• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 Иван ЧЕРНЫХ
 рассказ "ФЕЯ"

Предложен автором для публикации на сайте

Ей не спалось. То ли полнолуние было тому причиной, то ли весенний воздух, насыщенный тополиной зеленью распускающихся почек, будоражащий душу, то ли ожидание чего-то желанного, витающего близко, манящего, увлекающего в неведомое, но все еще недоступного. Нет, это была не знакомая истома, испытанная два года назад, наоборот, она чувствовала себя легко и одухотворенно, радовалась, что Каролина не позвонила, дав наконец-то отдохнуть и расслабиться.
Воспоминание о Каролине приятно отозвалось в сердце: сам Бог послал ей эту замечательную женщину. Чтобы она делала без нее! Мерзла бы на базаре, торгуя этой скользкой, противной хурмой или подмороженными, вялыми и безвкусными огурцами или помидорами. Нет, теперь ни за какие коврижки она не пойдет в услуги Тенгизу, этому горбоносому кавказцу...
Каролина. Милая, добрая подружка. Чем приворожила ее Татьяна? Подошла на рынке, глянула на темно-бурые,  потрескавшиеся плоды, потом на ее покрасневшие от мороза руки, спросила с усмешкой:
– И как торгуется?
– Плохо, – искренне призналась Татьяна. – Сезон на эти фрукты давно прошел.
– И что тебя с такой красивой внешностью заставляет горбатиться здесь на морозе? – спросила незнакомка так запросто, будто они закадычные подружки.
Татьяна смущенно пожала плечами.
– Больше нигде иногородних не берут.
– Ты приезжая? Откуда?
– Из Тамбовской области. Там на ферме дояркой вкалывала. Тоже не лучше. Тут худо-бедно зарабатываю.
– И сколько же?
– Когда как. Осенью на арбузах и дынях хорошо было, а на этих до сотни еле вытягиваю.
– Баксов?
– Что вы!..
Разговор их прервал мужчина лет сорока явно кавказской национальности: смуглолиц, длиннонос, со смоляными усами. Окинул покупательницу строгим взглядом, не отвлекайте, мол, болтовней от работы, но красота девушки тут же сменила гнев на милость; холодный блеск глаз потеплел, на губах обозначилась  улыбка.
– Покупайте, девушка, хурму. Королек – высший сорт. Муж благодарить будет – самый сексапильный фрукт.
– У вас, наверное, с этим проблемы? – отрезала незнакомка.
– Ну что вы, – рассмеялся хозяин хурмы. – Кавказские мужчины этим не страдают. Хотите, познакомлю с младшим братом. Мы очень любим блондинок.
– Брат тоже с усами? – лукаво сощурила  голубые глаза незнакомка.
– Само собой. Какой джигит без усов.
– Это у вас: усы джигита украшают. А у нас… - незнакомка улыбнулась и ушла.
         Татьяна пожалела, что Тенгиз прервал их разговор. Не зря незнакомка спрашивала о заработке, намекнула на ее красоту. Видно, хотела что-то предложить.
– Твоя подружка? – Тенгиз не скрывал раздражения.
– Первый раз вижу. Просто любительница поторговаться, – не стала откровенничать Татьяна.
А минут пять спустя, незнакомка снова вернулась к ней.
– И ты горбатишь на этого горного козла?
– Куда денешься, – грустно призналась Татьяна.
– Ты где живешь?
– У тети. В Ясенево.
– Позвони мне вечером. Встретимся,  кое-что тебе предложу...
Так вот Татьяна стала работать в паре с Каролиной.
С ней было легко и весело, она умела самых несговорчивых и буйных клиентов заставить быть обходительными и щедрыми. Теперь Татьяне не приходилось экономить каждую копейку, раскладывать на кучки, сколько послать матери, сколько дать тете, за квартиру и на питание. Теперь она могла откладывать ежемесячно на сберкнижку по две, три сотни долларов и мечтать снять  хотя бы однокомнатную, как у Каролины, квартиру.
Каролина. Отчаянная боевая подружка. Татьяна и подумать не могла, что   она перенесла. И  не узнала бы, если бы случайно не встретилась подружка Каролины…
Они провожали Кондрата, знакомого Каролины украинского бизнесмена. Простились и шли по перрону Киевского вокзала, обсуждая предстоящие проблемы, Неожиданно у входа в вокзал к Каролине шагнула молодая черноокая женщина и заключила ее в объятия.
– Здравствуй, Тонечка! Здравствуй, милая! Столько мы с тобой не виделись. – Отстранилась, разглядывая ее сверху донизу. – Ух, какая ты шикарная. А я слышала, что тебя посадили, аж на пять лет. Вот брехуны люди. – В говоре явно прослушивался украинский акцент.
"Или сумасшедшая, или обозналась", – подумала Татьяна об украинке, прикидывая, как выручить  подружку. Но Каролина обняла случайную встречную, поцеловала трижды.
– Здравствуй, Оксана. Рада тебя видеть. Какими судьбами?
– Да вот медом приехали торговать. Свата проводила, а сама еще на пару деньков осталась. Надо купить кое-что. Может, встретимся вечерком?
– Не могу. Некогда. Я и теперь тороплюсь, - отказалась Каролина.
– Как ты живешь? Где трудишься?
– Нормально. В одной фирме. Скоро я буду в Киеве, там встретимся и поговорим.
Каролина чмокнула знакомую в щечку и, подхватив под руку Татьяну, увлекла ее в дверь. Случайная встреча никак не обрадовала Каролину. И почему Оксана назвала ее Тоней? Каролина не стала томить Татьяну догадками. Пригласила в квартиру и, угостив кофе с коньяком, рассказала свою непростую историю.
Да, ее настоящее имя Антонина. И фамилия не Семенова, а Горогляд. Пришлось сменить из-за вынужденных обстоятельств. Верно и то, что осуждена она была на пять лет. За одно дерзкое дело, в которое  вляпалась по молодости и по глупости. Помогла знакомым парням уговорить одинокую старушку поменять двухкомнатную квартиру на однокомнатную, посулив хорошую приплату. А парни оказались настоящие бандиты. Не только обманули старуху, но и убили ее. Их арестовали, судили. Пять лет  влепили Антонине. Но отсидела она всего четыре месяца.
– Как же тебе удалось так быстро освободиться? – вырвалось у Татьяны.
Каролина усмехнулась в задумчивости.
– Ты читала "Граф Монте Кристо"?
– Нет. Несколько раз смотрела фильм.
– Помнишь, как Дантес выбрался из замка Иф?
– Да, вместо умершего старика.
– Вот и со мной произошло нечто похожее. – Каролина достала сигарету и закурила. Воспоминания давались ей нелегко. Глубоко затянулась и продолжила: – В тюрьме с нами сидела девушка, тоже блондинка, примерно моих лет. Осудили ее всего на шесть месяцев за какую-то чепуху. До освобождения оставалось несколько дней. И вдруг по камере прошел слушок, что Светлана подсадная утка. Ночью устроили ей темную, избили, утром отправили в лазарет. А мне передали маляву – записку от Кондрата, – чтобы и я оказалась в лазарете. Я придралась к одной заключенной, отвесила ей пощечину и получила такую взбучку, что меня тоже доставили к врачам.
Светка на второй день скончалась. Сестричка передала мне инструкцию от Кондрата, чтобы я изучила биографию Светки и после похорон взяла ее имя и фамилию: в сведениях о происшествиях сообщалось, что скончалась не Светлана Божко, а Антонина Горогляд. А поскольку срок отсидки Светланы истек, я оказалась на свободе. Кондрат подготовил мне паспорт на имя Каролины и отправил в Москву к своей знакомой, мамке, которая содержала салон девиц, а точнее притон, где я должна была отработать затраченные на мое освобождение баксы.
 Жилось у мамки неплохо, но драли нас, как сидоровых коз, днем и ночью. Я не знала, сумею ли до старости рассчитаться со своими освободителями. Однажды нашу мамку схватили под белы ручки и увезли на Петровку. Оказалось, она ещё торговала квартирами. Как киевские мальчики, из-за которых я получила пять лет.
Мамку посадили, салон разогнали. За мной осталась снятая ею квартира.И Кондрат... В  любой момент может потребовать компенсацию.
– В случае чего я помогу тебе, – искренне посочувствовала подруге Татьяна.
– Я надеюсь. Но ты и так помогаешь. – Сигарета истлела, она прикурила новую.  – Да, придется  еще пошмыгать своей кормилицей. Никуда не поденешься...
Да, Каролина – умная, решительная женщина. Не зря ее полюбил Алеша, симпатичный, юный лейтенант милиции. Вот о такой любви мечтала и Татьяна. Бросила бы эту но давящую своей аморальностью профессию ночной бабочки. Нет, как ни романтизируют их профессию красивыми названиями – путанами, ночными бабочками, жрицами любви, – а как были они проститутками, шлюхами, так и останутся во веки веков. Зря Каролина ломается. Не важно, что Алеша милиционер, и мало получает. Главное, чтобы совесть не мучила и на душе было легко и свободно. А Алеша такой простой, открытый, чистый. Влюбился с первого взгляда и готов теперь каждое дежурство встречать и провожать Каролину. Она наплела, что работает в частной клинике медицинской сестрой по вызовам, приходится и ночью мотаться по больным.
Познакомились они случайно. Клиенты сильно напились и продержали  до шести утра, пока  не уснули. Каролина и Татьяна выскочили на улицу, их обдало снежной порошей. Шалый ветер крутил так и эдак, гоня по асфальту поземку. Окна домов еще не светились, на улице ни одной машины. Поймать такси нечего думать, а стоять и ждать в их модных  одеяниях значило подхватить ОРЗ или воспаление легких. Пришлось до метро топать пешочком. Не прошли и квартала, как им на встречу трое парней. Девушки хотели обойти их стороной, но парни преградили им путь.
Один, высокий, лет восемнадцати ( другим было не больше), выхватил нож и, щелкнув выскочившим из рукоятки лезвием, потребовал:
– Кошелек или жизнь!
– Да вы что, ребята! – не растерялась Каролина. – Мы с дежурства, какие у нас деньги.
– Кончай базар! – прикрикнул вооруженный главарь. –  Васек, проверь, – обратился к низкорослому крепышу.
Тот без слов вырвал у Каролины и Татьяны сумочки. Хорошо, что они предусмотрительно запрятали полученные от клиентов доллары в сапожки, оставив в кошельках лишь по сотне рублей.
Васек быстро распотрошил сумочки, извлек две сотни.
– Не густо, – изрек главарь. – Припрятали. Ничего, мы до гола вас распотрошим, все равно найдем.
И он выполнил бы угрозу, если бы не милицейская машина с мигалкой. Грабители, завидев милицию, бросили сумки и метнулись во двор.
Машина остановилась около девушек. Симпатичный лейтенант опустил стекло и спросил весело:
– Какие проблемы, девушки?
– Серьезные, – ответила Каролина. – Спасибо, что вы вовремя подоспели, грабители чуть до гола нас не раздели. Во двор убежали.
– И много их? – Лейтенант проворно вылез из машины.
– Трое. Сопляки. Лет по восемнадцати.
– Коля, быстро, – скомандовал лейтенант напарнику, здоровенному, под два метра прапорщику, стоявшему у машины. – И милиционеры устремились во двор.
Вернулись минут через пятнадцать.
– Все равно поймаем, – сказал огорченный лейтенант. И к девушкам: – А вы куда в такую рань?
– Домой, – ответила Каролина. – У больного ночь просидели. Живём в Ясенево. На Паустовской.
Лейтенант внимательно осмотрел Каролину. На Татьяну взглянул бегло. Ясно, блондинка приглянулась больше. Да разве сравниться с ней: Татьяна и ростом не вышла, и лицом простовата, курносая; вот разве глазами не уступит – хотя и черные, но огоньки в них горят, пожалуй, поярче; щечки румяные, с ямочками; да и фигурой не обидежена. Но Каролина – богиня красоты и любви.
– Вас подбросить? Садитесь, – и лейтенант распахнул дверцу заднего салона.
Было тесновато с громилой прапорщиком, но зато тепло и безопасно. Как всегда Каролина нашла интересную тему для разговора:
– Скажите, товарищ лейтенант, вы верите в телепатию?
Лейтенант с улыбкой повернулся к ней с переднего кресла.
– Хотите сказать,  мы приехали по зову ваших мыслей?
Он был очень сообразительный, этот лейтенант милиции, и буквально покорил Татьяну.
– Вот именно, – весело ответила Каролина. – Только подумала: вот бы милиция нагрянула, и вы тут как тут! Прямо чудеса. Мы случайно не родственники?
– К сожалению, нет. А жаль, – вздохнул лейтенант. – Хотя, мы еще можем встретиться и... – лейтенант сделал паузу и заключил шуткой: – породниться.
– Конечно, не против, – искренне призналась Каролина. – Вы наш спаситель, мы перед вами в долгу.
– Ну, если только это, – огорчился лейтенант. – Мой долг оберегать людей от злодеев.
– Не только, –  возразила Каролина. – С хорошим человеком всегда приятно иметь дело... дружить, я имела в виду, – поправилась она. – Как вас зовут, товарищ лейтенант?
– Алексеем. А вас?
– Меня Каролина, а подружку Татьяна.
– И часто вы дежурите у больных по ночам?
– Когда как. Мы в частной клинике работаем. По вызову. Больных в Москве многовато – город пенсионеров. Но ничего, и свободного времени у нас хватает.
– Можно рассчитывать на встречу?
– Разумеется.
– Спасибо. Я готов хоть завтра. У меня отгул. Вечером можем посидеть в кафе, побродить в парке.
– Вечером, – задумалась Каролина. – Надо созвониться...
У Татьяны сердце екнуло: если Каролина скажет телефон, который не раз сообщался в газете в рубрике интимных услуг, Алексей узнает настоящую ее профессию.
– К сожалению, телефона у нас пока нет, – соврала Каролина. – Мы с матушкой недавно получили квартиру.
– Тогда запишите мой. Я вечером буду ждать...
Так  произошло знакомство, и Каролина стала встречаться с Алексеем.
В квартиру не приглашала, объясняя, что мать у нее очень строга, к тому же больна, и гостей, кроме докторов, не переносит. Алеша верил и не настаивал. Несколько раз приглашал девушек к себе, обещал познакомить с родителями.
         Каролина отнекивалась:
– В другой раз. Сегодня мы уставшие, не в форме,  не понравимся твоим предкам.
– Понравитесь! – горячо возражал Алексей. – Я  говорил  о вас, они просили познакомить.
– Познакомимся. У нас все впереди...
– И чего ты ломаешься? – как-то спросила Татьяна. – Он готов сделать тебе предложение, а ты чего-то ждешь. Принца или иностранца?
– Никого я не жду. Обстирывать, кормить, стирать пеленки – не мое призвание.
– Но не будешь же ты всю жизнь  молодой и красивой. А когда тебе перевалит за сорок, за пятьдесят, кому ты будешь нужна?
– Я буду обеспечена и найду другие развлечения в жизни...
Вот такая она Каролина. У нее железная логика, не переубедить. А Татьяне их путанская жизнь не нравилась. Конечно, приятно сидеть в роскошном ресторане, под душевную музыку пить сладкое вино, но ложиться под пьяного впервые увиденного мужчину, даже если он молод и симпатичен, ее каждый раз бросало в озноб, и потом она часами отпаривалась в горячей ванне. Если бы узнала мать, чем она здесь занимается, как зарабатывает деньги. Мать  прокляла бы ее.
Заверещал телефон. Татьяна прошлепала босыми ногами в прихожую.
– Слушаю.
– Собирайся, – скомандовала Каролина. – Минут через десять заедет Андрей…

– Итак, фея ночи Каролина. – Крыня потер руки в предвкушении удовольствия. – Сазан, доложи ребятам ситуацию.
Сазан, тридцатилетний крепыш, грабитель, в недавнем профессиональный боксер Сазанов, изгнанный из спортивного клубы за воровство кошелька с деньгами, –  молодецки расправил плечи, как на строевом смотре,  и весело забасил:
– Ситуация такая. Блондинка, лет двадцати двух, не студентка, не комсомолка, но просто красавица, проживает на Паустовской в доме двадцать три. Занимается проституцией не менее двух лет. Работает в паре с девицей по имени Татьяна, симпатичной брюнеткой тех же лет, прошедшей практику у кавказских торгашей на рынке. Сутенер по имени Андрей, парень лет двадцати пяти, не из хлюпиков и не из робкого десятка. Имеет красные "Жигули" четвертой модели, доставляет подопечных к месту случки в любое время. Обратно забирает не всегда. Как и было запланировано, телефон блондинки я держал на прослушивании и отключке трое суток. Проститутки, чувствую, волнуются – в простое. Наш звонок будет в самый раз. Телефон квартиры для встречи подобрал. На Литовском бульваре.
– Отлично. Поехали. – Крыня накинул камуфляжную куртку с погонами старшего лейтенанта милиции и первым шагнул к двери. За ним – Сазан, Бобыль, Тюрик. Все – бывшие спортсмены,  владеющие холодным и огнестрельным оружием.
На улице в серых "Жигулях" их ждал водитель Вова по кличке Орбит. Женщины разместились на заднем сиденье, минут через сорок Орбит припарковал машину. К ним подкатили "Жигули" четвертой модели. Остановились недалеко от третьего подъезда. Из салона вылез мужчина чуть выше среднего роста, косая сажень в плечах, в кожаной куртке и вязаной шапочке на голове. Татьяна знала: такие шапочки носят крутые ребята, служащие в охране частных предприятий. По всему было видно - крепкий орешек. Правда, и их опекун-сутенер – не из слабого десятка, владеет приемами САМБО.
– Сажайте его в нашу машину, - кивнул на сутенера мужчина в кожанке. – А ты, Колян, в его машину! – скомандовал главарь и вместе с напарником направился к красным "Жигулям".
Кожанка потеснила девиц на заднем сидении.
– Вот сучий потрох, он ключи с собой унес, – выругался сообщник и выскочил из машины.
– Документы! – грозно потребовала кожанка у девиц.
– А в чем дело?! – не менее грозно возмутилась Каролина. – Что мы нарушили?
– А вы не знаете? Вы зачем сюда пожаловали?
– В гости. Что не имеем права?
– В два часа ночи? И к кому, извольте вас спросить?
– Вам-то какая разница? Не к вашим, а к нашим друзьям.
– И в какой квартире они проживают? В сто семьдесят восьмой?.. Что молчите? Угадал? Так вот, спешу вам доложить, что дядечка, проживающий в это квартире, пообещал спустить с лестницы вашего посланца. Мы давно наблюдаем за вами и знаем, чем вы занимаетесь. Так дадите документы или поедем в отделение милиции?
Каролина открыла сумочку, стала доставать паспорт, но кожанка выдернул у нее из рук барсетку. Включил свет в салоне и извлек паспорт. 
– Семенова Каролина Семеновна, – прочитал вслух. Полистал, проверил прописку. Стал рыться в сумке. Достал нераспечатанную пачку презервативов. – Запасливая дамочка, – сказал с усмешкой. – Это скольких же мужчин ты собралась обслуживать?
–  Какое вы имеете право рыться в чужих вещах?? Я буду жаловаться.
– Сколько угодно. – И кожанка снова запустил руку в сумочку. – Ах, вон почему вы так разволновались. А это что? – Он показал небольшой пакетик в полиэтиленовой упаковке. Понюхал. – Так что это?
– Вам лучше известно, что вы подсунули. Думаете, мы такие дуры, не понимаем.  Избитые, пошлые методы.
– Грамотная проститутка. Посмотрим, что ты запоешь в отделении милиции. А где твоя справка, что ты не больная спидом или сифилисом?
Каролина ткнула в пачку презервативов.
– Вот моя справка. Устраивает тебя?
Вернулся напарник. Доложил, садясь на сиденье:
– Сутенер с газовымпистолетом их охраняет, товарищ старший лейтенант.
– Разрешение есть?
– Какой там. Говорит, купил у пацана.
– Что еще обнаружили?
– Нож-бабочку. Салон еще не осматривали.
– Осмотрим. Вот что у этой красотки в сумочке оказалось, –показал пакет. И к Татьяне:
– Вашу сумочку, мадам.
– Не дам. Вы не имеете права.
– А вот это ты зря. – Кожанка так двинул ей кулаком в бок, что у девушки перехватило дыханье. И тут же сумочка оказалась у него в руках. Поковырялся, достал сто десять рублей. – Не густо. Что, на первый улов вышли?
Девушки молчали.
– Присмотри за ними, – приказал напарнику старший лейтенант, – я с сутенером поговорю. – И направился к красной четверке.
– Садист проклятый. Так саданул, что внутри все отбил, – пожаловалась Татьяна.
– Вы лучше ему не перечьте, – посоветовал напарником за рулем. – Старший лейтенант – крутой мужик. А если отправит  в СИЗО, там  достанется по первое число. – Помолчал. – Попросите его по хорошему, может, отпустит.
– И какая ваша такса? – поняла намек Каролина.
Водитель пожал плечами.
Старший лейтенант вернулся минут чрез пять. Сел снова рядом с девушками.
– И что будем делать, красотки-проститутки? – спросил насмешливо.
– Отпустите нас, ребята, – ласково попросила Каролина. – Возьмите штраф и отпустите.
– Штраф, – усмехнулся милиционер. – Что ж, это предложение заслуживает внимания. Девушки вы богатые, за один сеанс по триста долларов берете, а мы за месяц половину от этого получаем. Только сумочки у вас почему-то больно тощие.
– Так мы на заработки ехали, – Каролина старалась поддержать веселый тон вымогателя. – Может, натурой возьмете?
– На службе мы посторонними вещами не занимаемся.
– Ну, приезжайте к нам после службы.
– Это исключено. А вот штраф возьмем. Только и у сутенера вашего всего три тысячи рублей оказалось. Учитывая то, что вы налоги не платите и справки о здоровье не имеете, придется с вас по две тысячи баксов взять...
– Да вы что, ребята! – возмутилась Каролина. – Откуда вы взяли, что мы по триста долларов берем? Бред какой-то. Это в гостиницах, иностранцы, может, по столько платят, а мы по триста рублей не зарабатываем.
– Кончай базар, – оборвал ее милиционер. – Скажите спасибо, что я на вашу красоту и покладистость скидку сделал. Если отправлю в СИЗО, вы и по пять тысяч рады будете заплатить.
– Но нету у нас столько денег!
– Сейчас нет, а через неделю будут. Я вам позвоню. Ваш телефон, девушка, – обратился он к Татьяне.
– У меня нет телефона, я у родственников живу.
– Хорошо, передашь через подругу. Базар окончен. – Старший лейтенант достал из кармана листы бумаги и протянул проституткам. – Пишите расписки: я такая-то такая, проживаю там-то, там-то, взяла взаймы у товарища или гражданина Мишкина Виктора Ивановича, – он указал Каролине на сидевшего за рулем напарника, – две тысячи долларов и обещаю вернуть, – сегодня у нас пятое апреля, – двенадцатого апреля. И подпись. Ты, – ткнул он пальцем в плечо Татьяны, – даешь расписку Рыбочкину Борису Васильевичу. Текст тот же. Пишите. Да побыстрее. Нам хоть и не по времени платят, но все равно: время – деньги.
Татьяна посмотрела на Каролину широко открытыми глазами.
– Пиши, – сказала подруга. – Потом разберемся…
– Ну что, сучки поганые, кто так подло подставил меня? – едва умчались серые "Жигули", зло спросил сутенер.
– А нас кто? – не менее зло крикнула Каролина. – Что, от страха мозги поехали?
– Кому из вас звонил этот мент поганый?
– Мне, понятно. Мой телефон в газете.
– А ты перепроверила?
– Само собой. Перезвонила, ответил этот длинный мусорок. У него же в машине радиотелефон, был подключен к названной квартире. Вот мы и влипли.
– Мне показалось, что никакой он не милиционер, – вмешалась в разговор Татьяна. – Так саданул мне под дых. Да и очень  по бандитски деньги стал вымогать.
– У ментов ныне это в порядке вещей. – Подумал. – Может, ты и права. Но кто бы они ни были, менты или бандиты, хрен они получат с меня пять тысяч баксов. И вы не смейте отдавать, пока я с ними не разберусь.
– А документы? – обеспокоилась Татьяна.
– Посмотрим. Они думают, только они крутые. Найдутся и на них еще покруче. – Он завел двигатель и с места рванул с проклятого места. Довез до дома только Каролину, а Татьяне неприязненно бросил: – Ты добирайся своим ходом. Мне надо заправиться, а эти сволочи до копейки выгребли.
Девушки молча покинули салон. Машина умчалась за поворот.
– Переночуешь у меня, – сказала Каролина. Она шла впереди, наклонив голову, и сосредоточенно думала.
Когда они зашли в квартиру, Каролина достала из холодильника бутылку водки, колбасу, хлеб.
– Готовь закуску, – кивнула на нож и стала из серванта доставать рюмки, тарелки. – Надо снять стресс. Ты здорово струхнула?
– Еще бы. Такие рожи.
– И я. Особенно вначале, когда  они втолкнули в свою машину Андрея.
– А по тебе не было видно. Откровенно, я напугалась и восхитилась тобой, когда ты на вопрос, где твоя справка, ткнула в презервативы. Вот теперь смеюсь, а тогда душа в пятки ушла. Ну, думаю, сейчас он из нас отбивные сделает. А он тоже рассмеялся.
– Надо уметь держать себя в руках. Думаешь, легко было? В тюрьме многому меня научили. И прав Андрей: на каждого крутого найдется еще покруче. – Она откупорила бутылку, налила по полной рюмке. – Ну, за то, чтобы этим ментам ни дна, ни покрышки. – И выпила одним глотком до дна.
Татьяна последовала ее примеру, хотя водку она не любила, предпочитала сладкое вино.
Каролина закусила ломтиком колбасы, снова наполнила рюмки.
– Думаешь, отдам я  ментам две тысячи долларов? – продолжала Каролина. – Вот им! – скрутила дулю. – Я дешевле новый паспорт куплю. Правда, и на новый у меня сейчас не наберется.
И все-таки это были не менты, а бандиты, – начала реализовывать свою идею Татьяна. В голове у нее уже шумело, глаза затуманило, по всему телу разлилась приятная теплота, вытесняя пережитое. Она смотрела на подругу и снова восхищалась ее красотой, смелостью, находчивостью. В кругу клиентов Каролина вела себя так запросто, весело, жизнерадостно, заставляла и остальных шутить, смеяться, чувствовать себя на высоте блаженства. Ее голубые глаза, опушенные длинными ресницами, будто излучали колдовской свет, завораживающий всех. Сегодня впервые  Татьяна увидела Каролину серьезной и озабоченной. Исчезли морщинки от улыбки у глаз и губ, и от этого лицо ее стало еще очаровательнее: прямой, будто выточенный нос, небольшой рот, сочными губами с красивым рисунком; тяжеловатый, с ямочкой подбородок ( признак волевой натуры), придавал лицу особую прелесть. А какая умница!"Если бы я была такой, – мысленно позавидовала Татьяна, –  бросила бы к черту эту проституцию "…
– Какая разница, кто они, менты или бандиты, – прервала ее мысли Каролина. – С ними каши не сваришь. Если Андрей не найдет подходящих ребят, придется искать нам. Эх, жаль мамашку посадили, у нее такие были связи. – Каролина опустошила рюмку.Татьяна только пригубила.
– Скажи, подружка, а если попросить Алешу, узнать, кто этот старший лейтенант, – осторожно предложила она.
– Ты что? – вскинула на нее сердитые глаза Каролина. – Ты в своем уме? Он станет расспрашивать,  почему  забрали наши паспорта.
– Просто попросить узнать, кто этот старший лейтенант, – стояла на своем Татьяна. – Мол, пристает ко мне, а я усомнилась, что он милиционер.
Каролина покрутила головой.
– Какая же ты наивная. Во-первых, Алеша, если ты заметила, довольно умный парень. Во-вторых, если он раскрутит того старшего лейтенанта, то выяснит и все о нас. Тебе-то что, отделаешься штрафом – за проституцию пока не судят, – а если вскроют мою подноготную... Нет, в тюрьму не пойду ни за какие коврижки.
– Ты ерунду несешь! – возмутилась Татьяна. –  Лучше выходи за Алешу замуж.
Каролина рассмеялась.
– Он тебе так нравится? А хочешь я сосватаю тебя?
– Не выдумывай. Ты у него – свет в окне. 
– Вопрос исчерпан, – отрезала Каролина. – Глянула на рюмку Татьяны. – Ты не хочешь, а я выпью. – Наполнила рюмку, опустошила ее. – А теперь пошли спать...
Девушки здраво оценивали ситуацию и понимали, что просто так от долговязого мента не отделаться. Может, Андрей и предпримет какие-то меры, но и самим следовало позаботились о себе: Каролина нашла другую квартиру, телефон не стала давать в газетные рубрики "Интимные услуги", а вместе с Татьяной, которая теперь перебралась к ней, выходили вечерами на улицу и ловили клиентов у кафе, магазинов , у сверкающих эмалью иномарок. Сутенеру о переезде Каролина не сообщила и не звонила ему. Но на пятый день, памятуя о том, что Андрей пообещал менту через три дня отдать пять тысяч баксов, решила узнать, как обстоят дела.
Ответила мать Андрея и, узнав голос девушки, с тревогой и претензией спросила:
– Куда вы дели сына? Два дня назад он уехал к вам, с тех пор не позвонил ни разу.
– Я ему не звонила, – у Каролины замерло сердце, предчувствуя беду. – И мы с ним не встречались. – Она  положила трубку. Андрея могли забрать в милицию...
Девушки не выключали радио, не пропуская ни одного слова о происшествиях. Предчувствие беды не обмануло: на второй день после разговора с матерью Андрея поступило сообщение, что в одном из домов, подлежащих сносу, обнаружен труп молодого мужчины с несколькими ножевыми ранениями. Личность устанавливается. А вечером по телевидению показали убитого. Каролина и Татьяна ахнули – Андрей.
Несколько минут сидели молча. Первой нарушила молчание Каролина:
– Значит, Каланча не мент. Хорошо, что мы вовремя сменили квартиру. И надо на всякий случай купить газовые баллончики.
Беспокойство девушек оказалось не напрасным: на десятый день их проживания в новой квартире рано утром раздался телефонный звонок. Каролина долго не брала трубку. Не вставала с кровати, мысленно матеря того, кто прервал ее сладкий сон. По мере того, как улетучивалось сонное состояние и пробуждался рассудок, в сердце  росла тревога: кто? Телефон продолжал трезвонить.  Каролина вскочила с кровати.
– Что тебе, подонок, надо?! – выругалась вслух, глядя на  следившую за ней Татьяну. – Не бойся,  кто-то по ошибке. – Сняла трубку. – Слушаю.
Привет, сучки драные, – узнала она голос мента. – Решили спрятаться? Зря. Мы и под землей найдем. Может, паспорта вам уже не нужны?.. Что молчишь?
– А что тебе сказать, мент поганый, – ответила той же монетой Каролина. – Две тысячи баксов на улице не валяются, и за неделю их не заработать.
– Не неделя, а десять дней прошло, – уточнил бандит. – Мы специально дали вам фору, учитывая переезд. Сколько  заработала?
– Со всеми сбережениями, может, тысячу наскребу.
– Хорошо, давай тысячу.
– А паспорт вернешь?
– Об этом поговорим при встрече.
– Так я не согласна.
– Напрасно. Может, я захочу натурой взять доплату.
– Не могу. Я сейчас болею.
– Все равно приезжай. Только одна, без импровизаций. А то ваш хранитель целомудрия что-то нехорошее задумал. Зря... Теперь, наверное, не навещает?
– Мы знаем, что с ним произошло.
– Вот и хорошо. Давай встретимся у Ханоя, напротив универмага. Днем. Часика в три, чтобы не занимать вашего рабочего времени. Устраивает?
– Устраивает. – И Каролина положила трубку.
– Ты с ума сошла, – горячо запротестовала Татьяна. – Он убьет тебя или обманет.
– Предложи что-нибудь другое.
Татьяна растерянно пожала плечами.
– Может, все-таки обратиться в милицию?
– Вот в этом случае никаких шансов остаться живой не останется. Почему этот бандюк так  и смело разговаривает с нами? У него всё повязано, шайка орудует под покровительством высоких чинов. Отдам, пусть подавятся.
Татьяна  помотала головой.
– Дело не в долларах. Я боюсь за тебя.
– Двум смертям не бывать. А каждый день ждать чего-то... Они не отстанут…
Обычно Каролина спала до двенадцати часов, а тут встала, привела себя в порядок.
– Вставай, подружка, опохмелимся. Да и завтракать уже пора.
– Я поеду с тобой, – категорично заявила Татьяна.
– И не вздумай. Ты – свидетель.  Я их не боюсь и сегодня же поставлю точку на наших отношениях.
Спорить с Каролиной было бесполезно, в этом Татьяна убедилась за полугодовое знакомство. Они позавтракали, Каролина выпила две рюмки водки, Татьяна отказалась.
Взяла роман "Банда 3", купленный накануне, и ушла на кухню. Герои Пронина нравились ей, особенно следователь Пафнутьев, но есть ли такие в настоящей жизни? Ныне больше негодяев, таких, как Неклясов, Анциферов, Фердолевский. Вот и мент, якобы старший лейтенант. Разве это человек, мужчина? Саданул ей кулачищем в бок.
Глаза бегали по строчкам, а мысли крутились вокруг предстоящей встречи Каролины с бандитами. Если бы Каланча приехал один, Каролина, может, и смогла бы преподать ему урок. Но один он не приедет. Могут сразу забрать сумочку, где лежат деньги и газовый баллончик. Представилось, как взъярятся бандиты и как будут истязать подружку...Тревога не отпускала ни на минуту. Как помочь подружке, спасти?
Татьяна бросила книгу и пошла в комнату, Каролина стояла у зеркала, подкрашивая брови и ресницы, в бежевой спортивной куртке и короткой серой юбочке. Выглядела она спокойной и, как всегда, неотразимой. Тонкая талия, стройные ноги дополняли ее прямо-таки не земную красоту. "На нее только молиться, – подумала Татьяна, – а у этих человекоподобных образин ничего святого нет в душе". 
Каролина обула не туфли, а кроссовки, подмигнула Татьяне и сделала выпад ногой в сторону предполагаемого противника. Обняла Татьяну, поцеловала.
– Не дрейфь, подружка, прорвемся, – сказала весело.
Когда закрылась дверь, из глаз Татьяны хлынули слезы. Мгновенно пришло решение: надо позвонить Алеше. Пусть он узнает, что Каролина проститутка, пусть разлюбит ее (все равно Каролина не собирается за него замуж),  это лучше, чем смерть.
Его телефоны, домашний и рабочий, были записаны в блокноте Каролины.  Татьяна набрала номер.
– Слушаю Бударин.
– Алеша, здравствуй, – взволнованно заговорила Татьяна. – Каролине грозит серьезная опасность. Ты сможешь подъехать на Чертановскую десять? Дорога каждая минута.
– Хорошо, выезжаю.
Он приехал довольно быстро, одетый в милицейскую форму. Татьяна юркнула в салон.
– Мчись к кинотеатру "Ханой", – торопила Татьяна и, путаясь и стараясь не выдать интимное, стала быстро рассказывать: – Мы влипли в странную историю. Какие-то люди под видом милиции, один был в форме старшего лейтенанта, отобрали у нас паспорта. За возврат требуют по две тысячи долларов. У нас таких денег нет. Каролина набрала тысячу и поехала к ним на встречу. У тебя есть пистолет?
– О, черт! – с сожалением воскликнул Алексей. – Сдал после дежурства. У меня есть газовый, он сойдет за "Макарова". Во сколько назначена встреча?
– Ровно в три.
Алексей глянул на часы.
– Успеем.
К "Ханою"  подъехали без пятнадцати три. Медленно проехали мимо. Каролину нигде не увидели.
Алексей приткнул машину  напротив универмага, откуда хорошо просматривался сквер у кинотеатра. Стали ждать.
– Ты этих мнимых милиционеров запомнила? – спросил Алексей.
– Да, особенно высокого, в форме старшего лейтенанта.
– На какой они  машине?
– Тоже на "Жигулях", только серой.
– С мигалкой?
– Нет. Я ж говорю,  это были бандиты.
– Посмотри повнимательнее в... Сегодня они могут и не подъехать... Все равно подождем.
– Каролина обязательно придет.
Татьяна осмотрела все машины, их было более десятка, наших и импортных. Несмотря на рабочий день, народ валом валил в универмаг. День был на редкость солнечным и теплым. Мужчины и женщины, нарядно одетые, неторопливо шествовали вдоль многочисленных киосков, спутников универмага, останавливались, что-то покупая или ведя беседу с продавцами; шли далее и скрывались за дверью фешенебельного супермаркета, торгующего импортными товарами, недоступными для простонародья. Татьяна не раз бывала здесь с Каролиной и каждый раз поражалась ценам и покупателям – откуда такие деньги и почему они отдают предпочтение забугорным изделиям, когда наши не хуже и в десять раз дешевле.
Часы на приборной панели "Жигулей", в которых она сидела, показывали без семи минут три, когда мимо "Ханоя" на небольшой скорости проехала знакомая серая "семерка". Рядом с водителем сидел не кто иной, как Каланча, по-прежнему в форме старшего лейтенанта. Сзади двое его подельников.
– Он, – кивнула на машину Татьяна.
– Сядь поглубже, чтобы тебя не увидели, – сказал Алексей.
Серые "Жигули" проехали до перекрестка и, развернувшись, остановились  напротив кинотеатра. Находившиеся в машине бандиты  крутили головами, отыскивая  Каролину.
Она появилась с небольшим опозданием: вышла из автобуса и сразу направилась к знакомой серой "семерке". Подошла с правой стороны, где сидел Каланча. Тот опустил стекло и указал пальцем на заднее сиденье. Каролина помотала голово, достала деньги, оставив сумочку открытой. Тут же распахнулась дверь заднего салона, и двое парней стали по бокам Каролины.
Алексей, поняв, что произойдет дальше, достал пистолет и открыл дверь машины.
Парни стали заталкивать Каролину в задний салон, но она выхватила из сумочки газовый баллончик и сумела брызнуть одному в лицо. Тот дико заорал, закашлял и выпустил девушку из рук. Второму удалось схватить Каролину за руку; другой он ударил ее по голове и продолжал тащить в салон. Алексей с криком: "Стоять! Милиция!" – рванулся к бандитам.
Старший лейтенант увидел его и, выставив пистолет в проем окна, дважды выстрелил. Алексей, словно споткнувшись, упал. Бандит, державший Каролину, отпустил ее, подхватил под руку все еще воющего от ожога сообщника, втолкнул в салон. "Семерка" взвизгнула тормозами и помчалась в сторону Литовского бульвара. Проскочила перекресток на красный свет, скрылась за поворотом.
К упавшему лейтенанту кинулись люди. Татьяна еле пробилась к нему. Стала искать взглядом Каролину. Подруга издали смотрела на Алексея, и вдруг, повернувшись, пошла прочь. Татьяна бросилась за ней. Догнала, схватила за руку.
– Там же Алеша!
Каролина холодно глянула ей в глаза.
– И что?
– Он раненый!
– Мы чем-то поможем ему?
– Но,.. – Татьяна была ошарашена, не знала, что сказать.
– Идем отсюда побыстрее, чтоб нас в свидетели не замели.
– Каролина, что с тобой? Он же рисковал ради тебя!..
– Перестань! – Каролина схватила ее за руку и потащила прочь от толпы.  Татьяна вырвалась.
– Нельзя так. Он любит тебя.
– Дура. – Она  то ли с сожалением, то ли с презрением глянула на подругу и махнула рукой. – Ну и черт с тобой, пропадай. Только меня не вмешивай в эту историю. – И быстро пошла к автобусной остановке.
Татьяна, будто пригвожденная безжалостными словами подруги, стояла некоторое время в раздумье. Куда же теперь? За Каролиной идти, ехать к тетке, или сразу на вокзал, брать билет в деревню к матери? Каролина казалась доброй, чуткой… Ехать домой снова к коровам? Глянула на свои руки. Недавно согнала с них заскорузлость… Идти в милицию? Значит подписать себе приговор – свидетели нынче долго не живут… Увидела, как к месту, где упал Алеша, подъехала милицейская и санитарная машины. «Кто-то должен защищать народ от воров и бандитов», - припомнились его слова. Татьяна смахнула набежавшую слезу и побежала к машинам.

 

Статьи

Посетители

Сейчас 158 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ