты в комнату, на маленький стеклянный столик, разлила чай и села на прежнее место. Я тоже сел и начал уписывать бутерброды. Я  был очень голоден, но не терял из виду Галку. Она смотрела, как я ем, и улыбалась. Чай пили молча. Потом она не выдержала:
–>Расскажи, что произошло. Гоша говорил урывками, сказал, что ты сошел с ума. Он меня постоянно о тебе расспрашивал. Как получилось, что ты… стал убивать?
И я рассказал. Галка слушала, не задавая вопросов, а по ее щекам катились слезинки. На улице  шумели подъезжающие машины, пьяный голос горланил что-то невнятное, жутко фальшивя.  Вслушавшись, я различил извечно русский мотив и слова про «не морозь меня». Часы тикали, за стеной надрывался новорожденный ребенок.
–>Ты его убьешь? – мертвым голосом спросила вдруг Галка.
–>Гошу? - я медленно покачал головой.
–>Гоша не имеет к смерти моих родителей никакого отношения. Я просто хочу задать ему несколько вопросов. И если он ответит по-хорошему, я просто уйду.
–>Не ври! – запальчиво выкрикнула Галка. – Я, может быть, и дура, но прекрасно понимаю, что свидетелей  не оставляют. Ты нас прям тут и кончишь! Чтобы мы не проболтались!
–>Глупости, – фыркнул я. – Да Гоша будет только рад, если кто-то разберется с Беком. Конкурент уйдет с дороги, а Гоша выйдет из этой игры чистеньким.
–>А ты думаешь, что после того как ты уберешь Бека, будешь жить припеваючи? Да на тебя объявят охоту все кому не лень. Рано или поздно тебя поймают.
Галка выпалила это на одном дыхании и  осеклась, со страхом глядя мне в глаза. У меня действительно не было никакого повода оставлять ее и Гошу в живых, зная, что они снова откроют на меня охоту.
–>Все знают, кто начал эту катавасию, – медленно произнес я. – Когда я убью Бека, мне нельзя будет оставаться в этом городе. Мир большой. Я уеду, и все закончится.
Галка молчала. Она напряженно мыслила, опасаясь обмануться.
–>Ты правда его не тронешь? – тихо произнесла она.
–>Почему ты беспокоишься о нем, а не о себе? – так же тихо спросил я.
–>Потому что я его люблю, как ты свою Катю. Если его не будет, мне тоже незачем жить.
–>Клянусь, я его не трону, – произнес я. Вдруг захотелось утешить ее, не знаю почему. Поддавшись порыву, я встал и двинулся к ней. И в тот же момент из темной прихожей показалась рука с пистолетом.
–>Ну, привет, герой-одиночка, – услышал я. Галка повернула голову, на ее лице появилась робкая улыбка.
–>Гошенька, как ты узнал?
Сытин вошел в комнату. На мой взгляд, его было слишком много. Он едва помещался в дверном проеме.
–>Пушку брось, Бэтмен хренов, – хмуро произнес он, – даже не думай, что тебе удастся шмальнуть.
–>Гоша, не надо, – быстро сказала Галка.
–>А я думаю, что такое? С кем она разговаривает? Стены-то тут картонные. Хахаль, думаю? На мою Галочку это не похоже, – говорил Гога, не обращая внимания на Галку, – а это наш Зорро пришел, ужас, летящий на крыльях ночи… Пушку брось, я сказал!
Я бросил пистолет на пол.
–>Пни его в сторону, – скомандовал Сытин. Я пнул пистолет, и он закатился под батарею.
–>Во-о-о, уже лучше, – ухмыльнулся Гога. – А то любишь ты из-за угла стрелять. Из-за тебя такое началось. Талант, ничего не скажешь. Столько народу друг друга положили, с твоей подачи. Батона ты завалил?
Я кивнул.
–>Ишь ты… А Сильвера?
–>Сильвера не я, но из-за меня его грохнули.
–>Ишь ты… А Катеньку, значит, тоже из-за тебя подстрелили? Мне тут донесли, вы отстреливались, как партизаны. Пятерых, кажись, завалили?
–>Не считал, – хмуро ответил я.
–>Ишь ты… А ко мне зачем пришел? К Батону с Сильвером отправить захотел?
Я отрицательно помотал головой.
–>Мне  нужен Бек. Ты ни при чем. Скажешь, где он, и я просто уйду.
–>Ишь ты, борзой какой… Скажи ему! – ухмыльнулся Гога. – Пацан, мне не нужен передел. Ситуация меня вполне устраивала, пока ты не влез. А сейчас в городе кавардак. Если ты положишь Бека, мне придется несладко. Захару я не конкурент, он меня задавит в один момент.
Галка открыла рот и в ужасе посмотрела на Гогу. Он пожал плечами и поднял руку.
–>Ничего личного, пацан, – сказал он, – я в курсе твоей ситуации, но ты чужой на этом празднике жизни. Твой крестовый поход закончился.
Галка вдруг прыгнула прямо на руку Гоге, он покачнулся,  я метнулся к батарее. Грохнул выстрел. Я  развернулся, схватил пистолет, взвел курок и направил ПМ на Сытина.
Галка медленно сползала на пол, оставляя на голубой рубашке Гоги темное пятно. Ее руки болтались, как плети. Колени девчонки подогнулись, и она чуть не рухнула на пол, но Гога  удержал ее.
–>Галя… – беспомощно прошептал он. Пистолет свалился к его ногам, но он этого не заметил, уставившись на кровавое пятно на животе у Галки, расползающееся с невероятной быстротой. Галка дышала с жутким свистом. Глаза почти вылезли из орбит. Гога поднял ее на руки и уложил на диван. Сорвав с себя майку, он  прижал её к ране. Галка хрипло взвыла.
–>Потерпи, родненькая моя, – всхлипнул Гога,  я «скорую» вызову…
Галка что-то сказала. Ни Гога, ни я не разобрали, что. Гога схватил Галку за щеки окровавленными руками.
–>Что, Галочка, что? – взвыл он.
–>Люблю… тебя… – прошептала она.
–>Тихо, Галочка, тебе нельзя говорить, – горячо зашептал Гога, потом повергнулся ко мне и заорал в голос: – Что стоишь, телефон дай!
Я не двинулся с места. Галке ничем нельзя было помочь, но Гога этого не понимал. Зато  понимала  Галка. Она с трудом подняла руки и притянула Гогу к себе.
–>Галочка, – пробулькал Гога, – все хорошо будет малыш, сейчас доктор придет, Галочка…
–>Пусти… уже не больно… – прошелестела Галка. Ее руки, оставляя на щеках Гоги багрово-красные потеки, упали на диван. Глаза неподвижно уставились  в лицо Сытину, смотря из-под полуприкрытых век с затухающей  нежностью.
–>Галя? – недоуменно произнес Гога. – Ты что… ты зачем…
В его голосе были интонации обиженного ребенка, который недоумевает, почему пойманная им бабочка перестала бить крылышками. Рука Галки соскользнула с дивана и упала на ковер. Гога повернулся ко мне.
–>Чего это она? – тихо спросил он.
–>Ничего, – ответил я  безжизненным голосом. – Она умерла. Ты только что ее убил.
Я ожидал, что Гога схватится за голову и начнет вырывать себе волосики из светлого ежика, как полагается в мелодрамах. Однако ничего подобного не произошло. Гога взял с кресла свернутый плед и, укрыв им Галку, сел рядом с ней.
–>Закуришь? – спросил он.
–>Я не курю, – ответил я. Пистолет в моей руке нисколько не смущал Гогу. Он вынул из кармана джинсов зажигалку, взял со столика сигареты, закурил, выпустив облачко дыма.
–>Ты, кажется, что-то узнать хотел? – буднично спросил он.
-Где Бек? – спросил я, решив, что вдаваться в церемонии и лезть с сочувствием не стоит.
–>Бек? За городом. У него дом в Новопавловке, как повернешь с шоссе, по левой стороне предпоследний. Там и сидит. Улица асфальтированная одна. Рядом лес. Думаю, особых трудностей у тебя с ним не будет.
Я медленно пошел к выходу. Лицо Гоги напоминало застывшую маску. Я шел к двери спиной, опасаясь  подленького сюрприза, однако он даже не посмотрел в мою сторону. Закрывая дверь, я увидел, как Гога гладит бурой от крови рукой  лицо Галки.

 

Статьи

Посетители

Сейчас 305 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ