Печать

Борис ГУРЧЕВ
БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ
Отрывок из повести


ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

… По правому борту медленно идущего корабля проплывали мощные, старые стены фортов, издавна защищавших город Петра с моря от недругов: «Петр I», «Константин», «Александр I».
– Сколько крови было пролито здесь! Лишь бы не зря все это! – Сергей еще немного побыл на юте, наблюдая, затем убыл обходить корабль.
 Волновался за выход не только механик. На борт корабля перед выходом поднялись председатель государственной приемки кораблей ВМФ, генеральный директор завода, на котором строился корабль, главный инженер, представители 1-го ЦНИИ ВМФ – научно-исследовательского института флота большой группой, конструктор корабля, тоже главный. Весь «бомонд» собрался!
 Руководитель электромеханической секции капитан 1 ранга Евгений Григорьев тоже нервничал. Ему тоже не нравилось, что выход перенесли, а еще больше нервировали высокопоставленные гости, что на корабль загрузились. Но, что поделать – служба!
– Что-то непременно должно произойти! – думал Григорьев, в свою очередь, обходя корабль и обращая особое внимание на оборудование энергоустановки. – Сколько народу лишнего загрузили! Залив из берегов выйдет…
Григорьев спустился в ПЭЖ.
– Смирно! – подал команду кто-то.
– Отставить «Смирно», работайте спокойно. – отреагировал офицер.
Корабль, увеличив скорость, пошел в район испытаний
– Ну что, механики! – обратился Григорьев к собравшимся в посту. – Сегодня ваш день, праздник, можно сказать. Нужно выжать из машин все, на что они способны. Чуть больше – не прошу, но что возможно, пожалуйста, сделайте!
– Сделаем, товарищ-щ капитан пер… ранг!.. Обязательно!– ответил кто-то на его призыв.
– Постарайтесь! – и убыл в ходовую рубку. Корабль набирал ход, и пора было предъявить что-то. Побыв минуту в ходовой и, бросив взгляд на счетчик лага – прибор, показывающий скорость корабля, офицер убыл за председателем госкомиссии.
 Скорость увеличивалась. Все три двигателя работали на полных оборотах. Вот – вот желаемый результат должен быть достигнут.
 Появился председатель. Взгляд на счетчик лага. На нем – двадцать девять с половиной узлов. Больше никак не выжимается.
– Разбирайтесь! Разберетесь – доложите! – подождав минут семь сказал он тихо, и покинул ходовую.
– Странно! На пробе давали и больше установленного, а сейчас – ни в какую! – Григорьев опять спустился в ПЭЖ.
 Посоветовавшись с представителями «Звезды» и обсудив, а затем, утвердив их предложения, офицер опять поднялся в ходовую рубку.
 На счетчике лага теперь горели почти те же цифры, что и на пробном испытании, некоторое время назад – 31, 5 узла. Григорьев некоторое время выждал, потом покинул ходовую.
– Пойду звать председателя, – сказал он Семину. – На этот раз должно получиться.
 Председатель комиссии, поднявшись на мостик, в течение одного галса наблюдал за лагом, потом тихо произнес:
– Два часа полного хода!
И, не прибавив ни слова, покинул ходовую рубку.
– Слышал? – Григорьев покосился на командира. Тот промолчал.
 В течение следующих двух часов корабль ходил полным ходом по полигону. Показания лага не изменились, даже чуть возросли.
– Отлично! Я за председателем! – поспешил каперанг.
 Тот, в очередной раз поднявшись в ходовую рубку, бросил взгляд на счетчик лага, спросил о параметрах работы машин, приказал сбросить ход до среднего и поворачивать в базу. Однако этим дело не закончилось. Лопнуло дюритовое соединение на масляной системе уже левой машины. Но случилось это уже после окончания скоростных испытаний…
…Российская подлодка тем временем медленно погружалась на заданную глубину, погружалась без хода, без шума, непрерывно и чутко прослушивая акустический горизонт.
 – Механик, уменьши скорость погружения!
– Принято триста семьдесят литров! Стоп, принимать! – сам себе дал команду механик и закрыл приемный кингстон «из-за борта в уравнительную». Лодка уменьшила скорость погружения. Сто десять метров, сто пятнадцать… сто двадцать три.
 – Глубина сто двадцать три метра! – объявил Седов, и посмотрев на механика, дал команду. – Удифферентовать подводную лодку на глубине сто двадцать три метра без хода.
 Поколдовав немного за пультом, механик доложил, что лодка удифферентована. И в самом деле, она застыла без движения, как будто поджидая приближавшийся «Коннектикут».
 Немного увеличив скорость, на глубине семидесяти метров он приближался к точке, в которой без движения застыла «Пиранья». Подойдя ближе, до такой степени, что на российской подлодке стал слышен шум винтов американца, он снизил скорость и стал еще более тщательно обследовать акустический горизонт.
 В какой-то момент российские моряки услышали шум проходящей у них над головами американской подводной лодки.
– Глубина сто сорок шесть метров! – почему-то шепотом произнес команду Седов. Надо было на всякий случай сменить глубину погружения – вдруг «амеры» слышат.
– Есть, сто сорок шесть! – так же шепотом ответил механик, удивленно глядя на командира.
Шум от проходящего «американца» постепенно перешел на другой борт и затих. Затем еще раз российские моряки услышали над собой, как проходит иностранная подводная лодка. На этот раз она поменяла глубину погружения. Заняла горизонт сто метров.
«Правильно сменили глубину!» – пронеслось в голове Седова. Он скомандовал – Механик, погружайся на сто восемь три метра!
– Есть погружаться…– репетовал механик. Снова шум над головой, постепенно уходящий вправо. Потом еще и еще…
– Включить магнитофон! Торпедный аппарат №1, 2 к выстрелу приготовить!
– Выполнено «товсь», торпедных аппаратов номер первый, второй к выстрелу! – доложил помощник по вооружению.
– Условно, пли!
– Выполнено «Условно, пли»!
В общей сложности более тридцати раз заходил «Коннектикут» на «Пиранью», но так и не смог ее обнаружить. На его борту не знали, что они все уже уничтожены. Правда, условно.
 Седов постепенно погрузил подлодку на двести метров. Глубже было нельзя, предел. В голову ему пришел эпизод из немецкого фильма «Подводная лодка», где все, не отрывая глаз, смотрят на глубиномер, стрелка которого неумолимо двигается к красной границе.
 «Коннектикут» прекратил, наконец, свои попытки найти российскую подлодку, и лег курсом на север…
… Стемнело. Не сразу, однако, а постепенно. Северо – За-пад все же. Офицеры, свободные от выполнения обязанностей в дежурной смене, у себя в вагоне с азартом резались в «кошу», нарды, на шалабаны.
– Принят сигнал боевого управления «Окраина» – доложил командиру дежурной смены связист.
– Есть! Принял! – и, доложив о полученном сигнале командиру полка, командир дежурной смены, потянулся к своему сейфу за пакетом.
 При получении этого сигнала надлежало немедленно пакет вскрыть, уяснить его значение и принять меры к выполнению предписанного.
…Произвести запуск двух изделий по точке с координатами …градусов северной широты, …градусов восточной долготы…
– Боевая тревога, ракетная атака!
 Вот, наконец, свершилось то, ради чего колесили по стране тысячи километров! КДС, глянув на координаты, подтвердил себе, что не война и даны района Камчатки, доложил об этом командиру полка и принялся готовить комплекс к пуску. На все по нормативу отводилось не более трех минут.
– Такая вот нам выпала боевая стартовая позиция! Поднять пусковые шахты 2 и 5! Ввести координаты цели!
 Неслышно откинулись крыши вагонов с ракетами. Шахты поднялись и заняли вертикальное положение.
 В трехстах метрах от стации загулявший мужичонка  с удив-лением наблюдал эту картину.
– Введены данные!
– Пуск второй ракеты!
 Пороховые «стартовики» вынесли ракету из шахты на высоту примерно двенадцати метров. Запустился маршевый двигатель. Ракета, окутанная облаком дыма, пошла к цели.
– Пуск пятой!
Все повторилось. Мужик от удивления даже сел на « задницу» – такого еще видеть ему не приходилось. Потом он поднялся и «ускоренным маршем» зашагал к дому. Хмель, как рукой сняло.
 Шахты опустились, крыши вагоном закрылись. Ждать нужно было с полчаса, пока ракеты достигнут полигона «Кура» на Камчатке.
– Получен сигнал боевого управления «55»! – доложил связист.
Это означало попадание в цель.
– Отбой, боевой тревоге! – по трансляции произнес командир дежурной смены.

 

Повесть Бориса ГУРЧЕВА «БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ»
опубликована в журнале «ПОДВИГ» №05-2019 (выходит в МАЕ)