• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

 

Сергей КОСЫРЕВ 

 

 

 

СКОРАЯ ПОМОЩЬ ПРИГОВОРЁННОМУ
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

 

Выдержка из главы № 6

Я огляделся вокруг. Похоже на карцер: окон нет, пол цементный. Подкоп точно сделать не удастся, да и рыть мне, собственно, нечем. Стало быть, сбежать отсюда можно лишь сорвав с петель входную дверь. Но даже если и получится выломать ее, предстоит еще каким-то образом нейтрализовать охранника. А вдруг он здесь не один? Дом ведь большой. Неизвестно, сколько людей в нем находится.
Да, положеньице мое не из легких. Судя по всему, вообще безнадежное. Я толкнул дверь плечом. Она не поддалась ни на миллиметр – сталь есть сталь. Я осмотрел замок. Обычный, каких тысячи. Жаль только, что меня никогда не учили вскрывать их. Разочарованный, я повалился на кровать. Но лежать на ней оказалось невозможно, острые пружины вонзались в позвоночник. Я чуть приподнялся и сел, обхватив руками колени.
«Не бывает безвыходных ситуаций», – вспомнилась мне расхожая фраза из многочисленных книг и кинофильмов. По-видимому, данная сентенция верна далеко не всегда. Однако что-то ведь нужно делать. Времени крайне мало.
Старые кроватные пружины теперь нещадно кололи мои ягодицы. Я встал и принялся бесцельно слоняться взад-вперед. В очередной раз измеряя шагами комнату, наткнулся в углу на дохлую крысу. Только этого мне не хватало для полного счастья! Со злости я пнул труп животного носком ботинка. От удара из приоткрытой пасти вытекло небольшое количество темной зловонной жидкости.
«Мерзость какая!» – От отвращения я скривился. И вдруг робкий огонек надежды затеплился где-то на периферии сознания. Нет, все-таки в медицинском я учился не зря. Иногда теоретические знания могут оказаться полезными при весьма неожиданных обстоятельствах. Я вспомнил, что трупный яд – кадаверин – является одним из самых сильных отравляющих веществ. А миллиграмм кадаверина, полученного из тела крысы, способен запросто убить взрослого мужчину.
Вот так удача! Потребуется лишь заманить сюда надзирателя, чем-нибудь царапнуть или уколоть его, и путь свободен. Я надеялся, что Слон стерег меня в одиночку. Какой смысл оставлять взвод охраны для присмотра за беспомощным узником в подвале?
И я решился. Теперь предстояло найти подходящее орудие поражения. Я попытался отломать одну из пружин у кровати, но ничего не вышло. Без пассатижей здесь не обойтись. Тогда я присел на корточки и стал шарить руками по полу в поисках нужного предмета. И вскорости, о, везение, я обнаружил то, что было необходимо. Ржавый гнутый гвоздь длиной около трех сантиметров вполне годился для нанесения глубокой ссадины моему противнику. Я наступил подошвой на живот крысы, изо рта у нее вылилось еще немного той же дурно пахнущей жидкости. Нагнувшись, я осторожно смочил острие гвоздя, стараясь, чтобы трупный яд не попал мне на кожу.
Пришла пора загонять зверя в силки. Подойдя к двери, я начал отчаянно стучать в нее и звать охранника. Спустя некоторое время послышалась грозная поступь Слона.
– Чего тебе? – недружелюбно спросил он, появившись на пороге.
– Я тут кое о чем вспомнил. Разреши позвонить Реброву.
– Не положено. Если есть что сказать – говори. Я ему передам.
– Да ладно, забудь. Слушай, – стыдливо улыбнулся я, – после Наташкиного зелья меня непрерывно мутит. Сил нет терпеть.

– Сейчас, – буркнул Слон и захлопнул дверь перед моим носом.
Через пару минут он вернулся и протянул мне железное ведро. Поразмыслив мгновение, я плюхнулся на колени, схватил его руку и завопил:
– Выпусти меня отсюда! Здесь невозможно находиться, кругом темно и крысы.
Крича все это, я резко царапнул отравленным гвоздем по ладони Слона. Почувствовав боль, он рефлекторно разжал пальцы и уронил ведро. Злобно выругавшись, свободной рукой нанес мне короткий хук в челюсть так, что я отлетел к противоположной стене.
– Замолкни, гнида, – свирепо прорычал громила. – Сиди тихо и не рыпайся.
С этими словами он пнул ведро внутрь комнаты, щелкнул замком и ушел. Слегка отдышавшись, я с трудом поднялся на ноги и, потирая ушибленную скулу, поплелся к кровати. Кое-как доковыляв, рухнул на нее всем телом, не обращая внимания на моментально впившиеся в кожу пружины. Да, сойдись мы со Слоном в рукопашной, шансов его одолеть у меня было бы не больше, чем у танцовщика Мариинского театра побить на ринге боксера-профессионала. Однако примерно через час должен подействовать яд. За это время я успею оклематься, а вот он, наоборот, станет походить на великана из ваты.
Минуты ползли медленно. Я окончательно пришел в себя и теперь мучительно гадал, в какой момент лучше кликать своего сторожа. По идее, кадаверин давно уже всосался ему в кровь. С каждым мгновением возрастал риск опоздать. Моля Бога, чтобы мои расчеты оказались верны, я изо всех сил принялся барабанить в дверь. На стук долго никто не отзывался, и у меня закралось подозрение, что Слон успел окочуриться раньше срока. Неужто все мои старания обернутся прахом? Я проклинал себя за собственную нерасторопность.
Я утратил последнюю надежду на вызволение, когда внезапно услыхал знакомые шаги. Правда, на этот раз они были тяжелыми и медлительными. Едва только свет упал на лицо показавшегося в дверном проеме Слона, я понял – моя попытка увенчалась успехом. На его бледной коже бисером блестели капли пота, правая рука жутко распухла и посинела, глаза слезились. Он еле держался на ногах, возвышаясь неуклюжей громадиной, готовой вот-вот рухнуть и рассыпаться на мелкие кусочки.
Подавая ему ведро, я произнес:
– Вот, надо вынести, а то воняет.
Слон не двинулся с места, вперив в меня бессмысленный взгляд. Более не медля, я размахнулся и опустил бадью на голову незадачливого охранника. Он свалился как подкошенный. Я склонился и приложил пальцы к его запястью. Пульс был слабый и учащенный – верный признак того, что организм обречен. На миг я испытал по отношению к Слону подобие жалости. Даже появилось желание спасти эту никчемную жизнь. Однако вспомнив, что он собирался сотворить со мной по указке Реброва, воспроизведя в памяти сатанинскую улыбку, игравшую тогда на его тупой физиономии, я тотчас отогнал от себя всяческие мысли о помощи сей мерзкой и злобной твари.
Я оттащил практически бездыханное тело внутрь каморки и принялся обшаривать карманы. Помимо разнообразных безделушек и мусора там обнаружились пистолет и мобильный телефон. Ключи торчали в замочной скважине с обратной стороны двери.
Прихватив все это, я просеменил к лестнице и, сжимая в руке «Макаров», стал осторожно подниматься по ступенькам. Я крался почти бесшумно, не забывая о том, что в доме мог находиться кто-то еще. Маловероятно, конечно, иначе бы Слон вызвал подкрепление, но, тем не менее, надобно поостеречься.
Держа оружие наготове, я комната за комнатой обрыскал здание. Нигде не было ни души. Спустившись в гостиную, я присел на тахту, чтобы перевести дух и обдумать дальнейшие действия.
На журнальном столике я заметил початую бутылку «Столичной» и вскрытую упаковку аспирина. Похоже, Слон решил заняться самолечением, не осознавая, очевидно, что его болезненное состояние может иметь столь серьезные последствия. Я налил изрядную порцию водки и залпом осушил стакан. После случившихся за сегодняшний день потрясений непременно требовалось выпить.
«Нужно раздобыть хоть немного денег», – пришла мне в голову своевременная мысль. Я подбежал к помещавшемуся напротив мебельному гарнитуру и стал наспех выдвигать ящики, в попытке отыскать что-нибудь ценное. Предстояло поторопиться, с минуты на минуту мог вернуться Ребров со своими подручными. Перерыв все вверх дном, я не нашел ничего интересного. И тут мое внимание привлекла висевшая на стене картина. Изображенный на ней пейзаж я разглядывать не стал, однако бросилось в глаза, что закреплена она слегка неровно. Отслонив полотно, я увидел вмонтированный в стену небольшой сейф, на дверце которого располагался кодовый замок. Наугад потыкав кнопки, я попробовал повернуть штурвал, но тот, естественно, не поддался. А жаль, ведь в сейфе наверняка лежали деньги, пришедшиеся бы мне весьма кстати.
Плюнув с досады, я направился к гардеробу. В карманах хранящейся там одежды мне удалось наскрести несколько купюр разного достоинства. Мелочь, но все же лучше, чем ничего. Я экспроприировал наличность, вернулся к столику и плеснул себе еще водки.
И тут за пазухой у меня внезапно завибрировал мобильник Слона. От неожиданности я едва не уронил стакан. Трясущейся рукой я вытащил сотовый, на дисплее высвечивалась надпись «Шеф». Значит, Ребров уже успел выяснить, что его надули, и спешит назад. А Слону собирается отдать команду, дабы тот готовил меня к продолжению допроса. Надо поскорее удирать отсюда!
Швырнув на пол продолжавший трезвонить телефон, я пулей выскочил из дома. Оказавшись во дворе, наскоро осмотрелся. Коттедж располагался на окраине какого-то поселка, со всех сторон окруженного лесом. Прилегающий к зданию участок ограждал высокий кирпичный забор с коваными воротами. Прямо за ними виднелась проселочная дорога, простиравшаяся вдоль особняков и уходящая в недра пущи. За домом размещалось несколько хозпостроек и большой гараж. Двери последнего были закрыты. Достав связку ключей, изъятую у Слона, я некоторое время провозился с замком, пока тот, наконец, не поддался.
В гараже стояло всего две машины: джип и какая-то легковушка. Прикинув, что изрядный отрезок дистанции придется преодолевать по грунтовке, я выбрал внедорожник. Автомобиль оказался незапертым, двигатель запускался с помощью кнопки. Индикатор уровня топлива на приборной доске показывал полный бак.
Выехав из гаража, я остановился перед преградившими путь воротами, наведя на них фары. Щеколд не видно, значит, они автоматические. В таком случае, у каждого водителя должен иметься пульт дистанционного управления. Порывшись в бардачке, я обнаружил необычного вида брелок всего с двумя кнопками на панели. Я нажал верхнюю и с облегчением заметил, как створки ворот стали медленно расползаться в стороны.
Окна соседних домов зияли ночной чернотой. Люди в них почивали безмятежным сном. Я рванул джип с места и понесся с предельной скоростью, которую можно было развить на этих колдобинах без риска оказаться в кювете. Когда за спиной остался последний коттедж, дорога углубилась в чащу. Я включил дальний свет и, сбавив обороты, повел машину аккуратней. Примерно через полкилометра пути, услыхал вдалеке слабый шум мотора. Какой-то автомобиль летел навстречу. Гул неуклонно приближался, становясь все отчетливее.
«Ребров возвращается», – обеспокоенно подумал я.
 Кто еще в столь поздний час мог гнать, точно на пожар, распугивая лесных обитателей? Я убрал ногу с педали акселератора и погасил ходовые огни. Джип катил по инерции, в мерклом свете луны я едва различал направление движения.
Впереди показался «слепой» поворот, и, судя по доносившемуся из-за него неистовому реву, до лобового столкновения оставались считанные метры. Подъехав к тому месту, где дорога делала вираж, я остановился, но двигатель глушить не стал. Как только автомобиль Реброва вынырнул из-за деревьев, я резко врубил фары и нажал на клаксон. Не ожидавший этого водитель инстинктивно дернул машину в сторону, и она врезалась в березу. Не теряя времени зря, я дал газу и, преодолев поворот, помчался прочь.
Позади раздалось хлопанье дверей и громкая ругань, затем прогремел выстрел. Пуля, свистя, срикошетила от крыши джипа. Я вскинул пистолет и, не снижая скорости, пальнул наугад, высунув руку в открытое окно. Послышался чей-то вскрик. Я прибавил ходу; мой внедорожник несся через лес, в пыль стирая покрышки и отчаянно подпрыгивая на ухабах. Пару раз я чуть не перевернулся, чудом успевая в самый последний момент выровнять машину.
Немного погодя проселок уперся в шоссе. Погони за мной не наблюдалось, очевидно, тот автомобиль получил серьезные повреждения и продолжить движение не смог. А значит, пока бандиты пешком доберутся до виллы и воспользуются припаркованной в гараже легковушкой, я буду уже далеко. Прямо у съезда с трассы возвышался указатель, надпись на котором гласила, что до города оставалось пятнадцать километров пути.
Бессонная ночь не минула бесследно. Опустившаяся на землю предутренняя мгла заволакивала взор дремотной вуалью. Я начал клевать носом, постепенно теряя управление. Чтобы окончательно не заснуть за рулем, пришлось пойти на радикальные меры и прижечь себе палец прикуривателем. Однако спустя считанные минуты на горизонте забрезжили огни уличных фонарей, возвещавшие о скором прибытии в пункт назначения.

 

Роман Сергея КОСЫРЕВА «СКОРАЯ ПОМОЩЬ ПРИГОВОРЁННОМУ»

и послесловие Сергея ШУЛАКОВА "ЗАПИСКИ МОЛОДОГО ВРАЧА"
опубликованы в июньском выпуске журнала «ПОДВИГ» за 2015год

 

Статьи

Посетители

Сейчас 86 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ