Печать

 

Сергей БАКШЕЕВ

 

 

 

 

ВОПРЕКИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Глава 3
Наступила ночь. Взволнованный Андрей Бахлин не находил себе места в просторном загородном доме. О том, чтобы лечь спать, не могло быть и речи. Все мысли бизнесмена клубились вокруг ситуации в банке.
«Как там? Что происходит? Грабители уже проломили стену в хранилище? Их взяли? Конечно взяли! Почему не звонит полиция?»
Время от времени Бахлин возвращался к бутылке скотча и отхлебывал двенадцатилетний виски из горлышка. Около трех ночи, когда бутылка опустела, он не выдержал и набрал телефон дежурного в банке. Трубку должен был взять охранник Митин. Он единственный, кого полицейские ввели в курс предстоящей секретной операции.
Каждый длинный гудок в трубке натягивал нервы Бахлина, как струны на рассохшейся гитаре.
«Давай же, отвечай! Ты куда провалился! Что у вас происходит?»
После пятнадцатого или двадцатого гудка терпение Бахлина лопнуло, он выбежал во двор, сел в машину и направился в банк. Свободная ночная дорога заняла минимум времени. Холодный воздух из открытого окна частично отрезвил его.
Остановившись около своего банка, Бахлин осмотрелся. Не сорвет ли он операцию, явившись без предупреждения? Разрытая яма у дороги, как и прежде, обнесена сетчатым забором. Там тихо. Подозрительно тихо. Вывеска над банком освещает входные ступени умиротворяющим зеленым светом. В витрине подсвечен рекламный баннер: «Мы сохраним ваше благополучие». Еще бы нервы сохранить. Перед входом никого. Где прячутся полицейские? На подъезде к банку он не заметил ни одной патрульной машины или притаившегося агента.
Только КИА кофейного цвета приткнулось под банковской витриной. Это машина охранника Митина.
«Операция еще не началась? Или уже закончилась? Тогда почему мне не сообщили! Митин, ты спишь?»
Владелец банка снова позвонил охраннику. Длинные гудки впивались в мозг ядовитыми иглами. На этот раз Бахлину показалось, что противный звук откликается снаружи тихим эхом. Бахлин высунулся в открытое водительское окно и близоруко прищурился. Кажется, дверь в банк чуть приоткрыта.
«Что за хрень! Дверь и витрины должны быть подключены к сигнализации».
Ноги банкира ступили на асфальт как на пошатывающуюся доску. Андрей Бахлин с опаской направился ко входу в банк, держа в руке работающий мобильник. Длинные гудки в трубке откликались едва слышной трелью в глубинах банка. Бахлин потянул дверь на себя, и его опасение подтвердилось, дверь оказалась незапертой!
Собравшись с духом, он вошел в темное помещение банка. Привычной дорогой пересек кассовый зал, стараясь ступать медленно и бесшумно. Однако три звука все равно сопровождали его: монотонный писк трубки, гулкое биение сердца и приближающаяся трель телефонного аппарата.
«Полицейские в хранилище могут не слышать, но Митин… Он что, уснул?»
Войдя в служебные помещения, сомнений не осталось: телефон трезвонил в каморке охраны. Там, около монитора, повалившись головой на стол, лежал охранник Митин.
— Ты дрыхнешь, дебил! — вскипел Бахлин, отключил мобильник и толкнул охранника.
Тот не пошевелился. Банкир раздраженно затряс спящего охранника, призывая к ответу. Ему показалось, что Митин очнулся и зашевелился, но на самом деле тело охранника от толчка соскользнуло со стула и рухнуло на пол. Митин упал лицом вверх, и Бахлин увидел стеклянные безжизненные зрачки своего сотрудника.
Банкир отшатнулся, глаза испуганно забегали в поисках следов преступления. Ни пятен крови, ни ран на теле Митина Бахлин не заметил. Зато на работающем мониторе он увидел невозможное. Камера, установленная в хранилище, показывала вскрытые сейфовые ячейки!
Бахлин сбежал вниз по полутемной лестнице. Толстая сейфовая дверь в хранилище была распахнута. Внутри горел свет, и банкир застал ужасную картину. Дверцы многих ячеек были открыты, их содержимое разбросано по полу. Бахлин увидел антикварные вещи и драгоценности, привозимые из ломбардов, какие-то документы, и даже рассыпанные купюры.
«Как же засада? Почему не предотвратили ограбление?»
Банкир посмотрел на стенку, через которую планировали проникнуть грабители. Подошел и ощупал ее. Стена была безупречно целой.
Бахлин схватился за голову, взвыл и выкрикнул в потолок:
— Что здесь произошло? Где чертовы полицейские?
Он устремился вверх и, уже не обращая внимания на труп Митина, позвонил в ближайшее отделение полиции.
— Моя фамилия Бахлин, я из банка «Партнерство». У нас проводилась операция. Где ваши люди?
— Какого банка? Что случилось?
— Вы разве не знаете? Полковник Орлов из МУРа и еще один офицер, я не запомнил его фамилии, устроили засаду в моем банке, а ваши сотрудники дежурили снаружи.
— Орлов, Орлов… — заворчал дежурный в трубку. — Минутку.
В трубке зазвучала легкая музыка. Издевательская музыка! Прошли безумно долгие три минуты прежде чем, дежурный ответил:
— Полковник Орлов в уголовном розыске не работает. Наши сотрудники про банк «Партнерство» ничего не знают. А что, собственно, случилось?
— Как ничего не знают! Орлов говорил…
— Теперь буду говорить я. Сколько ты выпил сегодня?
— Что? Какое это имеет значение?
— Бутылку или больше? Отвечай на вопрос!
До Бахлина вдруг стал доходить ужасный смысл, сказанного ранее. Полковника Орлова не существует! В полиции про операцию в банке ничего неизвестно!
— Проспись, иначе арестую за хулиганство! — рыкнул дежурный и отключился.
В глазах банкира взметнулся страх, но прозвучавшая угроза не имела к этому никакого отношения. Бахлин бросил трубку и торопливо спустился в хранилище. Требовалось проверить главное. В углу за колонной располагались большая ячейка, которой долгие годы пользовался самый важный его клиент. В нее помещалась объемная сумка. Если она пропала, то ему конец!
С бешено колотящимся сердцем Бахлин переступил через валявшиеся на полу золотые украшения и заглянул за колонну. Глаза увидели распахнутую дверцу и пустую ячейку.
«Дьявол!»
Он сжал кулаки и в раздражении ударил по колонне. Его обвели вокруг пальца и ограбили аферисты. Таких ментов не существует. Он купился на их уверенный тон, липовое удостоверение и байку про подкоп.
«Я пропал! Что делать? Заявить об ограблении?»
Бахлин с новой силой саданул по колонне и застонал от боли и беспомощности. Он не может заявить об ограблении. Это исключено.
Ограбленная ячейка, перед которой он стоял, принадлежала авторитетному вору в законе Арсену Колокольцеву, известному под именем Колокол. Андрей Бахлин попал под влияние криминального авторитета, как только открыл первый ломбард. Выбор был невелик: либо выбитые зубы, сожженное помещение и конец бизнесу, либо «дружба» с авторитетным вором.
В ломбарды часто сдают ворованные вещи. На этом грабители и попадаются. Колокол установил правило. Его люди сдают драгоценности в темную, без документов. И сразу получают деньги. Бахлин обязан прятать улики до поры до времени и постепенно реализовать их, соблюдая осторожность. Так и повелось. Из ломбардов краденное, свозились в банк «Партнерство», там ценности хранились несколько месяцев, потом золотые безделушки частично переплавлялись для нужд знакомых ювелиров или продавались поштучно в разных городах.
Если сейчас нагрянут сыщики, кто знает, сколько краденных вещей они обнаружат. Порой на украшениях остаются пятна крови жертв или следы ДНК, тогда от уголовной ответственности не отвертеться. А если всплывет, что он помогает преступникам долгие годы… Уууу!
Но самое страшное — пропажа денег Колокола. Вор накапливал в ячейке криминальные доходы, которые периодически с помощью банка Бахлина конвертировались в валюту и переводились на указанные Колоколом счета. Так в современных условиях формировался бандитский «общак».
Как же всё случилось? Почему он оказался в такой безвыходной ситуации?
Андрей Бахлин вспомнил, что система видеонаблюдения в банке записывает происходящее.
Он поднялся в комнату охраны, пощелкал по клавиатуре. Фалы не найдены! Бахлин заглянул под стол. Из системного блока компьютера был аккуратно извлечен дисковод с данными! Умные грабители позаботились, чтобы их лица не сохранились.
Бахлин поплелся в туалет и сунул голову под струю холодной воды. Спустя минуту стало легче.
«Так! Соберись… Что я могу предпринять?»
Банкир припомнил, что разговаривал по телефону со следователем Еленой Петелиной. Если Орлов — выдуманная личность, то Елена Павловна Петелина существует. Она его одноклассница и должна помочь!
«Блин, я не знаю ее телефон. Мне подсунули трубку».
Однако с бывшим мужем Елены, бизнесменом Сергеем Петелиным, Андрей Бахлин иногда общался. Он набрал его номер.
— Серега, это Бахлин. Мне нужно поговорить с твоей бывшей, с Леной.
— Андрей? — ответил Петелин спросонья. — Ты с ума сошел. Четыре часа ночи!
— Выручай, дай телефон Лены. Очень нужно.
После умоляющей просьбы телефон был получен. Бахлин сразу позвонил Петелиной. Только услышав ее голос, он понял, что накануне вечером говорил с другой женщиной. Его обманули! Операцию в банке подтвердила не следователь, а сообщница грабителей.
Андрей Бахлин беспомощно опустил руку. Его потухший взгляд лицезрел картину собственного краха: разграбленное хранилище на мониторе и тело охранника на полу.
В опущенной трубке звучал недовольный голос Петелиной:
— Я хочу спать, Бахлин. Поговорим в ресторане.
«Если доживу, — без тени иронии подумал банкир. И сразу цепкий мозг стал придумывать план спасения. — Колоколу придется сообщить. Если даст шанс, отработаю. А что делать с трупом? Никаких ран. А вдруг, Митин скончался от сердечного приступа? По пути домой. Или попал в аварию? Машина Митина около банка. В кобуре охранника травматический пистолет. Дьявол! Так и так, Колокол лучше разбирается в подобных делах. Или убьет, или…»

Глава 4

Елена Петелина разлепила отяжелевшие веки. Увидела облака на голубом небе: красивые, кучерявые и низко-низко. Повернула голову к свету. Матовый плафон вместо солнца показался ей настолько ярким, что она зажмурилась, чтобы не резало глаза.
«Облака ненастоящие! Это картинка на потолке», — догадалась она, не зная, как относиться к увиденному.
Петелина прислушалась к своим ощущениям. Во рту сухо, жутко хочется пить. Голову словно сдавливают железные обручи. В груди мутит, а память… Она испугалась. Память была похожа на глухо тонированный черный автомобиль — вселяет беспокойство, но невозможно понять его причину.
Елена вновь открыла глаза, оперлась рукой и села. Недоуменный взгляд с трудом фокусировался на незнакомых предметах.
«Где я? Что произошло?»
Она находилась в комнате без окон, похожей на приличную сауну. Ну да, так и есть. Справа стеклянная дверь, за которой видны деревянные полки сауны, сбоку душевая кабина. Напротив нее полукруглый бассейн с подсвеченной голубой водой. Бассейн примыкает к стене, на которой нарисованы камыши, цветочная поляна и лес. А над ним идеальное дурацкое небо, которое она уже видела. Интерьер дополняли столик и два лежака, на одном из которых она оказалась.
«Что это? Где я?» — беспомощно стучало в висках.
Ее глаза жадно ухватились за пластиковую бутылку с водой на столе. Елена взяла ее и с подозрением осмотрела. Фабричная упаковка, крышка запечатана. Ослабевшая рука отвинтила колпачок, пол литра живительной влаги наполнили организм силой, рассудок просветлел.
Елена совершенно не помнила, как здесь оказалась, но могла уже рассуждать логически. На ней черное платье с белыми манжетами, в котором она пошла в ресторан на вечер встречи с одноклассниками. На полу ее черные туфли. Слава Богу, что перед сном она их скинула, и ноги отдохнули.
«Сумочка! В ней телефон!»
Елена вскочила, обшарила лежак, заглянула под столик и в сауну, и даже посмотрела на дно бассейна. Сумочки нигде не было.
«Не может быть. Я ни разу не теряла сумочки!»
Она надела туфли, направилась к двери и дернула за ручку — заперта. Припала ухом, прислушалась — тишина. Нервы ее не выдержали, и она заколотила ладонью по двери, требуя открыть. Через пару минут ладонь стала огненной, и снова захотелось пить. Это были единственные последствия ее активности.
Елена вернулась к лежаку и мысленно обрисовала безрадостную ситуацию. Ее заперли, судя по всему, в подвале частного дома. Кто — неизвестно. С какой целью — тоже. Кажется, ее беспомощным состоянием похититель не воспользовался. По крайней мере, белье по-прежнему на ней, и ничего не порвано.
«Это похищение, или дурацкая шутка? Вспоминай, как ты здесь оказалась?» — накручивала себя Елена.
Вчера вечером в этом платье она вместе с Маратом Валеевым поехала на такси в ресторан «Казачий двор» на встречу с одноклассниками. Круглая дата — двадцать лет после выпуска. Со многими после школьного выпускного Елена ни разу не виделась.
Ресторан «Казачий двор» находился за городом рядом с торговым центром. У их класса был отдельный банкетный зал. С первой минуты — игра в узнавашки, и нарочито радостные голоса. Охи, ахи, оценивающие взгляды и прямые вопросы. Других посмотреть и себя показать — это как раз про встречи выпускников. Сначала восторженные разговоры на тему: «А помнишь?» Будто все лучшее случилось в детстве. И сразу переход: «Ты кем работаешь? А муж? А дети? Да ты что!»
Придирчивый осмотр чужих фигур и шепоток по кругу. «Светка потолстела, бедняжка». «У нее трое детей. Сама попробуй». «У Кати грудь видела? Из декольте, как шарики выпрыгивают. И не признается, хитрюга, что искусственная!» «У Ленки Глузкиной ни одно лишнего грамма, вот стерва! В школе худышкой была, сейчас чуть налилась, стала женственной, а глазками, как и раньше, по мужикам стреляет».
Каждого попросили принести по одной школьной фотографии. Их прикалывали на стенд у входа. Елена выбрала свою любимую, где она, беззаботно и весело подбрасывает осенние кленовые листья на субботнике в десятом классе. Марат, как увидел, сразу взъелся: «Ты специально меня подразнить хочешь?» Оказывается, в кадр попал и Сергей Петелин, ее будущий муж. Его влюбленный взгляд не оставлял сомнений в нежных чувствах, что заметили и со смехом прокомментировали многие.
Сам Марат приколол коллективную фотографию из пионерского лагеря в Коктебеле. На площадке после торжественной линейки в начале смены пионеры в белых рубашках, синих пилотках, красных галстуках и зеленых шортах. Вожатые одеты почти также, как пионеры. Начальство в длинных брюках, и пестрые разномастные руководители кружков. Дети не успели разойтись, но уже нарушили стройные ряды. В центре кадра три одиннадцатилетних друга: Марат Валеев, Дима Русов и Андрей Бахлин. И каждый сиял от счастья.
— Чтобы не забывали, — объяснил Валеев свой выбор, показывая на улыбающегося миловидного Диму Русова. — Это последнее фото с ним. Через месяц его собьет электричка.
Припомнив эту фотографию, в голове Петелиной щелкнуло: Андрей Бахлин! Владелец сети ломбардов и банка. Он звонил ей ночью с какой-то проблемой, даже в чем-то пытался обвинить. Спросонья она ничего не поняла. Кажется, они условились встретиться и поговорить в ресторане.
«Уже кое-что. Память возвращается. Итак, надо восстановить события по порядку».
Она и Марат прикололи фотографии. У стенда было многолюдно. Петелина защебетала с бывшими школьными подругами. Говорили все сразу, но Ленка Глузкина умудрялась быть в центре внимания. Она со смехом рассказала, что работает в школе учительницей русского языка:
— У меня по всем предметам были тройки, а по русскому четыре! Вот и учу юных оболтусов: ЖИ, ШИ, пиши с буквой И! А что, зарплату нам подняли, отпуск всегда летом, одно плохо, в школе мужиков мало. Но я дважды была замужем. Да-да! — Гордо воскликнула Ленка и перешла на вороватый шепот, посматривая по сторонам: — И сейчас нахожусь в активном поиске.
Смелая! Кажется, она первой рассталась с девственностью. И фотографию притащила, как скрытую рекламу, точнее открытую — себя в купальнике в эффектной позе. Наверняка это студенческое фото. Вот, жучка!
— Давно? — спросила Петелина. Вопрос был грубый, но она не удержалась от укола: — Сколько лет в поиске?
Однако Глузкина не слышала подруг. Ее взгляд сканировал безымянные пальчики мужчин, линия бедер невзначай касалась неокольцованных, смелое декольте служило визуальным магнитом.
В это время к Елене Петелиной подошел Андрей Бахлин. Он явно хотел поговорить, но Марат его перехватил. Бывшие друзья детства вместе рассматривали фотографию из пионерского лагеря. Сначала они говорили тихо, а потом начали громко и ожесточенно спорить.
Вспомнив о гражданском муже, Елена взвилась: «Где Марат? Почему я одна в незнакомом месте? Он должен меня спасти!»

 

Роман Сергея БАКШЕЕВА «ВОПРЕКИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ» и послесловие

Сергея ШУЛАКОВА "Между СЦИЛЛОЙ вседозволенности и ХАРИБДОЙ алчности"
опубликованы в журнале «ПОДВИГ» №8-2015 (сентябрь)