• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Сергей ЗВОНАРЁВ

 

 

 

 

 

ЛЮДИ "ЕВРАЗИИ"
Отрывок из рассказа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ


В штаб строительства Громов вернулся глубоким вечером.
Дежурный протянул ему сводку происшествий за день на Екатеринбургском участке «Евразии». Самым серьезным инцидентом оставался сход «Стрижа» с полотна на сто двадцатом километре. Судя по отчету, ремонтные работы закончили еще засветло. «Молодец, Виктор, не подвел», – подумал Громов и вспомнил утреннюю выволочку, устроенную старому товарищу. Может, зря, мелькнуло сомнение, может оставить его в покое, пусть работает как умеет?
 – Из депо должны были дать списки машинистов на стажировку. Перешлите их мне,  – распорядился Громов и добавил: – Если еще не дали, обязательно сообщите.
«Тебе что, больше всех надо?» – прозвучал в голове голос Виктора. Сколько раз Громов слышал этот или похожий вопрос от тех, с кем приходилось работать! Со временем он привык к такой реакции на свои инициативы. Выходит, что да,  больше всех. Ну, во всяком случае, больше многих, это уж точно.
Громов вспомнил, как тяжело начиналась «Евразия». Сомнение вызывало все – способность России осуществить проект, пусть даже и с китайской помощью, его окупаемость, фантастическая – полтриллиона евро! – цена. Говорили об опасности китаизации страны к востоку от Урала; разумеется, подозрение вызывала готовность Китая за собственный счет построить участок до Благовещенска, в том числе мост через Амур.
Громов тогда работал заместителем начальника депо на Иркутской железной дороге. Идея скоростной магистрали через весь континент захватила его. Это была мечта, ради которой стоило жить и работать. На глазах у планеты повторить и приумножить подвиг прадедов, полтора века назад построивших Транссиб  – достойная задача, сравнимая по масштабу с полетом на Марс, о котором мечталось в детстве… Общественная дискуссия вокруг проекта породила интерес к истории Транссиба; снимали фильмы, писали книги. Он-лайн стратегия «Построй магистраль» пользовалась бешеной популярностью, и через полгода после выпуска по числу пользователей превзошла знаменитые «Битвы танковых армий». Иркутские энтузиасты восстановили паровоз, – как они утверждали, тот самый, что вел первый состав по Транссибу в девятьсот первом, – и в промежутках между составами запустили экскурсионный поезд по берегу Байкала. Постепенно идея завоевывала популярность; опросы общественного мнения показывали, что все большее число россиян готовы потратить средства, вырученные за нефть и газ, на грандиозный трансконтинентальный проект. Может, спрашивали друг у друга и у читателей эксперты, Великая Евразийская Дорога и есть та самая национальная идея, которую после крушения коммунистического эксперимента Россия ищет уже полвека?
К тому времени, когда Громова назначили начальником Екатеринбургского участка трассы, он уже знал: главное -  не дорога с ее грандиозным размахом и фантастическими скоростями, а люди. Полвека страна  жила как будто в полудреме, продавая газ и нефть, что-то перенимала с Запада и совсем немного – с Востока, отставая все больше и от того, и от другого. Да, были мегапроекты, но судьба их после осуществления мало кого занимала – Россия как будто хотела себя убедить: да, все еще можем, если захотим; смогли, ну и ладно. Пустой мост на остров Русский, полузаброшенные олимпийские объекты в Сочи, стадионы к чемпионату мира по футболу, оборудованные по последнему слову техники и  приходящие в упадок из-за недостатка средств … В этот раз все должно быть иначе, считал Громов, «Евразия» должна встряхнуть Россию, вывести из дремы – так же, три с лишним века назад встряхнуло страну строительство Петербурга. Тогда ценой жизни сотен тысяч крестьян Петр создал новое дворянство – энергичное, смелое, способное учиться у Европы и не пасовать перед ней. Теперь Россия граничила не только с развитым Западом, но и с пробудившимся Востоком, и пробуждение это таило и новые возможности, и новые угрозы. «Евразия» будет ответом обеим сторонам света, мирной демонстрацией силы и в то же время желания сотрудничать с соседями, а в самой стране даст новый импульс к обустройству огромных территорий, начало которому полтора столетий назад дал Транссиб.  И, самое важное, «Евразия» должна создать новую модель отношения государства и общества, в которой маскируемое пропагандой принуждение уступит место мотивации, основанной на понимании важности решаемых задач для самого человека. Именно поэтому Громов прилагал огромные усилия, чтобы объяснять, а не заставлять, показывать – прежде всего, местным властям, –  возможности, создаваемые «Евразией» для их регионов. Недоверие к федеральным инициативам преодолевалось сложно, и потому каждой удаче, каждому обоюдовыгодному решению  – как сейчас, когда они с Камневым договорились о жилье – Громов радовался едва ли не больше, чем успехам в строительстве магистрали. Он не сомневался, что трассу они построят, но вот ее будущее… сыграет ли «Евразия» ту роль, что ей предназначена? Здесь вопросов было больше, чем ответов.
   Работу Громов закончил за полночь. Списки на стажировку так и не прислали – значит, завтра опять придется устраивать разнос. Объяснять, а не заставлять, усмехнулся он, а вот как оно на самом деле выходит… Но все же – по сравнению с соратниками Петра, ценившими лошадей больше, чем людей, шаг вперед. Человек важнее оборудования, потому и посылаем учиться…
 За кабинетом была комната для отдыха. Привычно ставя раскладушку, Громов вспомнил: своим так и не позвонил, а сейчас поздно, у них там уже пять утра. Когда же ты последний раз семью видел – вживую, а не по скайпу?.. Да, три месяца назад, они прилетали на пуск участка Тюмень-Талица. Прокатил их тогда на «Стриже», с ветерком. Егор остался доволен – и, похоже, окончательно решил учиться на машиниста, несмотря на недовольство Ирины. Надя по-женски солидарна с матерью, и их тоже можно понять: сначала дорога забрала мужа и отца, а теперь сына и брата… Ничего, наверстаем в будущем, на пенсии, там я буду весь ваш, подумал Громов, проваливаясь в сон, и еще успев усомниться  – а сможешь ли ты уйти на нее, на эту пенсию, или дело, которому отдал половину жизни, так и не отпустит тебя? 

  

Рассказ Сергея ЗВОНАРЁВА «ЛЮДИ «ЕВРАЗИИ»

и послесловие Сергея ШУЛАКОВА "НАВСТРЕЧУ СОЛНЦУ"
опубликованы в майском выпуске журнала «ПОДВИГ» за 2015 год

 

Статьи

Посетители

Сейчас 137 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ