• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Максим СОМОВ

РАЗОБЛАЧИТЕЛЬ

Отрывок из повести

 

В Балтиморе, в колледже искусств и гуманитарных наук университета штата Мэриленд, училась общительная, миловидная девушка, душа любой компании. Она изучала хореографию, звали ее Линдси. Друзья удивлялись, как ей мог понравиться замкнутый, холодноватый в общении Джек Фрост. После долгого, около трех лет, периода ухаживаний, Линдси привела своего парня домой, чтобы познакомить с родителями.

- Здравствуйте, сэр! Меня зовут Джейкоб Фрост, и я хочу официально представиться. Сегодня вечером пригласил вашу дочь на постановку… - Джек назвал гастролирующую театральную труппу. – Не беспокойтесь, я за ней присмотрю.

Такие слова долговязого, серьезного юноши очень понравились отцу Линдси. Он по-взрослому пожал Джеку руку, благословение было, таким образом, получено.

Однако вскоре им предстояло расставание по благородному поводу – Джек решил завербоваться в армию. Американские вооруженные силы всегда имели большую нужду в личном составе, но после вторжения Джорджа У. Буша в Ирак в 2003 году эта проблема стала критической. Вербовочные пункты были повсюду, и Джеку не составило труда исполнить задуманное.

Армия предлагает довольно простую, на первый взгляд, схему, посредством которой новобранец без какой-либо военной подготовки может быстро стать элитным солдатом. За шесть недель рядового-рекрута предполагается подготовить до звания рядового, еще за шесть – рядового первого класса, или так называемого специалиста – сапера или связиста, и теперь солдат, теоретически, может участвовать в бою. Потом ему предоставляют возможность пройти тест на пригодность к службе в спецназе, и еще через некоторое время подготовки в реестрах фиксируется появление новенького, с иголочки, рейнджера. Воевать с такими солдатами невозможно, непомерно раздутая штабами и службами, огромная и неповоротливая, безмерно заполитизированная, пронизанная коррупцией и преступностью, противоестественными половыми отношениями, американская военная машина в полевом бою демонстрирует вопиющую неэффективность, опытных солдат не хватает, но кадровые офицеры, желающие сделать карьеру, об этом помалкивают. Джек ни о чем таком не знал, им двигали гражданские мотивы: «Мне хотелось участвовать в иракской войне, я чувствовал, что, чисто как человек, должен помочь другим людям освободиться от притеснений тиранического режима».

В автобусе Джек познакомился с будущими сослуживцами. Мексиканец, мешая с родным испанским несколько известных ему английских слов, громогласно возвещал, что Саддам допрыгался и ему точно конец. Злой, татуированный черепами белый толстяк в кожаной безрукавке, шипел сквозь выбитые зубы что-то о проклятых латиносах. Двое черных, похожих, словно братья, выдавали рэп-экспромты, вроде: «Днем ты будешь хавать грязь, а ночью драить унитаз».

В «рекрутском депо» базы Форт-Беннинг у Джека сразу начались неприятности. У него необычно узкие ступни, и подходящие армейские ботинки ему подобрали не сразу, а уоррент-офицер, прапорщик, тыловой службы обозвал его «чертовым проклятым уродом». Рекрутов собрали в комнате, где были только стены и стулья, явился капеллан, военный священник со знаками различия второго лейтенанта, и равнодушно пояснил, что если у кого-то возникнут проблемы или жалобы, то общаться следует к нему. Что сержанты, которые призваны сделать из них настоящих солдат, имеют право повышать голос, называть любыми словами, исключая ругательства, связанные с половой и национальной принадлежностью, а также прикасаться к военнослужащим, но лишь к определенным частям тела и только во время процесса обучения.

На деле это означало пинки и тычки везде, кроме лица и паха. Подготовка заключалась в кроссах с полной выкладкой, прохождения полосы препятствий – «змейки», «рукохода», «стенок», «бревна». Перед началом полосы была огромная грязная лужа, в которой рекрутов заставляли отжиматься. Брезгливый Джек был в неплохой физической форме, но плюхаться в грязь ему не хотелось. Это заметил сержант, взял его железной рукой за загривок, и нецензурно обругав, принялся окунать лицом в жижу:

– Ешь! Хавай! Жри!!

Предполагается, что такого рода унижения вырабатывают в военнослужащем привычку мгновенно и без раздумий выполнять приказы. После команды «Отставить!», Джек долго шарил рукой в грязище, пытаясь отыскать свои очки. Зрение у него было – минус 6.5, и военный врач поднял его на смех, заявив, чтобы о подготовке спецназа он даже не мечтал.

Но Джек упрямо продолжал тренировки, он готов был воевать за освобождение иракцев от тирании даже рядовым пехотинцем. Несчастье случилось на тренажере «качели», горизонтальной, с крутым уклоном вверх, лестнице, каждая перекладина-ступень которой свободно подвешена на цепях. Джек ухитрился сломать обе ноги, повис, запутавшись в перекладинах, и потерял сознание.

В госпитале его навестил заботливый капеллан, принесший жестяную банку газировки. В полубреду от медикаментов, Джек подписал какие-то бумаги, касающиеся отсутствия у него претензий к Армии США. Несколько придя в себя, он узнал, что подписал еще и рапорт о добровольной отставке по состоянию здоровья. С этого момента Соединенные Штаты не были должны Джеку ничего. Осознав это, он снова отрубился.

Джек мучительно стеснялся от того, что дневная медсестра должна была по его звонку принести «утку», а потом унести ее, и каждый раз терпел до последнего; с ночным медбратом было как-то легче. Линдси привезла ноутбук, и это, и ее поддержка немного сгладили ощущение досадного бессилия.

Когда ноги срослись, Джек вернулся в Энн-Эрандел. Ему надо было как-то зарабатывать на жизнь, и он устроился на работу туда же, где работали соседи – в Форт-Мид, штаб-квартиру АНБ. Сначала он был «сотрудником безопасности», то есть охранником. Потом его способности айтишника были замечены, и Джеку предложили работу в одной из компаний – подрядчиков агентства. Он занимался шифрованием данных, наладкой программного обеспечения, был трудолюбив и аккуратен. Как-то само собой вышло, что его повысили, стали доверять работу не только в АНБ, но и ЦРУ. Доступ к секретам Джек воспринимал, как нечто само собой разумеющееся, как часть работы. Он строго выполнял инструкции безопасности, и слыл одаренным и дисциплинированным сотрудником. Однако некоторые факты, которые он узнавал помимо своей воли, по служебным обязанностям, начинали его беспокоить, а потом и возмущать.

Линдси давала уроки танцев, йоги и фитнеса. Но жить вместе они пока не могли, Джек часто уезжал в командировки. В Швейцарии он обучал сотрудников резидентуры ЦРУ защите электронной информации. Побывал в Японии и Южной Африке. А потом его перевели на Гавайи.

На главном острове Гавайского архипелага, Оаху, располагается криптологический центр АНБ. Южнее раскинулась бухта Пёрл-Харбор, место, в котором, после скандального провала американской разведки, 7 декабря 1941 года японцы внезапной атакой уничтожили американский флот. Во время войны на Оаху была сооружена разветвленная система огромных тоннелей. Первоначально здесь планировали собирать самолеты морской авиации, но позже тоннели отдали разведке, здесь готовились карты, макеты японских островов, разрабатывались планы вторжения. Теперь Джек работал здесь специалистом по программам шифрования. Он был ровным в общении, не забывал о маленьких подарках коллегам на дни рождения или годовщину свадьбы. Но не любил вечеринок, и отказывался фотографироваться. «Ты, как Эдвард Каллен*», – поддразнивали сослуживцы. (*Эдвард Каллен – персонаж популярной среди молодежи франшизы «Сумерки», снятой по романам американской писательницы Стефани Майер о современных вампирах. По сюжету, Эдвард живет обычной жизнью, но должен избегать прямых и ярких солнечных лучей. Другой герой саги – юный индеец из племени Квилетов Джейкоб Блэк, он может превращаться в волка).

Именно здесь, в пещерах, где колдовали математики и шифровальщики, разрабатывая системы кибер-безопасности, в сознании Джека начал складываться его дерзкий план.

 

В марте 2013 года Джек вернулся на материковую часть США. Он устроился на семинары повышения квалификации одной из крупнейших консалтинговых компаний – Booz Allen Hamilton, которую АНБ нанимало как внешнего подрядчика. Центральный офис компании расположен неподалеку от Фот-Мида, от колледжа Джека и дома его матери. После окончания семинара Джек был принят на работу в Booz, теперь его заработок равнялся 122 тысячам долларов в год, плюс оплата жилья. Он повидался с Вэнди, съездил к отцу, чтобы пообедать с ним. Сын показался Лону еще больше, чем обычно, погруженным в себя, чем-то озабоченным. Они обнялись, произнесли ритуальные американские слова: «Я люблю тебя, папа. Я люблю тебя, Джек».

В середине апреля Джек и Линдси въехали в свой новый дом в Гонолулу. Он находился всего в квартале от того, в котором жил Джек, но был гораздо просторнее. В своем блоге девушка написала:

«Переезды мне нравятся тем, что когда все решено и вещи перевезены, перед тем, как распаковать их, можно побродить по пустым светлым комнатам (наверное, в прежней жизни я была кошкой). Некоторое время мы с Дж планировали, как будет выглядеть та или иная комната, когда мы затащим и расставим в них вещи. Мы даже обсуждали шелковые занавески в двухэтажном зале».

Пост сопровождался фотографией, для Джека – последней на родине. На полу большой пустой комнаты лежит Линдси в элегантном синем платье и очаровательно улыбается. Джек сидит, как обычно, спиной, глядя в объектив стриженым затылком, рядом с ладонью, которой он оперся об пол, лежат очки.

Во второй половине апреля домой улетела Линдси. Вместе со своей матерью она ходила по антикварным магазинам, выбирая предметы обстановки для нового дома.

 

Джек тем временем сливал данные АНБ.

 

Он имел доступ во внутреннюю, закрытую сеть ведомства – NSAnet, которая после событий 11 сентября объединила и сети других разведывательных ведомств. Теперь Джек был одним из сетевых администраторов, которые могли заходить на все без исключения ресурсы NSAnetа. Таких, как он, насчитывалось меньше тысячи человек – все остальные, даже высокопоставленные кадровые сотрудники с высоким допуском секретности, имели доступ к строго ограниченным группам ресурсов. Находясь на Гавайях, в шести часовых поясах от Форт-Мида, Джек имел возможность получить доступ к серверам штаб-квартиры АНБ, когда большинство ее сотрудников спали в своих красивых особняках. Как специалист, в задачу которого входила проверка безопасности систем от утечек, он мог получить служебные логины и пароли любого сотрудника АНБ. Аналогичная британская служба, Центр правительственной связи – GCHQ, если и не является филиалом АНБ, то без ограничений делится с американским агентством своей информацией. Джек имел доступ и к GCWiki, закрытому «Интернету» британцев. Джек мог открыть любой файл и скопировать его, не оставив за собой электронного следа. Позже один из офицеров американской разведки назовет его ghost user – «пользователь-призрак».

Многие бывшие сослуживцы Джека отзывались о нем как о редком гении компьютерных технологий. Имея неограниченный доступ к множеству ресурсов и каналам зашифрованной связи, Джек мог отправить скопированные документы на любые серверы, извлечь и расшифровать информацию с которых мог только он сам. Джек редко использовал  флеш-карты: при возможном обыске он, конечно, смог бы объяснить, зачем выносит флешку из здания, но в этом случае такого сотрудника точно взяли бы на заметку.

 

Проработав в новой должности меньше двух месяцев, Джек пожаловался своему начальству в Booz на перенапряжение и признаки нервного расстройства. Подобным недугом страдает его мать, и, возможно, они начинают проявляться у него самого. Джек намерен отдохнуть, обследоваться у врачей, и согласен на неоплачиваемый отпуск. Начальство великодушно дало свое разрешение. Очень скоро Джек уже летел в Гонконг. Когда он поднимался на борт воздушного лайнера, в его голове были ключи от виртуальных сейфов, хранивших самую большую утечку информации в истории всех разведывательных служб США вместе взятых. Вылетев в Гонконг из Гонолулу, Джек мог быстрее всего оказаться вне юрисдикции американских спецслужб. К тому же, по его мнению, Китай являлся сложной и могущественной государственной системой, которая имеет свои интересы и не сразу прогнется под давлением другой системы – США.

Вернувшаяся в Гонолулу Линдси обнаружила тихий и пустой, явно покинутый дом. Джек исчез без объяснений, не оставив ни электронного, ни бумажного прощального письма. Девушка записывает:

«Я чувствую себя одинокой, потерянной, ошеломленной, и отчаянно нуждаюсь в передышке».

Через пять дней Линдси Миллс удалила свой блог. Она начала понимать, что с Джеком что-то произошло. 

(Адаптировано для  сайта)

 

Повесть Максима СОМОВА «РАЗОБЛАЧИТЕЛЬ»

опубликована в журнале «ПОДВИГ» №11-2018 (выходит в НОЯБРЕ)

  

 

Статьи

Посетители

Сейчас 198 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ