• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Александр УЛЬЯНОВ
 

 

 

 

 

 

МАНУАЛЬНЫЙ ТЕРАПЕВТ
Отрывок из детективного рассказа "СЮРПРИЗ для ТЁТИ"
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Я корпел над очередным опусом о проделках ЖКХ  для своей «Городской  газеты», когда мне позвонил участковый Дворядкин. Узнав, над чем я тружусь,  накинулся   с шутливыми упреками:
 – Игорь Борисович, вам не надоело пачкать бумагу призывами к коммунальщикам? Их начальство и без вас понимает, как это нехорошо - делать нехорошо, просто оно  пока не в силах совладать с алчностью… Лучше, напишите на них заявление в полицию,   и – все дела. В голосе друга я заметил хитровато-загадочную интонацию и уже было собрался подначить его какой-нибудь своей «домашней заготовкой», но вспомнил, что он редко раскрывает козыри сразу, поэтому и отделался лишь изысканной, на мой взгляд, иронией.
 – Иван Вадимович, не тяните кота за хвост, – изобразил я равнодушный тон. – Небось, опять какой-нибудь пёс пропал, и вы, как первый отечественный  Эйс Вентура* спешите  пуститься по его следу? *Эйс Вентура –  частный сыщик из американских комедийных фильмов, специализирующийся  по розыску пропавших домашних животных (прим. авт.).
 – А вот с этим  вы почти  угадали, Игорь Борисович! – почему-то обрадованно воскликнул мой друг. –  Ко мне скоро подойдет  один мануальный терапевт и как раз по этому  поводу.   Во всяком случае, я это понял из его сбивчивого рассказа…
 – К своему стыду, я даже не знаю, что это за профессия такая – мануальный терапевт, – честно признался я.
 – Тот же массажист, но в данном случае –  уникальный,  –  пояснил участковый.  – Он свиньям массаж делает.
 – Вы меня разыгрываете, Иван Вадимович? – возмутился я. – Каким еще свиньям?..
 – Декоративным, – хохотнул Дворядкин. – В общем, если вы действительно заинтересовались этой новостью, то этот парень скоро появится здесь.
 …С виду наш гость был обычным мужчиной, только взволнованным: среднего роста, худощавый, с тонкими губами, но с крепкими, вероятно, как и у всех массажистов, руками и стальными, по всей видимости, пальцами.
 Он потоптался в дверях комнаты, бросая  недоверчивые взгляды то на Дворядкина, то на меня, как бы пытаясь понять, что мы за люди, после чего невпопад бросил  обоим:
 – Я Аскольд Мясоедов.
 – А по отчеству?..
 – Валерьянович.
 – Ну и что вас привело к нам, Аскольд Валерьянович? – мягко и даже слегка по-отечески произнес Дворядкин, одновременно указывая рукой гостю  место на диване.
 Мясоедов присел и нервно выдохнул:
 – Они обвинили меня в том, что я ворую их поросят.
 – А разве это не так? – чуть усмехнулся Иван Вадимович, вероятно, чтобы гость расслабился.
 – Абсолютно! – почти взвизгнул Мясоедов, но тут же испуганно посмотрел на Дворядкина и, уже размеренным тоном, пояснил суть происшедшего: – Да, я, действительно, на этом небольшом заводике делаю массаж  модным теперь декоративным свиньям, но чтобы шалить по части чужой собственности, кхе-кхе… Это не про меня.
 – Как вы там оказались? – перешел к делу Дворядкин.
 – Хозяйка предприятия когда-то посещала мою массажную студию, если так можно называть мою же однокомнатную квартиру, а когда ее свинячий бизнес пошел в гору, предложила  массировать и своих подопечных.

– А чем отличается массаж хозяйки от массажа ее подопечных? – не удержал я своего любопытства.
 – В последнем случае необходимо быть более ответственным, – без тени иронии ответил Мясоедов.
 – Но почему в последнем?! – удивленно воскликнул я.
 – Зарплата выше, ха-ха-ха, – совсем развеселился Дворядкин.
 – Отчасти вы правы, – без эмоций бросил ему гость.
 – Ушлая, наверное, она тетка, эта ваша свинозаводчица? – снова вставил язвительную реплику Иван Вадимович.
 – Я бы так не сказал, – почему-то недовольно и даже чуть с пафосом отреагировал на это массажист, – Агриппина Тихоновна относится к числу немногих тонко чувствующих бизнес-леди. И до самозабвения любит своих питомцев.
 – Откуда у нее такая привязанность к ним? – перебил гостя Дворядкин.
 – В молодости она была влюблена в кинокартину сороковых годов «Свинарка и пастух»… Ну это там, где разгорелась нешуточная любовь между двумя  знатными тружениками сельского хозяйства – вологодской свинаркой и чабаном с кавказа. Агриппина Тихоновна, похоже, до сих пор сохранила веру в реальность существования  героев того фильма… Ее кабинет сплошь и рядом обклеен фотографиями и киноафишами тех времен, вероятно, приобретенными ею в антикварных лавках. Я ни секунды не сомневаюсь, что влюбленность в своего нынешнего супруга Аваса Горидзе, бывшего пастуха с кавказа, она перенесла с  того фильма: уверена, что это как раз тот самый редкий случай, когда ее мечта о большой любви действительно материализовалась. И теперь окружающие не иначе как Свинарка и Пастух промеж себя их и не называют.
– А сами-то вы уверены в этом? – недоверчиво поинтересовался Дворядкин.
 – Я уверен только в одном – из-за этой   мыльной оперы сороковых годов прошлого века она совсем потеряла голову.
 – Прямо-таки из-за кино? – попробовал уточнить Дворядкин.
 – Ну и успешный бизнес, разумеется, тоже сыграл свою коварную роль,– не стал настаивать на одном варианте Мясоедов. –  Она практически перестала общаться с близкими:  с родственниками,    друзьями,    соседями – только дела, дела, дела и только свиньи, свиньи и свиньи… И Горидзе.  Тот самый – из юности.
 - Вы, Мясоедов, напоминаете мне ревнивого конюха Кузьму из того старого фильма, - с улыбкой заметил Дворядкин.
 - В отличие от Кузьмы, товарищ сыщик, я  обладатель интеллигентной профессии и мыслю на полтора шага вперед, - чуть обидчиво произнес Мясоедов.- И на провокации не способен.
 -  Ну и что у них там произошло в этом дружном коллективе? – стал подводить к сути разговора посетителя Дворядкин?.. 
 Мясоедов перевел дыхание и  заговорил недовольно:
 –  Я уверен, что этот Горидзе наврал,  будто  когда-то в далекой юности, как и   персонаж того фильма, высоко в горах пас овец. Но Агриппина Тихоновна даже и слышать не желает, что невозможно дважды ступить в одну  реку и что этот псевдо-пастух совсем не тот человек, который ей нужен. Она считает, что ей повезло с ним самым волшебным образом. Именно с его появлением на предприятии она отвернулась от меня, хотя в этом бизнесе мы с ней что называется бок о бок чуть ли ни со дня его основания.
 После этих слов Мясоедов  назидательно потряс указательным пальцем и сказал:
- Она совсем позабыла очень мудрую поговорку, гласящую, что старый друг лучше новых двух. Тем более такой, как я… Мы даже внешне похожи с ней …
- Может быть, между вами и Агриппиной Тихоновной пробежала декоративная свинья, хе-хе? - чуть снисходительно хмыкнул Дворядкин.   
– Да ладно бы декоративная свинья пробежала, – Мясоедов обидчиво поджал губы. – Тут похлеще нашлись кабаны – в лице Аваса Горидзе и ее родственника Агафона Хрюкина. Именно с их подачи Агриппина Тихоновна сначала заподозрила меня в том, что я в рабочее время массирую не только принадлежащих ей  хавроний, но и других, так сказать, сотрудниц, а потом и вовсе…
После этих слов Мясоедов как-то непонятно осекся и замолчал.
Я заметил, как по губам Ивана Вадимовича снова проскользнула усмешка.
- И что потом? – подтолкнул он Мясоедова к продолжению прерванного предложения.
- Вы не поверите мне, конечно, но эти два проходимца пытаются выжить меня с предприятия! - снова  едва не перешел на крик Мясоедов.
- Вы меня извините, Аскольд Валерьянович, но я, как будет вам известно,  первый  в нашей стране участковый уполномоченный, работающий исключительно по розыску пропавших домашних животных, но никак не практикующий домашний психолог, – стараясь быть тактичным, заметил Дворядкин. - Вот если бы у вас на заводе свинья потерялась, тогда бы я отыскал ее… А ваши личные дела решайте,  так сказать, сами или обращайтесь к обычным участковым уполномоченным.
- Так она и на самом деле пропала! – как будто только что вспомнив,  воскликнул Мясоедов. –  И даже не одна, а целых три свинки!..   Они исчезали еженедельно и аккурат под выходные дни. А когда потерялась ее любимая хрюшка по имени Принцесса, победительница республиканского конкурса красоты, обладательница многих громких титулов и не менее десятка разных медалей, разразился скандал...  Под обвинение в краже хавроний попала половина личного состава предприятия.  И прежде всего - я.
– О-о-о, какие страсти! -  покачал головой Дворядкин. -  А не местные ли бомжи  на шашлык их пустили, вместе с Принцессой, кхе-кхе.
 – Нет-нет, это не бомжы… За этой пропажей кроется самое настоящее продуманное преступление, - уверено заявил Мясоедов. - Дело в том, что с  Агриппины Тихоновны за эту самую Принцессу некие люди запросили выкуп.  И завтра вечером заканчивается время, данное ими на раздумье.
- А за остальных трех не  просили выкуп? – внимательно посмотрел на гостя Дворядкин.
- Нет, - коротко ответил тот.
- Гм, это уже становится интересно,  - пробормотал Дворядкин.
И вскинув глаза на Мясоедова, спросил:
- Что они  представляют из себя все эти потенциальные, как вы считаете,  фигуранты уголовного дела?
Мясоедов достал из кармана рубашки несколько фотографий  и передал их Дворядкину.
- Здесь изображены эти два подозрительных типа, сама госпожа Хрюкина и дипломантка международных конкурсов Принцесса.
  На одной из фотографий я сразу узнал Агриппину Тихоновну, удивительным образом похожую на  писательницу Донцову. Только эта сидела на диване  в окружении не  мопсов, а   декоративных поросят. На двух других были изображены, по все видимости, Авас Горидзе и Агафон Хрюкин, чем-то  смахивающие на артистов Игоря Христенко и Карена Аветисяна из юмористической телепередачи «Кривое Зеркало». Еще на одной – мне улыбалась  симпатичная свинка – вся в кружевах и в белоснежном чепчике.
 – Ну хорошо, а как вы узнали о выкупе? – не отрывая взгляда от фотографий,  обратился  Дворядкин к Мясоедову.
 – Агафон потребовал всех сотрудников предприятия написать от руки текст, в котором были такие слова «Как штуку баксов принесешь в субботу вечером в бунгало, так и заберешь  Принцессу» и предложил поставить под текстом   подпись – «Равшан и К О».
 – Что еще за бунгало? – непонимающе посмотрел на Мясоедова Дворядкин.
 – Так, на американский манер, Агафон называет некогда жилое, а теперь заброшенное здание, расположенное на краю заводской территории, ключи от которого хранятся у него. Оно давно уже используется этими горе-руководителями предприятия в качестве кильдима – то есть места посиделок со спиртным.
 – Хм, и это очень интересно, – оживился Дворядкин. – Он что ли американец этот Агафон?.. 
 – Нет, просто подделывается под модного… Он доводится Агриппине Тихоновне родным племянником. Ему уже под тридцать, и появился  на заводе вскоре после ее замужества. И сразу возглавил местную охрану. Своих детей у Агриппины Тихоновны нет, поэтому он ей, как бы, вместо сына.
 – И какие у него к вам претензии?
– Вчера, видимо, по результатам этой их самодеятельной почерковедческой экспертизы, Агриппина Тихоновна пригрозила нескольким самым неблагонадежным сотрудникам увольнением. Но самое обидное, как я уже отмечал,  в число неугодных попал и я. Думаю,  с их подачи.
 – Ваш почерк напоминает послание похитителя Принцессы?
 – Нет. Все гораздо сложнее и одновременно проще: этим артистам, Агафону и Горидзе, видите ли, не понравилась моя фамилия.
 – С чего бы это вдруг? – хмыкнул Дворядкин.
 – Горидзе кичится тем, что состоит в обществе защиты животных, и считает, что это аморально – с фамилией Мясоедов работать на их предприятии.
 – А что хозяйка?
 Аскольд Валерьянович тяжело вздохнул и  произнес:
 – С нее взятки гладки. Она уже окончательно подпала под влияние этого грубого ремейка старой советской мелодрамы.
 – Почему они, по вашему мнению, так ополчились на вас?
 – Разгадка проста. Они изменили ко мне отношение сразу после того, как догадались, что я раскусил, какие они на самом деле проходимцы и как ловко пригрелись возле богатенькой дамочки. Однажды я им так прямо и сказал. И даже пригрозил, что пожалуюсь участковому. Я уверен, что Агриппина Тихоновна даже и племяша своего толком не знает, я уже не говорю про Горидзе. Ибо не видела его уже лет пятнадцать. В последний раз они встречались, когда он еще подростком был. Где он болтался все это время, что за человек вырос из того послушного мальчика?.. Все это покрыто мраком. Может статься, что и в тюрьме побывал… Сейчас, знаете ли, немало всяких псевдолюбителей животных развелось – уже и про людей совсем позабыли. Я тут давеча в Интернете копался и натолкнулся на похожую историю. Там такие же вот, якобы, благодетели братьев наших меньших от имени общества защиты животных предлагали небедным дамочкам породистых комнатных собачек любой расцветки, даже с любым цветом глаз. А  потом собачки оказывались дворовыми.
 – Может быть, они таким образом пристраивали бездомных собак в хорошие руки? – с видом простака заметил Дворядкин.
 – Ага, как же, за баснословные деньги, – хмыкнул Мясоедов. – Они даже и Агриппине Тихоновне по телефону пытались впарить такое чудо-юдо.
 – А она как отреагировала? – с живым интересом спросил Дворядкин.
 – Она, помнится, рассмеялась и сказала, что собачки – это позапрошлый век. Сейчас в моде декоративные свиньи. Могу, дескать, предложить парочку со скидкой. Они, кажется, заинтересовались, потому что хозяйка продиктовала им адрес предприятия и даже рассказала, как удобнее до него добраться.
 – Очень интересно, – снова хмыкнул Дворядкин – Ко мне поступали подобные заявления от граждан, но к тому времени этих преступников и след простыл. Жулики словно ушли на дно.
 И поинтересовался у Мясоедова:
 – На каком сайте вы читали про это?
 – Я не помню.
 – И заголовок не помните?
 – К сожалению, нет. Там полно всяких подобных историй…
 – Я знаю об этом случае, – вступил я в разговор. – И даже в криминальной рубрике своей газеты уделил этому случаю несколько строк. Самое интересное, что мне запомнилось - потом уже, после покупки животных выяснялось, что мошенники перед продажей красили собачек в любимый цвет покупателя и даже делали им профессиональную модную стрижку, а для самых привередливых покупателей пытались вставлять в глаза цветовые линзы, но уже за отдельную плату.
 – Да уж, большие выдумщики, – хохотнул Дворядкин.
 – Еще какие. Но потом они поутихли, а одного, и вовсе, кажется, посадили.
 Иван Вадимович снова обратился к Мясоедову:
 – То, что вы рассказали, очень интересно, однако это совсем не повод обвинять именно этих людей в преступных намерениях. Сейчас многие как-то устраиваются, не совсем, скажем так, традиционным образом, и мук совести при этом не испытывают.  Они ведь не угрожают хозяйке предприятия какими-то неудобствами или чем похлеще. Работают себе потихоньку и работают – без претензий. И, судя по вашей информации, ей от сотрудничества с ними – одна польза. Другими словами, в их действиях нет состава преступления. А против вас имеются факты – подрабатывали во время исполнения своих непосредственных обязанностей. Попросту говоря, шабашили.
 – Ну, было такое, согласен, – не стал отнекиваться Мясоедов, – но это не прибыли ради, а исключительно из личных симпатий  и всего-то два раза. - А эти два типа просто прицепились ко мне.
 – С какого, говорите, времени находятся там эти господа? – перебил Мясоедова Дворядкин.
 – Первым полгода назад появился на заводе Горидзе, с которым почти сразу Агриппина Тихоновна заключила официальный брак, а спустя пару месяцев и ее племянник материализовался.
– Горидзе, Горидзе…– задумался Дворядкин. - Знакомая фамилия. Где-то я ее уже слышал…
 – Иван Вадимович, ха-ха, – ухмыльнулся я, – да ее весь бывший Советский Союз слышал. Из телевизионного скетча советских лет.
 – Что еще за скетч? – удивленно посмотрел на меня Дворядкин.
 – Ну помните – профессор спрашивает студента на экзаменах: «Вас как зовут»? Тот отвечает: «А вас»?
 Профессор говорит:
 «А меня Василий Петрович. А вас»?
 «А вас»? – снова отвечает студент. И так еще раз двадцать, пока у профессора шарики не стали уходить за ролики и не выяснилось, что студента зовут Авас и он из Грузии.
Мясоедов  хмыкнул, услышав эту шутку, а Дворядкин как-то очень уж многозначительно произнес:
 – Это у профессора, Игорь Борисович, пускай шарики уходят за ролики, а у нас с вами они должны оставаться на месте.
 И потом снова обратился к гостю:
 – Вы на самом деле уверены, что вся эта история не приснилась вам?
 – На все сто процентов. -  выпучил глаза Мясоедов.  –  Я просто уверен, что пропавшие свиньи – дело рук этих двух проходимцев вкупе с бомжом.
 – Простите, с каким еще бомжом?
 – А я разве не говорил вам о нем? – Мясоедов  удивленно посмотрел на Дворядкина.
 – Нет, – как бы оправдываясь, Дворядкин развел руками.
 – Ничего,  услышите еще и о нем! – со злорадством в голосе пообещал терапевт. - У меня, на этот счет, имеется кое-что поматериальнее их домыслов. И даже, возможно, этот самый, как вы говорите, состав преступления... А там же – в этом самом бунгало.
– Ну что же,  Аскольд Валерьянович все, что вы здесь рассказали, действительно   заслуживает внимания, – подбодрил гостя участковый. –  Однако  нам  требуются какие-то подтверждения этому...  Не сумеете ли вы  устроить нам с моим другом журналистом Игорем Борисовичем незаметную и непродолжительную экскурсию по вашему так называемому бунгало?
 – Да легко, – уверенно и даже несколько окрыленно согласился Мясоедов. – Неподалеку от него, в бетонной стене, имеется пролом, которым пользуются все кому ни лень, вот мы и можем там встретиться.
 – Мы будем ждать вас, Аскольд Валерьянович, возле этого проема завтра, сразу после окончания обеденного перерыва,– пообещал Дворядкин.
 И когда за гостем, наконец, закрылась дверь, Дворядкин обратился ко мне:
 – Ну и что вы теперь скажете о нашем визитере, Игорь Борисович?
 – Ремейк фильма «Свинарка и пастух», – съязвил я. – В современных реалиях. А Мясоедов – главный злодей: сгущает краски, чтобы избавиться от конкурентов. Но меня больше  заинтересовала его профессия. С удовольствием бы написал о ней.
 – А его последний поворот с неким составом преступления? – хитро посмотрел на меня Дворядкин.
 – Сказки рассказывает, –  уверенно парировал я. – Думаю, главную героиню следует вызвать повесткой в опорный пункт полиции и как следует расспросить. Уверен, она еще больше интересного расскажет, но уже  про самого Мясоедова.
 – Вы оригинально мыслите, Игорь Борисович, - с легкой усмешкой  заметил мой друг. – Только  жаль, что иногда торопитесь с выводами. – Я, например, считаю, что на этом предприятии вы разживетесь куда более интересным материалом для своей газеты, нежели профессия нашего заполошного гостя. Ну а что касается вызова подозреваемых, отвечу так – сами придут.
И тут в дверь настойчиво позвонили.

 

Рассказ Александра УЛЬЯНОВА "СЮРПРИЗ для ТЁТИ"

опубликован в журналеетективы"СМ" №5 за 2014 год

 

 

Статьи

Посетители

Сейчас 251 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ