• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Инесса ДАВЫДОВА
МЕТКИЙ ПРОФИЛЬ
Отрывок из романа


ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Здание Управления почти пустовало, когда Кира припарковала свой «фольксваген» у центрального входа. Кабинет полковника Лимонова располагался на третьем этаже. На одном дыхании Кира влетела вверх по лестнице и быстро преодолела длинный коридор. Ее эмоции немного улеглись. Всю дорогу она репетировала разговор с полковником, отрабатывая разные варианты его ответов, но то, что увидела в кабинете, никак не вписывалось, ни в одну из продуманных схем.
Лимонов сидел за рабочим столом, перед ним стояли заляпанный граненый стакан и начатая бутылка коньяка. Увидев свою сотрудницу, полковник с облегчением выдохнул и шутливо произнес:
– А я уже подумал, меня сейчас застукают за выпивкой и донесут начальству.
Кира сдержано улыбнулась и протянула папку с профилем убийцы, с которым даже не удосужилась ознакомиться в дороге. Полковник небрежно бросил папку на стол, вынул из верхнего ящика еще один стакан почище, и подтолкнул его к Кире.
– О, нет. Я за рулем.
– Вызовешь такси! – недовольно буркнул полковник, и по его настроению Кира поняла, что от настойчивой просьбы, больше похожей на приказ, на этот раз не уклониться.
Кира никогда не пила крепких спиртных напитков, но ей необходимо было расположить к себе начальника, чтобы освободиться от Бирка, поэтому она, особо не раздумывая, потянулась за стаканом, на четверть наполненным коньяком.
 Полковник провозгласил:
– За паршивый день!
Алкоголь придал Кире смелости, она собралась с силами и выпалила:
– Андрон Маркович, я отказываюсь работать с Бирком. Если вы будете настаивать, я уволюсь.
Такого поворота Лимонов не ожидал. Он покраснел от злости и в упор уставился на сотрудницу.
– Что случилось?
– Ничего. Все живы, здоровы, но это пока... Так и влепила бы этому напыщенному докторишке смачную пощечину. Не знаю, как я вообще сдержалась...
– Чем он так тебе не угодил?
Кира поморщилась и ответила:
– Он не командный игрок и, хоть обещает, делиться информацией будет неохотно. Собирается вести собственное расследование. Зачем он нам нужен? У меня от него мороз по коже. Он не терпит чужого мнения и распоряжается моим временем, как будто я работаю на него, а не на вас. С ним что-то не то... Я это чувствую. Его лицо...
Пока она говорила, полковник поднялся с кресла, прошелся по кабинету и встал у окна. Не спеша закурил сигарету и пододвинул к себе пепельницу.
– Моя вина. Послал тебя, не предупредив о его странностях. Отчасти из-за того, что получил нагоняй от начальства, и мне было не до тебя, отчасти хотел посмотреть, как ты справишься с заданием без моих наставлений.
Подняв на шефа глаза, Кира покраснела. Она поняла, что не прошла проверку на прочность. Как можно доверить ей серьезное дело, если она не может справиться с элементарным заданием – быть связным между отделом и консультантом? От этой мысли ей стало не по себе. Но стакан с остатками коньяка говорил о том, что полковник хочет с ней поговорить, а не уволить.
– И я не справилась, – констатировала Кира.
– Почему? – удивился Лимонов. – Справилась. Ты же сама сказала: все живы и здоровы. Бирк не звонил, не требовал дать более компетентного сотрудника, как он это всегда делал раньше, а значит, по его мнению, встреча прошла хорошо. В прошлом году следователь из убойного, не зная о чудаковатостях доктора, врезал ему промеж глаз прямо на месте преступления. Ему показалось, что Расмус  смеется над жертвами, – плечи полковника затряслись от смеха. – Бедняга две недели походил на очковую кобру.
– А он что, действительно смеялся? – Кира вспомнила его улыбающиеся глаза в Захарово.
– Да. У него это бывает, – небрежно бросил Лимонов. – Расмус Бирк побывал в руках маньяка. Вследствие чего хромает, страдает от нарушений эмоциональных реакций и помешан на безопасности. После нападения на него, он две недели был между небом и землей.
Полковник налил себе очередную порцию коньяка и освежил стакан сотрудницы. Потрясенная Кира не сводила с него глаз.
– Когда Расмус в стрессе, у него путаются положительные и отрицательные эмоции, – пояснил полковник. – Если он улыбается, значит, грустит. Если хмурится, значит, улыбается. В обычной обстановке он ведет себя вполне приемлемо, но сегодня к нему в дом пришлось впустить новичка и обсуждать методы своей работы – для него это стресс.
 Это объясняло Кире реакцию доктора на ее слова. Значит, когда она пожимала ему руку, а затем выдвигала свою версию убийства Богатыревых, – он улыбался!
– Первый раз встречаюсь с таким, – призналась она и залпом осушила вторую порцию коньяка.
– Вот это по-нашему! – довольно воскликнул полковник и закусил долькой лимона. – Лимон поглощает лимон! – провозгласил полковник и усмехнулся: – Что? Думаешь, я не знаю, как вы меня в Управлении называете? Да ладно. Лимон так Лимон. Это ведь не скорпион, а безобидный фрукт.
У Расмуса талант. Особый взгляд на вещи. Смесь интуиции, животного чутья и аналитического ума. Его кредо: «Информирован – значит, вооружен». Он помешан на информации. Может отмахнуться с первого взгляда от стоящей зацепки и зациклиться на какой-нибудь ерунде, которая в итоге и выведет его радар на маньяка. Я привык к его методам и не обращаю на это внимания. Что он попросил на завтра?
– Отчет патологоанатома и список наемников, которые могли завербоваться в горячие точки.
– Отчет должен прийти завтра утром. А вот список придется составить тебе самой. Я, честно, даже сам не знаю, как к нему подступиться. Импровизируй. Можешь подключить к нему Свиридова, у него есть доступ к базе ФСБ.
– Может, вы ему дадите указание, а то я новенькая, ко мне еще ребята не привыкли.
Лимонов пристально посмотрел ей в глаза, ему хотелось тут же рявкнуть, но в последний момент он передумал и кивнул.
– Бирк считает, что в подвале была шестая жертва, но я полагаю, что это мог быть просто какой-то предмет, похожий на силуэт человека, который после расправы над своими жертвами убийца мог передвинуть или забрать.
– Вот как? – удивился полковник. – Какие еще зацепки Бирк считает существенными?
Кира подробно рассказала о мнении доктора и прокомментировала:
– Насчет мачете я не согласна. Редко, но оно все же встречается на местах преступлений. По поводу Руанды это удар мимо лунки. Привязываться из-за оружия убийства к конкретной стране – глупо.
С минуту полковник, прищурившись, не сводил взгляда с подчиненной. Он обдумывал выводы Бирка и в отличие от Митяевой, был с ним солидарен.
– Не хотел тебе говорить, да, видно, выбора у меня нет, – сказал полковник и разлил остатки коньяка по стаканам. – Ткаченко написал докладную на меня в министерство. Он давно искал повод, а тут целых три подвалило. Ну не упускать же такую возможность.
Осушив стакан, полковник закусил очередной долькой лимона и сморщился.
– Тот, кто предложил тебе перевод, явно хотел от тебя избавиться. Наш отдел не доживет и до конца этого дела. Интриги, Митяева! Я-то что, выйду на пенсию, а вот вы что будете делать? Разбредетесь по отделам?
Набравшись смелости, Кира спросила.
– А что Ткаченко вам предъявляет?
– Да много чего, – ушел от ответа полковник. – Мы с ним клыки друг другу давно показываем. Так что, если ты не переведешься на этой неделе, то, скорее всего, будешь работать под руководством Громова. Молодому отделу – молодое начальство. Тьфу ты ну ты! Пригрел на свою беду генеральского сынка.
– Но опыта в профилировании у него нет.
– А ему не нужен опыт. Возьмет в штат психолога, тот будет составлять профиль. Громов подпишет и передаст для дальнейшей разработки в следственный отдел. Непыльная работенка, скажу я тебе. Посидит так тихо пару годков, а потом уйдет на повышение. Папаша ему уже на пятилетку вперед карьерный план составил.
– А если вас не уволят? – с надеждой спросила Кира.
– Тогда для тебя наступят плохие времена, Митяева. Я сюда не отсиживаться пришел. Мне нужен отдел с реальными показателями в поимке особо опасных. – Полковник показал на стеллаж, в котором хранились копии нераскрытых дел и жестким тоном произнес: – Нужна справедливость.
 В кабинете на минуту воцарилась тишина. Затем полковник сказал:
– Если захочешь уйти, держать не стану. Что с тобой будет, когда ты встретишься с маньяком с глазу на глаз? Он ведь говорить про погоду не станет. Расправится с тобой, как с овечкой на заклании. В момент опасности страх парализует сознание и тело. Ты не сможешь ни о чем другом думать, как только о его звериных глазах. А они, как под гипнозом, свербят и не отпускают.
После очередной паузы полковник облизал пересохшие губы, глубоко вздохнул и резюмировал:
– Иди, Митяева, домой. Не по Сеньке шапка. Сиди на бумажной работенке, стучи по буквам. Не лезь в это дерьмо. Устал я людей терять.
Кира схватила куртку и, не попрощавшись, выскочила из кабинета. От обиды на глаза навернулись слезы. Разговор с полковником еще больше придал ей уверенности – отдел профайлинга точно не для нее.

 

Роман Инессы ДАВЫДОВОЙ «МЕТКИЙ ПРОФИЛЬ»
опубликован в журнале «Детективы «СМ» № 2-2019 (выходит в АПРЕЛЕ)

 

Статьи

Посетители

Сейчас 31 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ