• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Георгий ЛАНСКОЙ.

Отрывок из романа "ПУЛЯ"
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

 

Сергею Чернову недавно присвоили звание старшего сержанта. Широкие лычки на погонах ему льстили. Да и до дембеля оставалось совсем немного. Солдат, отслуживших в Чечне, со срочной службы увольняли раньше остальных. Вчера их собрал ротный и сообщил радостную новость: послезавтра Сергей и еще семеро счастливчиков отправятся на «большую землю», а оттуда через месяц – домой. Так что сегодня Сергей в последний раз стоял в карауле.
Последнюю неделю было тихо. «Духи» притихли и редко отваживались на какие-либо действия. С востока, откуда с горных круч спускалась извилистая дорога, давно не было слышно стрельбы, что даже было странным. Серега, вольготно расположившийся на самодельном топчане, грыз сухарь и сосредоточенно размышлял. Недавно ему предложили остаться на сверхсрочную службу, но был ли в этом смысл? С другой стороны, возвращаться в родную деревню, где никто не работал, где народ в буквальном смысле жил натуральным хозяйством, тоже не хотелось. Пара солдат, стоящих с ним в карауле, прихохатывая, рассказывали вольготно валявшемуся на топчане «летехе» занимательную историю, случившуюся с ними как раз накануне.
Неподалеку от блок поста дорогу подкатившему БТР перегородила отара овец. Овцы перли напролом, не обращая внимания на грозное чудо техники, обтекая его грязно-белой рекой. Позади отары ленивый пастух что-то гортанно прикрикивал и щелкал хлыстом. Стояла невероятная жара. Кроме истомившегося в духоте БТР водителя, внутри машины никого не было. Солдаты сидели на броне.
И тут, какому-то наиболее сообразительному бойцу пришла в голову сногсшибательная мысль. Бесплатный шашлык так и прет в руки, нужно только не упустить свой шанс. После торопливого обсуждения у солдатиков возник коварный план.
Несколько человек нырнули внутрь железного брюха БТР, открыли нижний люк и втащили внутрь машины первого попавшегося барана…
-Я думал, там мина, - хохоча, рассказывал опиравшийся о столбик Леха Телешев, - они как давай оттуда выскакивать, орут, как полоумные. Я затвор передернул и к ним…
В жуткой спешке солдаты схватили первого, кто подвернулся им под руку. Несчастной жертвой оказалась кавказская овчарка. Перепуганный пес начал метаться по кабине машины, со страху обгадив ее с пола до потолка. Бойцы отделались мелкими укусами. Но гораздо больше проблем им доставил благоухающий дерьмом салон, который отмывали всем миром.
-Стой, кто идет? – вдруг заорал стоявший на посту солдатик. Дрема, в коей пребывал Чернов, испарилась. Подхватив стоящий у стены автомат, Сергей выскочил наружу, не забывая бдительно пригибаться.
-Что там? – тихо спросил он у часового. Тот ткнул пальцем в неподвижно стоящую на дороге фигуру.
-Руки вверх! – скомандовал Серега. Фигура послушно подняла вверх обе руки.
-Шагом ко мне, медленно! – приказал Сергей, снимая автомат с предохранителя. Еще трое солдат послушно продублировали действия старшего по званию. Фигура медленно приближалась. В сумраке казалось, что незваный визитер колышется в такт ветру. Очень скоро стало ясно, что нарушитель спокойствия невысок, худ и облачен в пятнистые штаны и драный тельник. За спиной болталось что-то темное, вроде вещмешка. Лица было не разобрать.
-Стой, - скомандовал Сергей. – Снимай мешок, медленно брось его влево и шагом к нам.
Парень, а теперь уже было видно, что это парень, послушно снял с плеча вещевой мешок, и, держа его на вытянутой руке, отшвырнул в придорожную канаву. Так же медленно он снял с плеча автомат и, положив его на землю, с вытянутыми в сторону руками, подобно птице,  пошел к посту все ближе и ближе, подходя вплотную к солдатам. Сергей не отважился включить фонарь: в темноте фигура с фонарем представляла отличную мишень для ночных снайперов. Оставалось ждать, пока ночной гость подойдет настолько близко, что ночной мрак позволит разглядеть его лицо.
Еще на полпути темная фигура показалась Сергею знакомой. Последние сомнения у него отпали, когда приближавшийся к КПП приблизился на расстояние полуметра.
-Пуля? Севка? Это ты? – не поверил своим глазам Чернов. Тоненькая фигурка беззвучно опустилась на землю. Невероятно, но это был именно Всеволод Тулин, рядовой, числившийся снайпером, пропавший без вести более полугода назад. Никаких сведений о нем с тех пор, как в сопровождении здоровенного дембеля Гребенюкова он отправился в город, не было.
Вокруг Тулина поднялась невероятная суета. Спустя четверть часа его доставили в штаб. Там, безучастно поглощая тушенку, он тихо рассказал о своих злоключениях.

Гости Шамиля упились вдрызг. Поначалу они развлекались танцами с гиканьем и воплями, а также просмотром порнухи. Потом кто-то вспомнил, что у Шамиля есть пленный русский. Вечер перестал терять свою обыденность. Шамиль равнодушно махнул рукой: мальчишка был ему не нужен. Слабенький и тощенький он не годился на многие виды работ, а выкуп за него так никто и не дал. У родителей не то денег не было, не то судьба сына их не взволновала, но они на письма не ответили. Мысль о том, что тщедушный желторотый юнец попросту лал неправильный адрес Шамиль даже не допускал. Мальчишка так явно был сломлен и запуган, что шарахался от собственной тени.
Под общий хохот перепуганного солдатика приволокли в дом. Недолго думая, наградили парочкой зуботычин. Затем один из горцев предложил заставить пленника танцевать. Веселье предполагалось продолжить под разудалые мотивы зарубежной попсы. Однако парнишка танцевать не стал, тоскливо уставившись в стену, где не было ничего интересного, кроме пары автоматов, прислоненных к шкафу. То, что раб не собирался развлекать своих повелителей, сильно разозлило горцев. Тот же самый здоровяк, пять минут назад предлагавший пленнику развлечь их, отчаянно ругаясь, кинулся к пленнику, занеся руку для удара.
Взгляд загнанного в угол волчонка, решившего дорого отдать свою жизнь, не насторожил чеченца. Удар не достиг цели, поскольку мальчишка волчком крутанулся на месте. Горец даже не успел увидеть, как в ладони мальчишки появилась отточенная до бритвенной остроты крышечка от обычной банки из-под кофе. Одним молниеносным движением парнишка вонзил тонкий металл в шею обидчика. Из перерезанной артерии хлынул фонтан крови. Горец схватился за шею обеими руками, а его товарищи судорожно похватали оружие, направляя его в сторону мальчишки. Но тот уже был у стены. Схватив первый попавшийся автомат, мальчишка дернул затвор и выпустил очередь в перепившихся гостей. Трое упали сразу. Шамилю удалось добраться до дверей, но пуля, настигшая его, попала ему в позвоночник, лишив его возможности двигаться. Последний из оставшихся в живых, скуля, отползал в угол, бормоча что-то на родном языке. От его паха по полу тянулась мокрая дорожка. Мальчишка, с нехорошим оскалом поднял автомат и пустил ему пулю в лоб.
Лейла не сразу поняла, что происходит в доме, но, не забыв прихватить стоящую в чулане винтовку, кинулась в комнату. Увидев лежащего на полу мужа, она взвизгнула и затравлено заозиралась по сторонам. Комната была залита кровью. Бьющийся в агонии чеченец с разрезанным горлом тихо хрипел, протягивая одну руку к Лейле, второй по-прежнему зажимая горло. Остальные гости лежали неподвижно: три горца лежали, навалившись на низенький стол, еще один полусидел у стены. Из дыры в его голове поднимался сизый дымок. Шамиль глухо застонал, и Лейла наклонилась над ним, истерически повизгивая. Шамиль что-то бормотал, его глаза, уставившиеся на жену, были вытаращены от боли и ужаса.
-Что? Что? - взвизгнула Лейла.
-Русский, - отчетливо произнес Шамиль. Его глаза расширились еще сильнее. Он попытался что-то  сказать, но не смог, только махнул рукой за спину Лейлы. Она подхватила брошенную винтовку и неуклюже развернулась. Позади стояла маленькая фигурка, с направленным в сторону Лейлы автоматом. Лейла завизжала и, подняв винтовку, надавила на курок, но тот не поддавался. В спешке Лейла забыла снять оружие с предохранителя. Истерично давила она на неподатливый спусковой крючок, но безрезультатно. Русский мальчишка безучастно наблюдал за ней. Его голова слегка склонилась набок, словно у собаки, пытавшейся разобрать, что хочет от нее хозяин. Вид у русского мальчишки был совершенно безумный.
-Отец! Отец! – вдруг раздался голос старшего сына Шамиля, вбежавшего в дом. Двенадцатилетний мальчишка держал в руках здоровенный нож. Лейла метнулась к сыну, но русский солдатик оказался намного проворнее. Коротенькая очередь отшвырнула сына Лейлы к дверям. Одна из пуль попала ему в живот, вторая в грудь, третья разбила зеркало на стене. Лейла заорала, а потом, не помня себя от ярости, бросила бесполезную винтовку, ринулась на бывшего пленника, растопырив ногти. Пуля, угодившая ей в плечо, не остановила ее. Раб, которого кормили объедками, надавил на курок еще раз, но выстрела не последовало. Магазин был пуст, но Лейла не успела осознать этого. Пристегнутый к стволу штык-нож вошел в ее живот, словно в масло. Женщина шумно втянула в грудь воздух и стала опускаться вниз. Из распоротого живота текла кровь. Губы солдата вдруг дернулись в странной гримасе, и он с рыком крутанул штык-нож в ране. Лейла тихо вскрикнула и упала на пол.
Что-то тихо звякнуло. Парнишка резво развернулся на месте, ловко отпрыгнув в сторону, чтобы уйти с линии возможного огня. Шамиль тихо полз в сторону убитого сына, изо всех сил стараясь добраться до ножа. Труп сына лежал на полу, странно подогнув ногу. Шамиль полз, волоча неподвижные ноги. Кровавый след тянулся за ним бурой змеей. Шамиль добрался до трупа сына, бессмысленно глядевшего в небо черными глазами и тихо всхлипнув, попытался вынуть нож из руки ребенка, но смертельная хватка оказалась слишком крепкой. Шамиль дернул руку сына, как вдруг нож перехватила чья-то рука. Шамиль поднял голову. Над ним, с волчьей гримасой, исказившей почти детское лицо, стоял русский парень, с такими яркими, почти светившимися голубыми глазами. Шамиль яростно дернул к себе нож, но сил почти не оставалось. Парень направил нож в грудь Шамилю. Понимая, что это его последний шанс, Шамиль вложил в свои руки нечеловеческую силу, но бороться было почти невозможно. Вместе с вытекавшей из раны в спине крови, Шамиля покидала жизнь. Его руки слабели. Мальчишка тоже не был Геркулесом, но его сила превосходила хватку умирающего Шамиля. Расширившиеся до предела глаза чеченца были готовы лопнуть от натуги. Сквозь кровавые сполохи, то и дело застилавшие ему взор, он все же видел, как медленно, но неукротимо лезвие длинного ножа приближается к груди. Краем глаза Шамиль увидел валявшийся в спасительной близости топор. Удерживая парня одной рукой, второй он потянулся за топором.
В многочисленных голливудских фильмах это происходит очень красиво. Вот герой дотягивается до ножа, топора, пистолета, просто тяжелого предмета, коим лупит по голове обидчику. Но Шамилю, любившему эти фильмы, не повезло. Удерживать солдата одной рукой оказалось невозможным. Едва хватка Шамиля ослабла, как мальчишка навалился на нож всем телом. Острое как бритва лезвие вошло в грудь Шамиля по самую рукоятку, распоров легкое. Шамиль со свистом втянул в себя воздух, из его губ хлынула кровь. Мальчишка откатился в сторону и, тяжело дыша, навалился на стену, глядя, как умирает Шамиль.
Между тем небольшой поселок, потревоженный выстрелами и криками, просыпался. Понять, в каком из домов только что происходила пальба, было тяжело. Часть домов пустовала, в других ночные выстрелы были отнюдь не в диковинку. Пока полуодетый народ оглядывался по сторонам, из окна крайнего дома, где обитало семейство Шамиля, вывалилась маленькая фигурка с мешком за плечом, тихо побрякивая автоматом. За домом Шамиля была дорога, ведущая в горы.
Удравшему из плена Всеволоду Тулину невероятно повезло в пути. Он не нарвался ни на чеченские патрули, не попал под обстрел, ни разу не прошел вблизи растяжки. Судьба хранила девятнадцатилетнего мальчишку, тупо шагавшего вперед, словно автомат. Он крался по горам, лесу, не упуская из виду дороги. За одиннадцать дней он прошел всего около пятнадцати километров, выбирая крутые горные кручи и обходные пути, почти ничего не ел, впрочем, состояние голода было ему уже привычным. Он прошел мимо трех воинских частей, огибая их по периметру, даже не понимая, зачем это делает. И только на двенадцатую ночь он оказался перед родным КПП.
Несмотря на репутацию Тулина, капитан Кузнецов ему не поверил. Уж слишком неправдоподобным был его рассказ. Один, против полудюжины вооруженных людей, без оружия и помощи… Нет, это совершенно невероятно. Наверняка, слегка приукрасил свой рассказ. Кузнецов смотрел на заснувшего с ложкой в руке Тулина, ни на йоту не подозревая, что его ждет через пару минут.
У КПП, где все еще дежурил Сергей Чернов, шумно блевал солдат, стоя на четвереньках. Клокочущие звуки гулко отдавались в ночи. Стоявший рядом Чернов выглядел так, словно собирался рухнуть в обморок.
-Вы чего? – холодея, спросил Кузнецов. Чернов мотнул головой на стоящий неподалеку мешок.
-Это Пуля бросил, когда мы ему приказали. Колька-то сбегал, подобрал, а потом говорит, там арбуз, наверное, или дыня. Ну, мы и открыли, блин, на свою голову… Ой, не могу…
Чернов зажал рукой рот и присоединился к своему товарищу. Через секунду аналогичные звуки дополнили ночную тишину.
Кузнецов осторожно подошел к мешку и пошевелил его ногой. Тяжелый округлый предмет слегка пошевелился под тычком Кузнецова. Капитан нагнулся и растянул завязки. Через секунду он блевал вместе с солдатами, не смущаясь своего звания.
В мешке, устремив ненавидящий взгляд в небо, лежала отрубленная голова Шамиля.

 

Статьи

Посетители

Сейчас 119 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ