• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Василий ГОЛОВАЧЕВ
НЕВОЗМОЖНОЕ НЕУЛОВИМО

Глава из романа
Сокращено для публикации на сайте

Член-корреспондент РАН Фурсенко за два дня достал всех так, что даже терпеливый командир воинского контингента, окружившего место посадки Динло, подполковник Арлазоров чуть его не обматерил и попросил Волконскую больше не подпускать «этого вченого» к его бойцам.
    Она предложила Назару взять на себя тяжелую ношу общения с человеком, то и дело напоминавшим, что он советник главы государства. Назар сначала попытался отстраниться от этого поручения, сославшись на занятость и поиски решения проблемы связи с братом.
– Пусть Фурсенками занимается Кружилин, – сказал он. – Ты же знаешь, как важно проникнуть внутрь Динло и вытащить Леона. Это позволит решить все проблемы контакта с реликтом.
– Потерпи день-два, – умоляюще проговорила Фрося, когда им на пару минут удалось остаться в домике штаба вдвоем. – Я доложила Звягинцеву, он уговорит директора отозвать Фурсенко, но быстро сделать это не удастся. Членкор нынче действительно служит советником президента, да к тому же руководит каким-то секретным институтом по разработке стратегий безопасности.
В штабной домик без стука ввалился Кружилин:
– Ефросинья Павловна, там вас Фурсенко требует.
– Требует?
– Ну, он говорил в повелительном наклонении.
– Зови.
– Понял, сейчас. – Кружилин бросил на Назара тяжелый  взгляд и вышел.
 Дверь в штабной домик распахнулась, на пороге возникли Фурсенко и двое сопровождавших. Один – молодой, накачанный, спортивного вида, с подбритыми висками и квадратной челюстью. Фурсенко два дня назад представил его как секретаря, хотя Назар подозревал, что парень исполняет обязанности телохранителя «важного научно-государственного деятеля».
Второй спутник Фурсенко по фамилии Чепесюк представился по прибытии кандидатом биологических наук и помощником по организационным вопросам. Однако от патрона он не отходил ни на шаг, и они всегда ходили втроем.
– Ефросинья Павловна, – проговорил лошадинолицый Фурсенко нелюбезным тоном; он всегда и со всеми разговаривал «через губу». – Ваши люди отказали мне предоставить транспорт. Я выполняю задание президента! Извольте оказывать всестороннее содействие!
– Товарищ полковник, у нас шесть квадроциклов и две багги, все в работе.
– А тот, что стоит у порога? – осведомился Чепесюк.
– Это машина начальника экспедиции.
– Я полагаю, что начальник экспедиции сумеет обойтись какое-то время без транспорта, – скривил губы Фурсенко. – Мне необходимо объехать все посты наблюдения, пообщаться с учеными и доложить президенту о состоянии исследовательского процесса. Меня уверяют, что Динло не идет на контакт. Это соответствует истине? В чем причина?
Назар рассмеялся.
– Один мой приятель, поэт, говорил по этому поводу: «есть все же разум во Вселенной, раз не выходит на контакт».
Кружилин за спинами гостей усмехнулся. Волконская нахмурилась.
–  Майор…
– Ваш охранник напрасно умничает, – неодобрительно покачал головой Чепесюк, ища взгляд Фурсенко; ему хотелось заслужить одобрение патрона.
Назар искренне ненавидел такой холуйский тип людей и всегда ставил их на место но, встретив предупреждающий взгляд Фроси, понял, что она не простит ему издевательского тона.
Волконская дернула уголком губ, оценив юмор ситуации.
– Майор, берите машину и доставьте Григория Максимовича и Ефима Остаповича, куда они прикажут.
Назар вскочил, бросил к виску два пальца.
– Слушаюсь, товарищ полковник!
– Благодарю, – пробурчал Фурсенко, выбираясь из домика.
Назар посмотрел им вслед, оглянулся.
– Я тебя правильно понял?
– Отвечаешь за них, как за недоразвитых детей! И не шути больше при Григории Максимовиче, с юмором у него плохо. Если он обидится, нас завтра же отзовут в Москву.
– Не отзовут, – беспечно махнул рукой Назар. – Мы единственные, кто испытали на себе телепортацию и знаем повадки Динло. Но обещаю вести себя пристойно. Не забудь о встрече.
Не дожидаясь ответа женщины, он выскочил из штаба. Троица высоких гостей стояла у пятнистой военной багги, вмещавшей четырех человек.
Откуда-то вывернулся Домани.
– Куда едем, командир?
Назар посмотрел на Фурсенко.
– Вам придется кого-то оставить в лагере. В машине всего четыре места.
– Мы поедем вместе, – сказал Чепесюк, преданно глядя на патрона. – Ваш человек лишний.
Назар усмехнулся.
– Лейтенант Домани выполняет задание, обеспечивая безопасность участников экспедиции. Это непременное условие работы. Так что, вам придется решать, кто поедет с Григорием Максимовичем, а кто нет.
Фурсенко  проговорил кислым тоном:
– Потом разберемся с этим бардаком, Ефим… Понавыдумывали себе обязанностей. Останься, проверь снабжение и отчетность. Поехали, Гарик.
Крупногабаритный спутник Фурсенко, не проронив ни слова, открыл дверцу багги, помог шефу забраться в открытую всем ветрам кабину машины, укрепленную для прочности трубчатыми конструкциями.Эти машины уже показали настоящие чудеса проходимости по пересеченной местности.
Николай посмотрел на Хромова:
– Я поведу?
– Давай, – согласился Назар.
Внезапно дверь штаба толчком распахнулась. Из домика выбежала Волконская, за спиной которой вырос мрачный Кружилин.
– Майор, срочно к Венгеру! – торопливо проговорила женщина. – У них там что-то происходит! Я тоже подъеду, жду машину пограничников.
– Выкидыш? – оживился Домани.
– Поехали! – вскочил Назар на сиденье справа от места водителя.
Багги зарычал и понесся к береговому откосу реки.
Стал виден другой берег с крутыми стенами урочища. Колеса машины с грохотом поскакали по камням россыпи курума. Багги обогнула скалы, заросли кедрового стланика, полезла вверх. Домани лихо выкрутил руль, так что багги встал на два колеса. Пассажиры на задних сиденьях с трудом удержались на местах, вцепившись в дуги металлической рамы. Назар показал Николаю кулак. Лейтенант оскалился, но повел машину аккуратнее.
Еще не доехав до цели, пассажиры багги увидели на полпути от поста до горы Динло странный объект: гигантское чешуйчатое яйцо, висящее над каменной плешью на высоте трех метров.
«Яйцо» было вытянутым и чуть изогнутым. Длина его достигала двух десятков метров, ширина в самой широкой части – метров трех. И оно «дышало» – то увеличивалось в размерах, то уменьшалось, словно работающее человеческое сердце.
– Ничего себе! – восхитился Николай. – Хорошее яичко!
– Что это? – осведомился Фурсенко, меняясь в лице.
– Выкидыш.
Член-корреспондент РАН поморщился.
– Оставьте свой лагерный лексикон!
– Не я придумал термин, – ответил Назар. – Динло мечет из себя необычные объекты довольно часто, выкидыши – самое подходящее для них название. Тормози, Коля.
Багги объехала низкорослую еловую поросль и остановилась у палатки, пустив тучу пыли. Назар, не дожидаясь спутников, выскочил из кабины и подбежал к навесу, из-под которого на Динло смотрели трубы дальномеров, телескопов, видеокамер и разного рода измерителей.
  – Как оно вылезло? – спросил Назар, поднося к глазам бинокль.
– Обычным образом, – опустил свой бинокль глава научной группы. – Динло метнул иномерник, на торце которого вырос волдырь. Из него и вылупилось «яйцо». Похоже, это искусственный объект.
Подошел Фурсенко.
– Константин Филатович, что происходит?
– Выкидыш, Григорий Максимович. Уже седьмой за двое суток. До этого Динло запустил нечто, похожее на летучую мышь и дрон одновременно.
– Что это значит?
– Ломаем головы, хотя начинаем догадываться. Динло связан иномерниками с тысячами районов галактики, а может быть, и других вселенных. Иномерники выхватывают из этих районов все, что там живет или растет, и переносят в другие районы космоса, в том числе на Землю.
– Чепуха!
– Увы, реальность, Григорий Максимович. Мы имеем дело с объектом, существовавшим до рождения нашей Вселенной, живущим по своим законам. То, что мы видим, – лишь закапсулированное нашей гравитацией и нашими законами физики конечное «тело невозможных состояний». Внутри это едва ли не бесконечномерный объект, к тому же наделенный подобием интеллекта.
Фурсенко вытер вспотевший лоб ладонью.
– Попробуй объясни это президенту… Э-э, майор, как бы посмотреть на это чудо поближе?
– Опасно, Григорий Максимович, мы не знаем, как поведет себя это «яйцо».
– Оно радиоактивно?
– Аппаратура никаких излучений не фиксирует, – сказал Долинка. –  Магнитный фон в норме.
– Почему «яйцо» не падает? – спросил Фурсенко.
– Возможно, обладает антигравитационным полем, – сказал Долинка.
– Надо взять образец…
– А если это изделие разумных существ? – поинтересовался Венгер. – Да еще военного назначения?
– Надо подъехать и взять образец материала. Возможно, перед нами просто слиток застывшей магмы.
Венгер посмотрел на Фурсенко, как на капризного ребенка.
– Струи магмы не застывают в такой строгой геометрической форме.
– Если вы боитесь взять пробу, Константин Филатович, я сделаю это сам.
– Согласуйте свою идею с начальником экспедиции Волконской.
– Мне не нужно ничье разрешение. Дайте мне инструмент и датчики. Гарик, поехали.
Назар хотел было осадить советника президента, но передумал.
– Коля, найди им пробники и гамма-радиометр. Ваш секретарь водит багги?
– Он из спецназа Росгвардии, обучен всему.
– Безумству храбрых поем мы песню, – развеселился Домани, вспомнив Горького.
    – Пусть едут, – сказал Назар. – Товарищи, прошу соблюдать осторожность и не рисковать понапрасну. Пять минут туда, пять обратно.
   Квадроцикл устремился к «яйцу», висящему над краем каменной россыпи.
– Зря вы ему позволили эту авантюру, – неодобрительно покачал головой Венгер. – Выкидыши непредсказуемы.
– Таких людей лучше не останавливать, – сказал Назар. – Они везде и всюду хотят быть главными. Пусть потешится, меньше будет жаловаться чиновникам из Москвы.
Домани поманил Назара жестом. Они отошли в сторонку.
– Командир, риск – благородное дело, конечно, но случись что – этот гусь первым тебя сдаст.
– Что ты предлагаешь?
– Поехать за ними.
Назар помолчал, провожая глазами прыгающий по камням квадроцикл.
– Ладно, возьми карабин.
– И «иголку».
Назар помедлил, кивнул. Николай имел в виду переносный зенитно-ракетный комплекс «Игла-2». Их снабдили ПЗРК, помня, как во время нахождения Динло на берегу озера Виви пришлось отбиваться от выкидыша – летающего ящера.
– Хорошо.
Домани убежал к багги.
Квадроцикл поднялся к голому скальному бугру, над которым пульсировало обросшее металлическими на вид чешуями, отблескивающее ртутью «яйцо». Фурсенко приближаться к неведомой штуковине не рискнул. Размахивая руками, он что-то долго объяснял телохранителю, и тот, взяв сумку с инструментом и щуп, зашагал к объекту.
Свидетели сего «подвига» замерли, разглядывая сцену в бинокли.
– Он же не достанет до «яйца», – пробормотал Долинка. – Даже если встанет на седло квадра.
Назар промолчал. Интересно, как Фурсенко и его помощник выйдут из положения.
Гарик остановился перед «яйцом», достал измерители полей и излучений, повозился, крикнул что-то шефу. Фурсенко замахал руками, давая инструкции.
Гарик поставил сумку на землю, начал таскать камни и складывать под  «яйцом» подобие пирамиды.
– Молодец, догадался сделать платформу, – одобрительно сказал Долинка.
– Они будут сооружать платформу полдня, – подал голос военный эксперт. – Может, я сбегаю, помогу?
– Не надо, – сказал Назар. – Товарищ хочет доказать свою профпригодность, пусть понапрягается.
Из-за сосново-еловой поросли послышался гул, показалась пятнистая багги, управляемая Кружилиным. Рядом сидела Волконская. Начальница экспедиции легко, как девочка, выскочила из кабины, обтянутая серебристо-оранжевым «полярником», подбежала к навесу.
– Что тут у вас происходит?
- Господин Фурсенко пошел в разведку, – Назар протянул ей бинокль.– Он там, у выкидыша.
Фрося прижала окуляры бинокля к глазам.
– Вы что, с ума сошли?! Кто разрешил?! Почему Григорий Максимович пошел туда один?!
– Во-первых, не один, а с бодигардом. Во-вторых, он считает себя главнее всех и советов не принимает. У него есть рация, свяжитесь.
Фрося выдвинула из воротника усик антенны, заговорила нервно:
– Григорий Максимович, вы меня слышите? Немедленно возвращайтесь!
Ответа она не получила. Фурсенко продолжал командовать своим помощником. Гарик подтащил к груде камней плоскую плиту, взгромоздился на нее, поднял щуп, ткнул им в днище «яйца».
Произошло нечто вроде бесшумного взрыва!
«Яйцо» раскрылось беззубой пастью огромного удава, из этой пасти высунулся прозрачно-льдистый язык, накрыл человека и втянул внутрь «яйца». Чешуи сжались, «яйцо» обрело свою первоначальную форму, дернулось, словно сделало глоток, и начало пульсировать. Затем медленно поплыло к горе Динло.
– Капитан! – очнулась Волконская. – Быстро туда!
Она вскочила в кабину багги.
Фурсенко, ошеломленный случившимся, попятился назад, споткнулся о валун, загремел в ложбину, вызвав небольшой камнепад. Назар метнулся к советнику президента, явно потерявшему ориентацию.
– Что у вас, Григорий Максимович? Ничего не сломали?
– К-кажется… ничего…
– Идемте. За мной! – Назар дернул членкора за руку, потащил за собой, толчком усадил в багги. –
– Увези его! – махнула Кружилину рукой Фрося. – Увози! Быстрее!
Багги помчалась к посту наблюдения, отбрасывающему солнечные зайчики стеклами окуляров.
     – Назар, – подбежала Фрося, – надо помочь парню.
– Как? – не понял Назар. – Эта штуковина его проглотила!
– Давай попробуем достучаться до ее экипажа!
– Ты думаешь, она управляется?
– Нет экипажа, есть мозги.
Назар колебался пару мгновений. Мелькнула мысль схватить женщину на руки, забраться в багги и удрать. Но судьба проглоченного помощника Фурсенко могла быть печальной, и он принял другое решение.
– Коля, ПЗРК! Прицелься и жди!
– Это мы можем, – оскалился лейтенант, подхватывая на плечо  трубу ПЗРК.
Назар вызвал по рации Венгера:
– Константин Филатович, дрон еще над нами? Сбросьте его на «яйцо»!
– Что?! Не понял!
– Сбросьте беспилотник на эту конструкцию, пока она не сбежала обратно в Динло! Прицельтесь так, чтобы угодить ей в хвост, в самую широкую часть. Но только после того, как я скомандую!
– Вы думаете, оно…
– Это приказ! – рявкнул Назар. – Делайте так, как я прошу!
– Ладно, – после паузы согласился сбитый с толку Венгер.
Назар схватил лежащий на земле карабин, прицелился в корму металлического чудища.
– Фрося, отойди подальше! Отойди метров на двадцать! Быстро! Нельзя рисковать всем сразу!
– Я не уйду!
Назар беззвучно выругался.
– Константин Филатович, приготовьтесь!
– Готовы…
– Эй, железяка хренова! – крикнул Назар, надсаживаясь, срывая голос. – Верни человека! Не то мы тебя в клочки разнесем!
Эхо вернуло крик гаснущими отголосками. «Яйцо» конвульсивно вздрогнуло, по его телу пробежала волна поднимавшихся и опадающих чешуй.
– Верни нашего парня! – снова крикнул Назар.
«Яйцо» вздрогнуло еще раз, будто поняло смысл крика, острый конец его повернулся к Хромову.
– Назар! – охнула Фрося.
– Сбрасывайте! – скомандовал Назар.
С неба на пульсирующую махину свалился крестик беспилотника, врезался в самую середину «яйца». Раздался металлический звон, треск, скрежет, вздулось и опало неяркое пламя взрыва.
Новая конвульсия потрясла тело чудища. «Яйцо» ударилось о бугор, над которым висело, отбросив камни воздушной волной. Острый конец его превратился в клюв, который потянулся к стоящему с карабином Назару.
Тот остался стоять на месте, прижав приклад к плечу.
– Верни человека!
«Яйцо» начало удлиняться, превращаясь в своего рода чешуйчатого удава.
Назар сделал один за другим три выстрела.
Пули калибра 10,25 миллиметра, способные пробить навылет толстую кирпичную кладку с расстояния в пятьдесят метров, с металлическими щелчками срикошетили от чешуй «яйца».
– Верни нашего человека! – Голос его сорвался, и последнее слово Назар просипел, а не прокричал.
Клюв начал раскрываться.
– Назар, уходи! – взвизгнула Фрося.
– Командир?! – быстро проговорил Домани.
Интуиция пробила голову электрической искрой.
– Подожди!
Палец лейтенанта замер на спусковой скобе ПЗРК.
Клюв «удава» не дотянулся до людей. Раскрылся гигантской глоткой и выплюнул тело Гарика, тяжело упавшее на камни. Какой-то скрип, напоминавший человеческую речь, вылетел из глотки. Затем глотка сократилась, клюв втянулся в тело неведомого существа, и «яйцо» воспарило над землей, начиная пульсировать.
Николай прыгнул в багги, рванул к Назару. Одновременно подъехала и Фрося на квадроцикле. Втроем они втащили тело спутника Фурсенко в кабину багги.
– Жми!
Багги помчалась прочь от дышащего «недосущества», сопровождаемая опадающим хвостом пыли.
– Прыгай! – крикнула Фрося Назару, подбегая к квадрациклу.
Назар повернулся, в это время острый конец «яйца» снова разошелся пастью удава. Послышался прерывистый скрип; так могла бы говорить ультразвуковая трубка, вздумай она произносить слова на русском языке. Назару даже показалось, что он слышит свое имя: Наз-за… – повторяемое несколько раз.
Он остановился.
– Брат? Леон?!
Послышался нарастающий рокот вертолетных винтов. Из-за поворота в теснине реки вынесся военный Ми-38, сделал горку, возносясь над «яйцом». Назар ощутил ледяной озноб: интуиция сработала, учуяв смертельную опасность. Он метнулся к квадроциклу.
Левая турель НУР вертолета пыхнула дымком. Сорвавшаяся с турели ракета вонзилась в «яйцо». Раздался взрыв! Во все стороны полетели клочья огня, струи дыма и чешуй. Квадроцикл, ведомый Фросей, подхватила ударная волна, вынесла с тучей мелких камней на берег реки. Пролетев по воздуху несколько метров, он вонзился под углом в воду. Пассажиры слетели с седел, как кегли под ударом шара боулинга. Назар успел сгруппироваться, прокатился по мелководью, вскочил, подхватывая женщину на руки. Оглянулся.
«Яйцо» исчезло. На его месте расплывалось в воздухе облако серебристой пыли и белого дыма. На землю градом сыпались осколки чешуй. Фрося высвободилась из рук майора, не спуская глаз с облака. Вертолет сделал круг над местом взрыва и полетел к горам.
Послышался звук мотора: от палатки поста мчалась к реке багги. Затормозила рядом со стоявшей вплотную пары, подняв тучу брызг. Кружилин, выпрыгнул из кабины, бросился к Фросе.
– Ефросинья Павловна! Вы не ранены?!
– Кто приказал… стрелять?! – выговорила она, кусая губы.
– Фурсенко, – мотнул головой капитан, сгоняя ладонью с лица брызги воды.
– Зачем?!
– У него спросите.
– Странно, что командир авиаотряда его послушался, – произнес Назар.
Фрося повернулась и побрела к багги, по колено в воде.

 

Роман Василия ГОЛОВАЧЕВА «НЕВОЗМОЖНОЕ НЕУЛОВИМО»
опубликован в журнале «ПОДВИГ» №07-2019 (выходит в ИЮЛЕ)

 

Статьи

Посетители

Сейчас 102 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ