• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 


Илья ДРОКАНОВ

 

 

 

 

 

«БИТВА за БАЛТИКУ»
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ


Следующим вечером после работы Стрельцов вышел из кабинета и пошел прогуляться, размять затекшие ноги. Он вспомнил о важном деле – нужно пойти и снять со стен кабинета в «скворечнике» забытые в суете переезда фотографии. Привычным маршрутом полковник быстро дошел до пустующего здания, открыл ключом входную дверь и по скрипучим ступеням поднялся на второй этаж. Электричество в доме было отключено, но в вечернем свете из окон вполне можно было увидеть все предметы в помещениях. Он вынул кнопки и снял десяток нужных фотографий с изображением германских кораблей и морских портов. Чтобы лучше разглядеть, подошел к прикрытому прозрачной занавеской окну, выходившему на улицу. Быстрого взгляда на фотографии хватило, чтобы убедиться: это то, что ему нужно.
Неожиданно что-то на улице привлекло внимание Ильи Ивановича. Точнее, не что-то, а кто-то. В следующий миг он резко отстранился от стекла и укрылся за оконным косяком. Сами собой выскочили слова:
– Вот она, как есть нечистая… Учила ведь бабушка: не поминай к ночи!
Стало жутковато, словно в детстве. На висках даже капельки пота проступили. Отвратительная физиономия преследовала его во сне и наяву. Стрельцов встряхнул головой, прогоняя наваждение, взял себя в руки и иронично процедил сквозь зубы:
– Что, страшно? Будьте же мужчиной, Ваше превосходительство! Подумаешь, полковник Вальтер Николаи за вами шпика прислал. Эка невидаль!
Он впился глазами в фигуру, остановившуюся на противоположной стороне узкой ревельской улицы. Сомнений у него не осталось: там стоял и смотрел на дом, где еще недавно работали разведчики, знакомый субъект. Это был именно тот проводник из поезда, который вез полковника после агентурной встречи от шведской границы в Гельсингфорс. Герр Альбинос! Собственной персоной.
Теперь нужно быстро оценить обстановку и принять единственно верное решение, как поступить с нежданным гостем из Германии, размышлял Стрельцов.
Противник направил в Ревель агента следить за разведотделением Балтийского флота. Не просто агента, а человека, который знал его в лицо. Значит, альбинос пришел конкретно за ним. Вполне возможно, действует здесь не один, а группой. Даже, скорее всего, их в городе несколько человек. Альбинос должен выследить Стрельцова и навести на него кого-то из подельников. Что они будут делать потом? Неважно, набор средств-то у них невелик. Либо захотят укокошить русского разведчика, либо похитить его и увезти в Германию. Потом продолжат следить за остальными офицерами отделения. Илья Иванович и сам бы так действовал, поставь начальник ему задачу.
Однако выходит, германская разведка все же сделала вывод, что в прошлое Рождество в Швецию выезжал именно Стрельцов. Плохо. Тогда противник вычислил и «Фридриха». И арестовал, если он, бедолага, не успел скрыться, как ему рекомендовал Илья Иванович. Впрочем, что уж теперь об этом, чему быть того не миновать. Надо скорее решать, что делать в данный момент.
Искомый вариант уже сидел в мозгу. Стрельцов понимал, что поступить иначе нельзя. Но к этому варианту необходимо прийти, перебрав остальные. Из них первый и самый благоразумный: бежать в нашу контрразведку и сообщить о случившемся. Потом разведчики и жандармы долго и упорно будут искать альбиноса по городу, и не факт, что отыщут. Второй, тоже благоразумный: самому проследить за врагом и выяснить, куда он пойдет, с кем будет встречаться. Хороший вариант, но в одиночку Стрельцову не удастся его осуществить: альбинос может уйти от слежки, он человек опытный. Может встретиться и с кем-то из своих. За кем тогда идти, если они разойдутся в разные стороны? Нет, тоже не выход…
Значит, остается лишь то, о чем он подумал сразу. Но действовать нужно решительно, как тогда в вагоне, чтобы сбить агента с толку, разозлить его, вынудить забыть об осторожности.
Все, надо идти, пока он не скрылся из виду!
Илья Иванович на минуту бросил взгляд в окно и увидел, что альбинос неторопливо пошел по улице в сторону центра города. Полковник подобрался, как бегун перед стартом, и поспешил наперерез врагу. Через ближайший переулок он подобрался к улице, где двигался размышлявший о чем-то альбинос. Надвинув кепи до бровей, подняв воротник, чтобы не быть распознанным, Стрельцов расхлябанной походкой хмельного человека пошел навстречу.
Агент, не ожидавший провокации, опешил, когда шедший мимо гуляка вдруг оступился и попросту навалился на него справа, а потом отстранился и прошипел по-немецки:
– Scheisse!
Илья Иванович намеренно вернул бывшему проводнику ругательство, отпущенное тогда в вагоне в его адрес. При этом они встретились глазами. Теперь в замешательство пришел альбинос, столкнувшийся нос к носу с объектом слежки.
Пока агент приходил в себя, пораженный дерзостью нападения, Стрельцов быстрыми шагами направился в сторону морского порта. Перейдя на другую сторону улицы, он в окне витрины магазина рассмотрел, что альбинос двигается за ним на расстоянии около двадцати метров. План полковника сработал, преследование началось. Но отрыв необходимо увеличить, потому что противник вооружен: Илья Иванович прощупал правый карман пальто, когда навалился на альбиноса, и обнаружил там небольшой револьвер, скорее всего, «браунинг», оружие ближнего боя.
Стрельцов был безоружен. Тому имелось две причины: во-первых, час тому назад он вышел попросту прогуляться, не рассчитывая, что попадет в передрягу; во-вторых, он принципиально считал, что сотрудник агентурной разведки на задании не должен носить при себе оружия. Единственным его оружием является собственная голова, которая не подведет в трудном случае. Когда разведчик берет оружие, предполагая пустить его в ход, он прекращает свою тайную миссию и раскрывает себя перед окружающими. Поэтому ничего огнестрельного с собой не носил. Хотя оружие любил и довольно метко стрелял из револьвера.
Расстояние между ним и преследователем теперь составляло почти тридцать метров. Это обещало относительную безопасность, потому что на ходу из той «пукалки», что лежала в кармане у альбиноса, на таком удалении попасть в цель почти невозможно. Впрочем, на городской улице он вряд ли откроет стрельбу, не в его интересах привлекать к себе внимание посторонних людей. Стрельцов вел преследователя вниз по улице на территорию порта, где по его замыслу должна разыграться финальная часть дуэли двух профессионалов-разведчиков.
Прохожих вокруг становилось все меньше и меньше. Показалась предпортовая улица, обычно оживленная днем и пустынная в этот вечерний час. Илья Иванович пошел направо к пролому в кирпичной стене порта, который образовался после немецкой бомбардировки. Немного повернув голову, он заметил, что альбинос заметно прибавляет шаг, чтобы не отстать, и напряженно всматривается, куда направляется Стрельцов.
– Как бы он здесь не струхнул бегать за мной по охраняемой территории. Надо разозлить немца, тогда он никуда не денется, помчится следом, как миленький, – пробормотал полковник. – Впору  кричать детскую дразнилку: «Немец-перец-колбаса!».
Стрельцов быстро наклонился, схватил увесистый обломок кирпича и запустил в преследователя. Прыгая по кирпичной куче, он оглянулся и заметил, что тот в ответ достал из кармана оружие. Но выстрела не последовало.
«Есть выдержка, хорошо тебя готовили», – подумал Илья Иванович на бегу. Он чувствовал, что взбешенный противник принял его правила игры, потому что за спиной слышались громкие звуки прыжков по куче битого кирпича. Впереди находилась неосвещенная территория, за которой высилось здание заброшенного элеватора. Вход в него попадал в полосу неяркого света от далекого прожектора, освещавшего причалы.
«В темноте он может меня потерять и промедлить, но потом увидит, как я вхожу в элеватор, и подумает, что я там спрятаться от него хочу. Ему нужно меня уничтожить, так как я его опознал, и он постарается довести дело до конца», – продолжил размышления Илья Иванович. Стараясь не сбить ровное дыхание, он бежал в темноте к зданию. Бежать в куртке ему было легче, чем сопернику в длинном пальто.
 Вот и вход в здание. Сразу поворот налево, и началась лестница без перил. Побежали наверх!  Стрельцов недаром время от времени по утрам бегал по этой лестнице вверх-вниз, тренируя дыхание и сноровку. Он чувствовал себя уверенно, поэтому и задумал привести врага сюда. Правда, сейчас в боевой обстановке сердце колотилось сильнее, чем на тренировках. Перед глазами появилась площадка третьего яруса, когда послышался звук шагов внизу. Одновременно долетел негромкий хлопок выстрела, пуля впилась в бетон лестничного пролета где-то выше.
«Пугает!», – решил Илья Иванович, но стал двигаться ближе к стене, на всякий случай.
Забравшись на верхний ярус, он прикинул, что у него есть преимущество, примерно, в пару минут. Этого хватило, чтобы пробежать по доскам через провал и сдвинуть их за собой к самой его кромке. То есть мостки теперь лежали только для видимости. Наступать на них нельзя, потому что они провалятся вниз. В сумеречном свете, второпях,  враг ничего не заподозрит.  Стрельцов, громко топая, помчался к противоположной лестнице. Шаги преследователя звучали уже недалеко от верхнего яруса. Снова раздался выстрел, враг «палил» наугад вослед убегавшему.
«Нервничаете, сударь? Напрасно! Это недопустимо в нашем деле!», – Илья Иванович начал быстро спускаться вниз. В этот момент раздался грохот обвалившихся досок и отчаянный вскрик потерявшего равновесие человека. Через доли секунды прозвучал глухой удар падающего тела об один из выступов провала где-то на нижних ярусах и шлепок об воду, плескавшуюся под фундаментом.
На самом нижнем ярусе Стрельцов осторожно подошел к широкому провалу в полу, образовавшемуся после взрыва германской бомбы, и заглянул в него. В скупых лучах света, проникавшего в полуразрушенное здание от прожектора снаружи, можно было разглядеть тело человека в пальто, покачивающееся в воде лицом вниз.
«Вот теперь можно вызвать охранников порта и полицию, – переводя дух и перекрестившись, подумал Илья Иванович. – Но сам буду сторожить здесь, как бы эта нечистая сила не восстала из преисподней».
Через час или около того, когда несколько полицейских вытащили труп из воды и вынесли из здания элеватора на освещенный причал, Илья Иванович в задумчивости бродил вокруг и даже склонился над лицом альбиноса, чтобы убедиться в смерти врага. «По-моему, мертвее мертвого», – подумал он. Подъехавший с полицейскими врач констатировал смерть человека, упавшего с большой высоты.
– Finita la comedia! – сказал Илья Иванович и пошел прочь. Он чувствовал усталость и опустошенность.

 

Роман Ильи ДРОКАНОВА "БИТВА за БАЛТИКУ"

и послесловие Сергея ШУЛАКОВА "ТАЙНАЯ ВОЙНА"

опубликованы во втором выпуске журнала "КЕНТАВР" за 2015 год 

 

Статьи

Посетители

Сейчас 107 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ