• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

 

Илья ДРОКАНОВ

 

 

 

 


ПАРОЛЬ — ПРЕЖНИЙ
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Осенью 1939 года из Испании от «Ферзя» приходили важные и крайне своевременные донесения. Памятуя о том, что Центр проявил заинтересованность во вскрытии антисоветских планов Франции и Великобритании, опытный нелегал крупицу за крупицей накапливал данные, нужные для анализа ситуации. Неожиданно в этом деле ему помогла Сильвия, она же – радистка «Аврора».
Концертная деятельность Сильвии, начавшаяся в Барселоне, получила успешное развитие и продолжилась в Мадриде. Певица стала популярной, звукозаписывающие студии присылали приглашения записать грампластинки, её голос зазвучал по радио. Испанская богема с интересом взирала на молодую исполнительницу, набиравшую популярность. Сильвия стала своей на светских мероприятиях, проводившихся в модных салонах или в иностранных посольствах. После одного из приемов во французском посольстве, она спешно приехала домой в Барселону. Ее буквально переполняли интересные новости:
– Представляешь, Хорхе, – так на испанский лад она называла Юргена, – после выступления я сидела у рояля с бокалом шампанского. Рядом подвыпивший французский дипломат болтал с английским коллегой. С французом меня прежде знакомили, он – третий секретарь посольства. Неприятный человек, при знакомстве так откровенно меня разглядывал, будто лапал.  Говорили по-английски, и я прислушалась. Француз вел себя очень агрессивно, даже руками махал, делал вид, что подраться хотел. Он говорил, что Франция готова пойти на открытый конфликт с СССР с целью оказания помощи Финляндии, которая вынуждена вступить в войну с русскими. Англичанин оказался трезвее, но поддержал француза в антисоветских высказываниях и похвастался, что точно знает от британских военных о готовящемся плане обрушить на головы русских бомбы с английских самолетов. Они задумали план, по которому весной будущего 1940 года сотня бомбардировщиков с аэродрома города Мосул в Ираке за две недели сотрет в порошок советские города на Кавказе: Баку, Грозный и Батуми. По словам англичанина, бомбовый удар станет уроком русским за агрессию против финнов и сорвет поставки нефти из СССР в Германию, которые должны осуществляться в соответствии с договором о ненападении. Когда я услышала слова о бомбардировках советских городов, чуть не захлебнулась противным кислым шампанским. Благо никто не догадался, что я владею английским. Те подпившие дипломаты считали, что они самые умные, раз говорят на английском языке, который в Испании редко используется. Я же прикинулась изрядно захмелевшей и хохотала как дурочка. Меня быстро отвезли в гостиницу, где я наняла машину и с ветерком примчалась к тебе.
От осознания важности того, что она совершила, от быстрой езды из города в город, от радости встречи с любимым Сильвия испытывала заметное возбуждение. Она остановилась рядом, коснулась его бедром, обняла и поцеловала в губы, рассчитывая на ответную реакцию мужчины. Но разведчик с озабоченным лицом снял ее руки с плеч, пробормотал:
– Погоди-ка, милая, есть важное дело, – и ушел в кабинет составлять донесение и шифровать.
Обиженная Сильвия топнула ногой, озорно показала ему вслед язык и отвернулась.
Вскоре «Ферзь» и «Аврора» оказались в морском порту, сели в свою парусную лодку с мотором и отчалили от деревянного пирса. Они давно решили, что проводить сеансы радиосвязи с Центром безопаснее всего во время морских прогулок. Через час радистка, настроив аппаратуру, успешно отправила донесение, получила подтверждение от оператора в России и тщательно замаскировала радиостанцию после сеанса. Теперь можно было перевести дух.
«Ферзь» расслабленно сидел на корме, держал румпель и свободно управлял лодкой, скользившей по водной глади. Легкая волна с шелестом плескалась за бортом и плавно покачивала лодку. Ветра почти не было, нежаркое солнце приятно ласкало. Его желтый диск клонился к западу, по бесцветному южному небу ползли редкие прозрачные облака. Верная спутница тихонько сидела, накинув простыню. Потом постелила ее на палубу и легла загорать, вытянув в струнку стройное смуглое тело.
Прервав молчание, она неожиданно сказала:
– Хорхе, я так мечтаю о ребенке. Нашем с тобой ребенке…
Разведчик хорошо знал мечты подруги и, стремясь избежать сложного и несвоевременного разговора, пытался иронизировать:
– Ты надеешься, что малыш будет тебе помогать настраивать радиостанцию, а мне – выуживать секреты из приятелей Канариса?
До него быстро дошла неуместность иронии, поэтому разозлившись на себя, он сурово сказал:
– Война началась, моя хорошая.  Рождение ребенка сейчас для нас означает огромные сложности и реальный риск его потери. Мы воюем здесь. Никто не знает, что нас ждет впереди.
Сильвия лежала на палубе ничем не прикрытая, оттого казалась беззащитной. Положив лицо на ладони, она не произнесла ни слова в ответ. Ее плечи едва заметно вздрагивали. «Зачем плакать? Ведь ты всё понимаешь, – думал «Ферзь», – потому и не возражаешь». Ему было горько от того, что пришлось прибегнуть к жесткому ответу любимой. Он смотрел на ее совершенные женские формы, предназначенные природой для рождения детей, заботы о большой семье, и сожалел о том, что судьба у нее сложилась столь необычно и, скорее всего, неправильно. О том, что и его судьба сложилась столь же необычно, даже в голову не приходило, настолько свыкся «Ферзь» с жизнью разведчика-нелегала.
Когда они вернулись домой, Сильвия тихо произнесла:
– Прости, Хорхе, у меня случился нервный срыв. У женщин бывает… Все прошло. Постараюсь, чтобы впредь ничего подобного не было, ведь я – давно на войне. Не сердись на солдата, пожалуйста, мой командир!
«Ферзь» поцеловал ее, прижал к себе и погладил по спине. На душе у него скребли кошки.
В Москве к полученному донесению отнеслись со всей серьезностью. Нарком ВМФ Кузнецов доложил о нем Сталину, который мгновенно оценил, к чему бы привела английская бомбардировка. Сталин жил в Баку и прекрасно знал обстановку в городе, где в районе нефтепромыслов земля просто пропитана нефтью, а воздух пронизан ее густым запахом. От взрывов бомб на нефтебазах, трубопроводах и на промыслах произошли бы огромные разрушения и катастрофическое возгорание нефти. Детонация взрывов нефтепродуктов вызвала бы пожар в глубинных скважинах. Последствия для жителей города могли быть непредсказуемыми, нарушилась бы система водоснабжения, и горожане оказались бы в критической ситуации. Страшный пожар, который перекинется на весь город, потушить невозможно. Масштабы бакинской трагедии представлялись безграничными.
Нарком обороны СССР Ворошилов получил указание приложить все силы для защиты Кавказа от возможного нападения. Внимание Ворошилова в тот момент было приковано к Карельскому перешейку, где шли ожесточенные бои Красной Армии с обороняющимися финскими войсками. Несмотря на это, 31 декабря 1939 года был отдан приказ об усилении войск Закавказского военного округа сверх штатов мирного времени за счет призыва военнослужащих запаса. В первых числах января в Баку были передислоцированы части 31-й стрелковой дивизии Северо-Кавказского военного округа. Штаб ее перевели из Сталинграда в Ереван. Ситуация на Кавказе оценивалась руководством страны настолько серьезно, что нарком обороны лично совершил поездку по районам прикаспийских нефтедобывающих районов.
В результате его инспекционной поездки и указаний из Москвы на предприятиях Азербайджана силами правительства республики начали формироваться отряды местной противовоздушной обороны. Особое значение уделялось укреплению противопожарной службы объектов нефтедобывающей промышленности.
Для отражения воздушных ударов вероятного противника из западных военных округов в Закавказье были переведены три авиаполка: бомбардировочный и два истребительных.
Конечно, не только от «Ферзя» шли в Москву доклады об агрессивных намерениях Франции и Великобритании в отношении городов Кавказского региона Советского Союза. Весной 1940 года советские разведчики добыли и представили в Центр документы разработанных в Лондоне и Париже сходных по характеру планов военных операций: английского «MA-6» и его французского аналога «RIP».
   Но первым на эту тему пришло донесение от «Ферзя» по данным, добытым в Мадриде «Авророй», хрупкой, но сильной духом женщины.

Роман Ильи ДРОКАНОВА «ПАРОЛЬ — ПРЕЖНИЙ»
опубликован в журнале «ПОДВИГ» №2 за 2017 год (ФЕВРАЛЬ)



Статьи

Посетители

Сейчас 192 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ