• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Андрей ЗАРИН

 

 

 

 

 

 ПРОПАВШИЙ АРТЕЛЬЩИК
Отрывок из рассказа

Миновав красивый решетчатый деревянный забор с крепкими воротами, Патмосов вошел в открытую калитку и очутился на широком дворе. Прямо перед воротами красовался прочный дом в два этажа, с резным крыльцом. Патмосов поднялся по широкой лестнице на крыльцо и остановился у запертой двери, на которой была прибита жестяная дощечка с надписью: "Контора". На его звонок дверь распахнулась, и молодой, рослый парень, заслонив дверь, спросил:
– Вам кого?
Патмосов сказал.
– Кто там, Василий? – послышался оклик, и на пороге показался крепкий мужчина в чесучовой паре.
Он приблизился и тотчас радостно воскликнул, протягивая обе руки:
– Алексей Романович! Вот спасибо! Я, признаться, вас раньше, чем завтра, не ждал. Василий, устрой самовар, ужин, вино подай, да живей!
Богучаров взял под руку Патмосова, провел его через просторную канцелярию в свой кабинет. У широкого окна стоял письменный стол, рядом – этажерка, по одной стене – чертежный стол, по другой – широкий оттоман и комод. На столе ярко горела лампа и лежали листы исписанной бумаги.
– Это мой кабинет и спальня, – пояснил Богучаров. – А здесь столовая и тоже спальня! – Он провел Патмосова в смежную, освещенную висячей лампой комнату, где стояли буфет, обеденный стол, стулья и такой же, как в кабинете, оттоман.
– Вы здесь и расположитесь, – сказал он Патмосову, – а теперь садитесь. Сейчас за едой и поговорим.
Тем временем Василий, осторожно ступая, входил и выходил, приготовляя стол для ужина.
– Мой Личарда, – сказал шутливо Богучаров Патмосову, указывая на Василия, – смышлен, каналья, мастер на все руки и мне предан без лести.
Патмосов с аппетитом поужинал. Василий разлил чай. Богучаров подвинул ром и коньяк, предложил сигару и сказал:
– Ну-с, а теперь о деле!
Патмосов покосился на Василия, который расстилал теперь постели, но Богучаров успокоил его:
– В моем рассказе секретов нет, а и будь они – Василий свой человек.
Патмосов кивнул.
– Вот какое у нас дело, – сказал Богучаров и начал свой рассказ: – Я заведую всеми работами на железной дороге, и здесь у меня помещается центральная контора. Тут у нас и касса, а в кассе несгораемый сундук, но в нем я обычно не держу больших денег. Тысячи две-три. Все же расчеты с подрядчиками я произвожу чеками на киевское отделение коммерческого банка и, когда нам бывают нужны большие деньги, беру оттуда же.
Патмосов кивнул. Богучаров отхлебнул из стакана и продолжал:
– Такие случаи бывают два раза каждый месяц. Первого и пятнадцатого – расчет с рабочими. Берем тысяч до тридцати. И двадцатого – расчет со служащими, тысяч двадцать. Едет наш артельщик в Киев, берет из банка деньги и привозит сюда, в сундук, и лежат они у нас не дольше двенадцати-четырнадцати часов. До Киева сто шестьдесят верст. Утром он уедет, а в девять или одиннадцать часов уже назад.
Патмосов допил чай. Василий неслышно взял у него стакан и налил свежего чаю,  почтительно отошел в сторону.
– Можешь идти теперь, Василий, – сказал Богучаров.
Он встал, проводил Василия и, вернувшись, продолжал:
– 25 мая я, видите ли, в Москву уехал и, уезжая, выписал чеки – на двенадцать и на двадцать тысяч. Всего на тридцать две. И уехал. Приезжаю домой сюда, и что же? Оказывается, артельщик деньги получил, в Нежин вернулся и пропал. Пропал, как иголка в стогу сена!
Патмосов с тем же невозмутимым видом курил сигару и медленно прихлебывал чай.
– Понятно, следствие, – уже волнуясь, продолжал Богучаров. – Узнали, что он деньги взял, в город приехал, но в контору не заходил и домой не вернулся. Следователь расспросил всех и решил, что артельщик скрылся с деньгами, напечатал публикации и успокоился.
Богучаров взволнованно перевел дух.
– А я уверен, что здесь преступление, что он убит! – заключил он. – Вот вас и выписал. Помогите!
Он замолчал. Патмосов опустил голову и сосредоточенно вылавливал из чая косточку от лимона. Выловив ее и бросив в блюдце, он спросил:
– У вас есть подозрения?
Богучаров смутился.
– Видите ли, – ответил он, – я не решился бы сказать этого никому другому. Дело вот в чем. Матвеев, артельщик этот, лет пятидесяти, рябой, некрасивый и, кажется, довольно грубый, а жене его двадцать шесть лет. Бабенка вертлявая, смазливая. Детей у них нет, и про нее всякие сплетни ходят. Чертежник у меня тут был, разбитной такой малый и красивый. Лентяй и кутнуть любит. Я рассчитал его. Так она, говорят, с ним путалась.
– А артельщик ваш всегда деньги в сундук прятал, когда привозил?
– Всегда! Кажется, раз только с собой домой унес.
Патмосов кивнул.
– А кто у вас контору стережет?
– У ворот дворник. Внизу два сторожа: один Василий, вы его видели; а другой – Михей. Здоровенный мужик, при лошадях кучер.
– А этого чертежника вы давно разочли? Он мог знать про деньги?
– Вполне! – Богучаров махнул рукой. – Да разве здесь утаишь что-нибудь! Чеки проводятся по книгам, пишутся открыто, иногда весь день на столе лежат. По-семейному. Я думаю, все знают, когда Матвееву ехать и сколько он привезет...
– Занятия у вас с какого часа?
– С десяти.
– Ну, значит, я успею осмотреться, – сказал Патмосов.
– Я к вам Василия приставлю.
– Пожалуйста. А теперь уже простите. В сон клонит.
Богучаров засмеялся.
– И я хорош! Уже два часа! Уморил вас. Сам-то я выспался.
Он пожал руку Патмосову и вышел в соседнюю комнату, притворив дверь.
Чуть только рассвело, Патмосов встал и полуодетый осторожно вышел из комнаты. Богучаров спал, обняв обеими руками подушку и оглашая комнату храпом. Патмосов тихо вошел в большую комнату с двумя высокими конторками, четырьмя письменным столами и шкафами вдоль стен. Это, несомненно, была комната счетоводов. Тяжелые, огромные бухгалтерские книги, на каждом столе счеты, на высоких иглах наткнутые квитанции. Следующая комната, размером с кабинет Богучарова, была  чертежная. Из средней бухгалтерской комнаты через маленький коридор можно было пройти в небольшую комнату, надвое перегороженную проволочной решеткой, с дверью и оконцем, как обыкновенно в кассах.
Патмосов здесь задержался и стал внимательно оглядывать каждый уголок. Дверь перегородки оказалась запертой, но сама перегородка не доходила до потолка. За проволочной решеткой стояли: небольшой стол со счетами, стул и массивный железный сундук.
Патмосов с легкостью акробата перелез через перегородку и остановился подле сундука. Казалось,  Патмосов читает какие-то микроскопические надписи, с такой внимательностью он осмотрел весь сундук и его замок.
Потом он присел на корточки и вдруг тихо свистнул. Глаза его впились в одну точку. Он нагнулся, словно нюхая пол. Не отрывая глаз от пола, прополз до перегородки, перелез обратно, и опять пополз, то совсем пригибаясь к полу, то проводя по нему пальцами.
Из маленькой комнаты дверь вела в просторную переднюю. Все так же, по полу, на коленях, Патмосов дополз до выходных дверей и здесь встал на ноги. После чего из передней через боковую дверь оказался в столовой, разделся, лег и почти тотчас заснул.

 

Рассказ Андрея ЗАРИНА «ПРОПАВШИЙ АРТЕЛЬЩИК»

и послесловие Сергея ШУЛАКОВА "НЕЖИНСКИЙ ЧЁРТ"
опубликованы в апрельском выпуске журнала «Детективы «СМ» за 2015 год

 

  

Статьи

Посетители

Сейчас 127 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ