• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Валерий ГОРБАНЬ
ВЫСТРЕЛЫ на ПЕРЕВАЛЕ
Отрывок из повести
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

 

25 апреля
В таежном распадке, под черными замшелыми лиственницами, на голубоватом обледеневшем сугробе, уткнувшись лицом в наст и подергиваясь в предсмертных конвульсиях, лежал человек. Над ним стояли трое. Тот, что был ближе всех, худощавый, с непокрытыми черными кудрями, серебрившимися в неверном лунном свете, тоже дрожал. Но не от боли и не от того животного инстинктивного возбуждения, которое возникает у любого нормального человека при виде чужих страданий. Его трясло от пакостного страха, панического предчувствия расплаты, неожиданно и мгновенно сменившего опьянение властью над жизнью и смертью другого человека. Колотило и второго, рослого молодого парня, который бессмысленно топтался на месте, словно решая, куда идти и надо ли вообще идти куда-то. Третий, приземистый, коренастый, прихрамывая, подошел поближе и придушенным хрипловатым голосом сказал:
– Давай еще раз. Для надежности.
Черноволосый завозился, лязгнул чем-то металлическим и наклонился над умирающим. Раздался приглушенный хлопок. Замершее было тело содрогнулось еще раз и снова обмякло.
– Готов. Засыпай.
Хромой с похабным смешком встал на труп, попрыгал, вминая его в сугроб. Двое других торопливо ногами нагребали снег на убитого, на еще теплую голову, обмотанную скотчем, на рабочую болоньевую куртку и синее спортивное трико, заправленное в короткие прорезиненные полусапожки. Затем убийцы, так же торопливо, выстроились гуськом и по хрустящему насту след в след пошагали вверх по склону сопки. Минут через пять выбрались на дорогу, сели в не успевшую еще остыть старенькую красную “копеечку” и рванули по направлению в город, подальше от места, где преступили они главный закон человеческий.
При въезде в город Хромой тронул за плечо молодого, который вел машину:
– На почту идем завтра с утра. Сегодня перевод никак не поспеет.
Черноволосый, вроде бы безучастно смотревший в окно, отозвался:
– А н-нас м-менты н-н-е вс-с-третят?
– А ты ствол с собой прихвати. Мы с Малым тоже возьмем. Нам теперь терять нечего. Тачку я с утра кентам на запчасти загоню. Получим перевод, все поделим и – врассыпную. С такими бабками “на материке” год гулять можно. – Помолчав, насмешливо добавил: – Не ной, а то еще больше заикаться начнешь. Смоемся без проблем. Баба его пока ни во что не въехала, никто ничего не видел и не слышал.
Хромой ошибался. За шестьсот километров, в далеком горняцком поселке, чуткое сердце любящей женщины услышало то, что никогда не смогут уловить и зафиксировать самые фантастические приборы. Услышало и поняло так, что утром 26 апреля совершенно чуждый всякой сентиментальности Жорка поверил Наташе мгновенно и безоговорочно.

 

26 апреля
Гопа влетел в кабинет:
– Пошли, быстро.
– Что, пришли за переводом?
Жорка стрельнул глазами в сторону подскочившей Натальи и соврал:
– Шеф зовет, ты же знаешь, как он ждать не любит.
А в коридоре Управления, на ходу, добавил:
– А еще Шеф не любит ...болов, у которых язык вперед головы работает. И все их не любят. А я особенно. И если хочешь со мной работать, держи язык в заднице, если он не держится за зубами.
Игорь молча проглотил эту ультрапедагогическую речь. Обижаться, кроме как на себя самого, смысла не было. Да и времени тоже. Главпочтамт располагался в соседнем квартале, через дорогу от УВД.
Жорка быстро говорил в такт шагам:
– Останься поближе к выходу, у окна, там столик, – заполняй любой бланк. Я буду брать того, кто пришел за переводом. А ты смотри в четыре глаза. Если он не один, дружки могут пойти на меня, а могут и ломануться на выход. Возьми хоть одного. Резко уйдет какая-нибудь машина, – запомни марку, цвет, номер. Кстати, стой! Оружие взял?
– Да.
– Далеко не убирай, но и сразу не доставай. Еще пока ничего не ясно, может, никакого криминала нет. Схватишься за пистолет, потом всю жизнь будешь прокурору письма писать. Заява есть, задерживать для разбирательства можно. Начнем вежливо. Если будут дергаться, вали на пол и надевай браслеты. Достанут стволы, – доставай свой. Короче, делай, как я.
Игорь смотрел на Жоркин бычий затылок и с интересом представлял себе, как будет “валить на пол” такого же бугая. Нет, парень он не слабый, немного занимался борьбой, может сутками бродить по тайге, но тут – другое дело. Страшила не сама возможная схватка, пусть даже с подготовленным и опасным противником. Страшней любых увечий и даже самой смерти была мысль: “А вдруг упущу, не смогу помочь Жорке?” Тогда – пожизненное клеймо “лоха” и возня над бумажками с описанием чужой работы.
Все. Пришли. Сомнения закончились. Только внезапная дрожь на секунду стеснила дыхание. Но Игорь уже знал, что волнение мгновенно исчезнет, как только начнется Дело. Движения невесомого тела станут легкими, не отнимающими ни капли драгоценного внимания у мозга. Даже в случае тяжелой травмы боль и страх придут потом, когда все закончится и начнется отходняк. А если задержание будет успешным, то эйфория азарта перейдет в бешеную энергию, позволяющую работать сутками без сна и отдыха.
Жорка стоял в очереди за переводами. Впереди него болтали две симпатичные девчушки-студентки. За ними – дед, по виду на все сто лет. Мелькнула шкодная мысль: “Может, его будем брать?..”
Ага, а вот морда вполне подходящая. Мужик лет тридцати, дерганый весь, озирается каждую минуту, ну точно – он!
Упорхнули щебетуньи. Ушкрябался, шаркая прорезиненными валенками, дед. Подергиваясь и гримасничая, выскочил суетный мужик.
Жорка протянул бланк кассирше. Та громко, на весь зал, объявила:
– У нас такой суммы нет, подойдите к начальнику смены.
Гопа сердито направился за загородку, с ходу начиная скандал:
– Шлете извещение, так подумайте головой, что надо деньги заказать. Почему я должен бегать туда–сюда?
Еще более сердитая начальница подозвала кассиршу, и они втроем скрылись за дерматиновой дверью в конце зала. Через пару минут озабоченный Жорка выскочил из-за двери и направился к выходу, еле заметно кивнув Игорю головой.
– Ушел, сука. За две минуты до нас. Ему, как и мне, сказали, что таких денег в наличии нет, сумма очень большая, надо минут двадцать подождать. А он сразу побледнел, говорит, мол, тогда пока на улице погуляю, а потом подойду. С ним еще двое было. Сначала порознь стояли у разных окошек. А потом сошлись, пошептались и – ходу. Девчонки молодцы. А мы лоханулись. Наше счастье, если снова придут. Говорил шефу, надо было сразу засаду выставлять по полной программе.
Ни через двадцать минут, ни через два часа никто за переводом на десять тысяч рублей на имя Дегтяря Дмитрия Степановича не пришел.
Оперативники вышли на улицу. Молча прошагали к УВД. У самых дверей Жорка остановился:
– Хреновое это дело. Кровью оно пахнет.

 

Повесть Валерия ГОРБАНЯ «ВЫСТРЕЛЫ на ПЕРЕВАЛЕ»
опубликована в журнале «ПОДВИГ» №02-2019 (выходит в ФЕВРАЛЕ)

 

Статьи

Посетители

Сейчас 159 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ