• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Ирина ДЕГТЯРЁВА

 

 

 

 

 

ЛОКАЦИЯ «БЕРЕГ»
Глава из романа
ПРЕДЛОЖЕНА АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ


                                                                         Глава восьмая

Ермилов расположился под яблоней в плетеном кресле. Рядом на небольшом тоже плетеном столике, чуть почерневшем от времени, стоял стакан с молоком. В него несколько раз пыталась влететь муха, но Олег пока ловко отбивал налеты.
С грядок ветерок приносил запах укропа, его зонтики, ажурные, напоминающие о зимних запасах Людмилы, колыхались там под солнцем. А зимой они так же колыхались в огуречном и помидорном рассоле, облепляли вытащенные из банки маринованные огурцы, кабачки и рельефные патиссоны, выглядевшие словно это те же кабачки, но перекачанные в спортзале, с затвердениями трицепсов и бицепсов.
Олег пощупал мышцы на сгибе локтя и подумал, что неплохо бы сходить на теннис. Затащить бы Славку, он играет как дровосек – коряво, но мощно, как из пушки. А обыгрывать его одно удовольствие. Славка кидается ракеткой, рычит. Зрелище не для слабонервных.
Но как ни пытался отвлечься, мысли опять потекли в привычном за последние недели русле – подброшенное письмо.
«Да, мне пора выдавать молоко за вредность», - подумал он, все еще болезненно переживая выговор Сорокина за самовольство с запросом материалов по Кедрову-старшему. Ситуацию по нынешнему делу с секретными документами проекта «Берег» эти материалы нисколько не прояснили, но становилось понятно (во всяком случае Олегу), что сын Ивана Аркадьевича не мог предать. Выросший в семье, где так ценился и культивировался патриотизм, где отец, выброшенный собственной страной на обочину жизни, все же согласился работать в пользу России.
Уже с санкции Сергея Романовича, Олег получил личное дело Миронова, умершего аж в 1967 году. Дмитрий Кириллович служил под началом в том числе и Артузова. До ИНО Артузов возглавлял контрразведывательный отдел ОГПУ СССР и был известен проведением такой операций как «Трест», когда с 1922 по 1927 год была скована разведывательно-подрывная деятельность белоэмигрантских объединений на территории СССР. Прославился и арестом в 1925 году британского агента Сиднея Джорджа Рейли, который действовал в России с 1898 года. В 1903 году Рейли побывал в Порт-Артуре и затем продал японцам план укреплений. Вывез из России Александра Керенского. Он создавал анти-большевистские заговоры, сдал адреса известных ему белогвардейцев, которых незамедлительно арестовали и расстреляли. Пытался организовать убийство Ленина. У него на счету было многое, его называли королем шпионажа. Однако в 1925 году его удалось выманить в Москву якобы для встречи с лидерами антисоветского подполья. Официально сообщалось, что его убили при переходе границы вместе с напарником. Так сообщили и жене Рейли. Однако в тот момент он был уже на Лубянке и давал чистосердечные показания, выдав многое об английской и даже американской разведках.
А в мае 1937 года самого Артузова арестовали «за сочувствие троцкизму и организацию антисоветского заговора в НКВД и РККА», и в августе того же года расстреляли.
Видимо, в рамках борьбы с возможной агрессией белых эмигрантов в Тунис ездил и Миронов. Биография штабс-капитана заслуживала отдельного изучения, но Сорокин подзагрузил Ермилова текущими делами.
Мысль о том, что они упускают время из-за невесть откуда взявшейся осторожности шефа, выводила Олега из себя. Уже с утра пинка получили поочередно пес Мартин, Петька и… Нет, вот от Люськи Ермилов получил сам за то, что пнул Мартина и наорал на сына, и ретировался обиженный на всех в сад с молоком и детективной книжкой.
Читать не хотелось, и Олег использовал книгу как мухобойку. Он от отчаяния уже подумывал взять отпуск и рвануть самому в ЮАР, но тогда можно будет распрощаться со службой в ФСБ. За такую самодеятельность Сорокин ему голову оторвет вместе с погонами. Авантюризм в Конторе не поощряется. «На том и стоим, - подумал Ермилов. – А то такие, как я, наломали бы дров, как пить дать».
- Полковнику никто не пишет? – раздался из-за кустов знакомый голос, а вслед за голосом появился и Славка Богданов – убоповец, друг Олега еще с той поры, когда Ермилов работал в Генпрокуратуре. Славка спас его во время обстрела в Чечне и хоть оба были ранены, но выжили. И теперь голубоглазый сияющий Славка предстал перед Олегом с позвякивающим пакетом в одной руке и с вялым букетом флоксов в другой.
- Только не надо про письма! – простонал Ермилов. – Чего ты сияешь? Вспомнил старого друга! Спрячь! – успел он шепнуть и указать на пакет, когда на дорожке возникла Людмила.
Вячеслав сунул пакет под столик и протянул в сторону приближавшейся Люськи букетик.
- А, Славочка! – елейным голосом сказала она, забирая букет. – Я смотрю в окошко с террасы, ты идешь, пакетиком бренчишь. Где, кстати, пакетик? – Люся проворно наклонилась и забрала контрабанду из схрона. – Живо мойте руки оба и за стол! А это, - она встряхнула пакет. – Конфискат.
- Вообще-то, у меня выходной, - проворчал Олег, но тут же подскочил, как ужаленный, когда в кармане шорт зазвонил мобильный.
- Олег Константинович, - голос Сорокина звучал виновато. – Ты не мог бы подъехать на службу?
- На службу? – Ермилов искоса взглянул на жену.
- Вот-вот, выходной у него, - прокомментировала она негромко.
- И чем быстрее, тем лучше! – уже обычным деловым тоном велел Сергей Романович.
- Слушаюсь, - машинально ответил Ермилов и тут же подступился к Славке: - Поработаешь шофером?
- А обед? – вытянулось разочарованно лицо друга.
- Пообедаете и поедете, ? решительно заявила Людмила.

_______

Сорокин выглядел так, словно только что таскал мешки с картошкой. Взмыленный и раздраженный.
- У нас новые вводные. Ты едешь в ЮАР. Попробуем все-таки забрать эти документы.
- А что изменилось? – Ермилов не почувствовал радости. Наоборот возникло беспокойство. А что если Сорокин ранее был прав, и в Йоханнесбурге его ждет ловушка?
- Я попросил Теплова узнать хоть что-то про истинные обстоятельства смерти Дахака. Он действительно мертв… - Сергей Романович сделал паузу, видимо ожидая реплик Олега, но тот счел за благо промолчать, а не вскрикивать: «Я же вам говорил!» – Теплов, наконец, включился в работу. Задействовал свои возможности. У него там человечек есть в полиции. Короче, соседи по дому видели, как приехали на крутых машинах парни с пушками, окружили дом, прогоняли, если кто-то пытался зайти в подъезд. Через какое-то время в окна соседи увидели, как вынесли труп в черном мешке.
- Может, его родственник что-нибудь знает?
- Он напуган до чертиков. Дверь даже не открыл, когда человек Теплова пытался его расспросить. Ну, в общем, Максим считает, что такую показуху устраивать не стали бы. Ограничились бы статьей в газете. Когда полицейский сунулся насчет записей с камер наблюдения, то узнал, что записи все изъяли, да и ему бы понадобилась санкция на изъятие. А он действовал в частном порядке. Но все же нашел одну запись. Про эту камеру забыли. Она была установлена в стороне. Теплов переслал кассету вализой. Я ее уже просмотрел.
- Молодец, как же его человечек изъял видеоматериал, если действовал неофициально?
Сорокин подвигал пальцами, словно отсчитывая купюры.
- А, - улыбнулся Олег, - универсальная санкция? А его за одно место ребята из Mi5 не возьмут?
- Его проблемы!.. Я уже смотрел кино, погляди и ты, - Сергей Романович прокинул по столу для совещаний желтый плотный конверт, в котором лежала кассета. Скользнув, тот попал в руки Ермилова.
- Разрешите идти? – привстал Олег, однако чувствуя, что шеф оставил нечто любопытное на закуску.
- Погоди ты! Сядь! – Он указал пальцем на кассету: - Просмотри сегодня же и доложишь свои впечатления. Но есть еще кое-что! Я сделал запрос по линии СВР, озадачили они своего парня, который действует в Африке. Он там, правда, в Конго, но получил информацию весьма любопытную по интересующей нас ЮАР. К Юджину де Коку небезызвестному тебе, иногда пускают на свидание. Сидит-то пожизненно. Пускают, в основном, родственников жертв его бурной деятельности против оппозиции. Они ведут с ним душеспасительные беседы, он кается, кто-то его прощает, кто-то нет. Так вот стало известно, что де Кок встречался с каким-то англичанином.
- Откуда стало известно? – спросил Олег.
- В тюрьме тоже есть стукачи… Факт прихода англичанина вызвал удивление и об этом настучали одним людям, а от них информация пришла к нашим людям. Короче, с Коком встречался англичанин. По словам охранника тюрьмы выглядел англичанин, как сотрудник спецслужб.
- Этот охранник психолог, что ли? – недоверчиво поморщился Ермилов.
- Это он сказал, что «выглядел»… Не удивлюсь, что документы показывал, просто об этом охранник будет помалкивать, - Сорокин взглянул на часы. – Вот эта суета мне уже совсем не нравится. Именно сейчас, когда возник вопрос по проекту «Берег», а Юджин хоть и косвенно, но имел к нему отношение.
- Тогда англичанам целесообразнее было бы встретиться с Ричардом Уэстером, - Олег поставил конверт с дискетой на ребро и задумчиво смотрел на него, словно там могли появиться ответы на волнующие их вопросы. – Бывший сотрудник военной разведки ЮАР сидит у них в тюрьме, в Англии. К нему проще получить доступ.
- Может, они уже и встречались. Вопрос в том, каким объемом информации обладают Кок и Уэстер. Если англичанин все же потащился к Коку, значит либо Уэстер не в теме, либо не захотел говорить. Какой информацией может обладать Кок применительно к нашему делу? Вот вопрос!
- Если учесть, что Дахак им проболтался перед смертью о проекте «Берег», то Кок один из тех, кто доступен для общения, в отличие от того же Бассона, находящегося под следствием.
- Раз мы исходим из того, что в этом проекте торчат ушки американцев и англичан, то они знают о проекте больше нашего. Нет, тут что-то другое.
- Тогда, предположим, что Дахак ничего не сказал. Как англичане поняли, что речь идет о проекте «Берег»? А что если… - Ермилов потер лоб. – Убийство или самоубийство Дахака… А Юджин де Кок – убийца №1 – так его называют. Какая-то связь… Способ самоубийства каким-то образом вывел их на Юджина.
Сорокин взглянул на него заинтересованно.
- Хочешь сказать, о существовании документов они пока не догадываются?
- Вот именно, что «пока». Яд, наверное, яд, - покивал головой Сорокин своим мыслям. – Может, этот яд производили в рамках проекта «Берег». Это англичане могли знать.
- А яд Дахаку мог дать наш Кедров-Крэйс, - Олег вопросительно посмотрел на Сергея Романовича. – Надеюсь, Юджин не в курсе о Таназар. Иначе мы уже опоздали с командировкой в ЮАР. Говорил же я, надо было сразу лететь, - не удержался он от упрека.
- Спокойно, - поднял ладонь Сорокин. – Иди смотри запись с кассеты. Потом приходи. Мне надо еще улаживать с твоей командировкой и с обеспечением тебя в Африке сопровождением. Опять с поклоном пойдем к СВР. Все это по их линии. Но раз нам дело передали, пусть теперь помогают.
Ермилов пошел к себе в кабинет. Там его настиг звонок мобильного телефона. Несколько секунд он размышлял, брать или нет – определился незнакомый номер. Но все же ответил:
- Слушаю.
- Здравствуйте, Олег Константинович. Это Олеся.
Он хотел было уточнить, какая Олеся, но одновременно узнал голос и вспомнил – Олеся Меркулова – журналистка с телевидения. И напрягся.
- Откуда вы узнали номер моего телефона? – как можно строже спросил он.
- Я же пронырливая журналистка, - снисходительно пояснила она. – Как ваши дела? Может вам нужны еще какие-нибудь материалы?
- Да вроде нет, - Олег совсем растерялся.
- Я вот тут подумала… - она замолчала на мгновение. – Может, сделать репортаж по поводу вашего расследования? Вы же что-то расследуете в связи с проектом «Берег»? А поскольку я делала репортаж про Бассона, то могла бы и сделать, что называется, продолжение. Не знаю, в чем заключается ваш интерес к этому проекту, но ведь наверняка было бы интересно. А?
- Не думаю, что это хорошая идея. В любом случае вам придется обратиться в ЦОС. Только через них…
- Центр общественных связей? Да ну, бросьте, Олег Константинович! Любопытнее ведь работать с первоисточником.
Он удивился ее безрассудству. Позвонить вот так фээсбэшнику и требовать от него материал для репортажа. А если ее после этого возьмут «на карандаш»?
- Нет, Олеся, не получится. Извините. Работа с прессой – это не мой конек, - и мысленно добавил: «А тем более с такой борзой и симпатичной. Держалась бы подальше от меня». Но решил смягчить: - Если мне что-то понадобится, я сам позвоню. Извините, я сейчас на службе, не могу разговаривать.
Нажав кнопку «Отбой» на телефоне, он почувствовал, как горят щеки. Олег сохранил ее номер в записной книжке сотового. Подумав, подписал: «журналист». Без суффикса -ка это выглядело не так взрывоопасно, если мобильный вдруг попадет в лапки Людмилы. Она, правда, не лазит в его телефон, но раз в году и палка стреляет.
Ермилов включил телевизор и видео, переставил кактус на подоконник и машинально полил, хотя делал это обычно в понедельник.
На экране немного нечеткая, черно-белая картинка.
Машины сисовцев, уже припаркованные вокруг подъезда и прямо на проезжей части, перекрывали обзор выхода из подъезда. Но вдруг из-за машин, обогнув их, появился мужчина, смутно знакомый Олегу. Он порывисто дернул дверцу одного из ближайших авто, боком сел на переднее сиденье и какое-то время так сидел. Приглядевшись, Ермилов рассмотрел, что он разговаривает по рации. Затем мужчина вышел и удалился куда-то. Больше в объектив камеры не попадал. Зато из подъезда повалили остальные сотрудники. Машины начали разъезжаться. Осталось две. Подкатил микроавтобус, в который и загрузили черный продолговатый мешок с трупом. Если судить по тому, как несущие его мужчины сгибались под тяжестью, на муляж это не походило.
Олег включил запись сначала и опять внимательно просмотрел. Он не мог разглядеть лицо вышедшего первым мужчины, но его фигура и походка… Ермилов поставил на паузу. Всматривался, наклоняя голову то вправо, то влево, вооружился лупой. Через минуту Олег выскочил из своего кабинета. Уже пробежав половину пути, вспомнил, что забыл запереть дверь – пришлось вернуться.
Он влетел в кабинет к Сорокину и, спохватившись, запоздало спросил:
- Разрешите? – и не дожидаясь ответа, потряс конвертом с кассетой. – А вот тут - Линли!
- Радуешься, как будто ясную пуговицу на дороге нашел. Это какой Линли? А, ну да! Ричард? Где ты его там углядел?
Они снова включили запись. Сергей Романович посмотрел на Линли.
Дурно все это попахивает, - сказал Сорокин. – Неспроста резидент выбрался с Кипра и суетится.

 

Роман Ирины ДЕГТЯРЁВОЙ «ЛОКАЦИЯ «БЕРЕГ»

и послесловие Сергея ШУЛАКОВА "От ЛОНДОНА до ЙОХАННЕСБУРГА"
опубликованы в третьем выпуске журнала «ПОДВИГ» за 2016 год (МАРТ)

 

 

Статьи

Посетители

Сейчас 75 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ