• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Сергей РЮМИН
ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

 

Республика Грузия. Окрестности Тбатани.
Ночь с 21-го на 22-е августа.

Вертушка их оставила километрах в трех от села. Сначала пилоты сделали круг, потом повисели над местом приземления несколько минут, словно ожидая чью-то команду. После приземления вертолет стремительно взмыл в воздух и так же пошел на юг, минуя окрестности села, чтобы не тревожить местное население наряду с «гостями».
Группа рассредоточилась по кругу. Все замерли, ощетинившись стволами. Приборы ночного видения, к сожалению, были не у всех. Поэтому неудивительно, что выскочившего из темноты человека в черном комбинезоне-маскхалате они бездарно прозевали.
- Свои! Кто старший?
- Я! – вперед шагнул Барков. – Литвин. Группа «Санитары».
Одинцов мысленно присвистнул. Какая у них с Бродягой популярность-то!
- Я - Мулат! – сразу представился встречающий и тут же доложил. – Эльфа и Карай на позиции. Всё тихо, спокойно. Работаем в штатном режиме. Установлено место дислокации объекта. Охрана – пятеро бойцов с командиром. В соседних домах нет никого. Но в пятидесяти метрах от дома, где находится объект, расположился отряд «духов» численностью семнадцать бойцов. К сожалению, все трезвые…
- Веди! -  распорядился Литвин. – Сколько до «места»?
- С полчаса, если потихоньку, - ответил разведчик.
- Пошли! – скомандовал Литвин. – Под ноги внимательней!
Группа, осторожно ступая в темноте, гуськом потянулась за разведчиком. «Санитаров» разместили в середине цепочки. Одинцов шел позади Колчанова. Шел исключительно интуитивно, дорогу не видно было совсем. ПНВ им не досталось. В голове цепочки разведчик вполголоса переговаривался о чем-то с Литвином и Тараном. Пару раз цепочка по команде Мулата замирала. Воцарялась тишина. Немного было даже странно: лето, кругом кустарник, заросли травы, а не цикад, ни ночных птиц. Одна только звенящая какая-то тишина.
Впереди на фоне неба, чуть более светлого, чем земля, показались контуры строений. Группа встала.
- Все в круг! – скомандовал Таран. – Крюгер, на фишку!
Спецназовцы сгрудились вокруг командира. Расселись, кто на корточки, кто на колени, кто по-турецки, кто полулежа. Спецназовец Крюгер, нацепив «глаза» - прибор ночного видения, отполз в сторонку.
- Впереди нас в пятидесяти метрах дом, где находится объект, - шепотом сообщил Мулат. – В доме пятеро бойцов вместе с их командиром. Вооружение – автоматы Калашникова. Ориентировочно объект находится на втором этаже. Бойцы все в камуфляжной форме. Объект одет по «гражданке». Соседний дом слева пустует. Там на чердаке засела Эльфа. Так что сектор слева будет прикрыт. Вообще село, как и ожидали, относительно пустое. Местных едва с десяток наберется. На горе «вправо-вверх» двести метров от села наблюдательный пункт боевиков, пулемет. Там «работает» Карай. По сигналу он всех возьмет в ножи. Он же потом прикроет отход. Уходить будем после операции, как оговаривали?
- Тсс! Тихо! - оборвал его Литвин, схватив за запястье. Почувствовав, что все вокруг напряглись, выждал немного и сказал:
- Нет… Показалось. Давай дальше.
Мулат выждал паузу, внимательно посмотрел на Литвина, словно что-то хотел спросить, но потом продолжил:
- На окраине ферма. Бывший загон для скотины. Там держат или пленных, или заложников не более десяти человек. Трое вроде из армейцев, двое в ментовских «комках», двое гражданских. Все славяне. Охрана – один боец, по виду – пацан лет 15-16. Там рядом что-то вроде открытой беседки. И, похоже, что он ночью спит.
- Пост, что, без смены? На всю ночь? Примитивно как-то…
- Похоже, что так. Может, потому, что пленных мало. Кстати, на горе на НП пост тоже меняется по схеме день-ночь.
- Пленных надо освободить! – влез в разговор Туман.
- Мы их не вытащим, - сразу отреагировал Литвин.
- Не вытащим, - согласился Туман. – Но они нас прикроют.
- Поясни! – отреагировал Таран.
- В случае необходимости они смогут отвлечь возможных преследователей на себя.
- Каких преследователей? – удивился Одинцов. – Мы что, шуметь собрались?
- В случае необходимости! – терпеливо повторил Туман. – Поэтому, - он обратился к Тарану, - по возможности, прихватите из дома что-нибудь из оружия для вооружения пленных: автоматы, пистолеты, разгрузки. По возможности.
- Не вопрос, - согласился Таран.
Они еще минут десять обсуждали сценарий: кто, как и где работает, где, чья исходная позиция. Одинцову Таран вручил телескопический алюминиевый шест с красным фонариком-глазком на конце.
- Остаешься здесь, включишь через десять минут после команды о начале операции, - проинструктировал он Андрея. – Выдвинешь вверх до конца и включишь. Понял? Фонарь обозначает точку сбора.
Андрей кивнул:
- Есть!
Колчанову со спецназовцем Макаром отвели роль прикрывающих. Мулат обозначил им место дислокации и места возможного появления противника, сиречь проснувшихся боевиков. Макар «угукнул», хлопнул сидящего рядом Бродягу по плечу. Колчанов в ответ пожал плечами, мол, запросто.
Дальше взял слово Таран, который стал в деталях объяснять сценарий захвата, периодически уточняя некоторые детали у Мулата, вроде наличия собак в деревне, сигнализации, колючки, мин по периметру, как запирается калитка, какой замок у двери в дом. К сожалению, по внутреннему расположению комнат в доме, где находился объект, разведчик пояснить ничего не смог.
- Жахнуть бы туда «Зарю»… - мечтательно вздохнул Плохиш. По плану операции, он шел первым в группе захвата.
- И поставить на уши весь кишлак, - съязвил Туман. – Нет уж, мужики, будем работать тихо, как мышки, исходя из сложившихся обстоятельств.
- Да уж…
Одинцов молчал. В данной операции, на его взгляд, вылезало все больше и больше каких-то нестыковок, несогласованностей, начиная от таких деталей, как недостаточное оснащение приборами ночного видения всех членов группы, отсутствие плана здания и появление непонятных оговорок, вроде «возможного преследования» и непонятно оборванной фразы про «отход, как договаривались» - их отход предусматривал эвакуацию вертолетом!
Он невольно вспомнил непонятное поведение Шкодина. Неприятно засосало под ложечкой. Цевье АКС в левой руке стало влажным. Дальнейший инструктаж он слушал вполуха, думая о том, как незаметно поделиться мыслями с напарником. Тем более, что инструктаж его касался мало и, по большому счету, повторял собой предыдущие – в штабе и на аэродроме перед взлетом.
- Плохиш вместе с Матроскиным входят первыми, - повторил Таран. – Еще раз обращаю внимание на Перса. Здоровый, лысый. Увидите – валить сразу! И вообще, на первом этаже «валить» всех. И не просто «валить», а с «контролькой».
- Выдвигаемся на позиции через, - Таран взглянул на светящийся циферблат часов, - час. Начнет светать, можно будет работать без «глаз». Всем надеть гарнитуру, проверить связь! Маски у всех есть?
Маски были у всех. Ну, почти у всех. Этот момент упустили только контрразведчик с безопасником. Они замялись.
- Возьми! – Одинцов вытащил свою маску из кармана и протянул ее Туману. – Мне всё равно без надобности. Я ж здесь остаюсь.
Туман кивнул. Таран вздохнул, достал круглую коробочку, махнул рукой контрразведчику, приглашая к себе:
- Краска для лица… 
Перед вылетом Таран всем раздал миниатюрные рации и гарнитуру – наушник с оголовьем и микрофоном. Одинцов в темноте кое-как нацепил оголовье, вставил наушник в ухо, протянул проводок под одеждой и подключил его к «кенвуду» на поясе, включил. Зашумело – вроде работает. Вздрогнул – кто-то у себя постучал по микрофону. Андрей убавил громкость. Теперь нормально.
Офицеры отползли. Кто-то лег на спину, кто-то на бок. Одинцов тронул Колчанова за руку, махнул головой, приглашая к разговору. Они отползли чуть подальше. Андрей на ухо, шепотом поделился своими соображениями с напарником. Колчанов помолчал, потом вздохнул:
- Да кто их знает, что они там задумали! Собирались-то впопыхах. Вот и не предусмотрели на всех снаряжения. И потом данных мало. Короче, не заморачивайся!
- О чем разговор, мужики? – к ним неслышно подполз Туман, тронул Одинцова за плечо. – Не помешал?
- Да нет, нормально, - ответил Колчанов. Туман вплотную лицом к лицу подвинулся к Одинцову и поинтересовался:
- Ты ножом работаешь?
- Нет… - немного удивленно ответил Андрей.
- Жаль, - вздохнул безопасник, отползая. – Ладно, придется самому!
Команда на выдвижение, несмотря на ожидание, поступила, как всегда, внезапно. Одинцов остался один. Он раздвинул шест, положил рядом с собой и стал ждать. Подвинул к себе автомат, снял с предохранителя.
Ночная тьма постепенно рассеивалась. Контуры строений становились все четче.
- Захват, вперед! – раздался в наушнике голос Тарана. – С Богом, мужики!
Одинцов от неожиданности вздрогнул. Приподнялся на локтях, всмотрелся в сумерки. Вроде у забора дома объекта мелькнули пара теней. А может, просто показалось… Вспотели ладони. Посмотрел на часы. Шест с красноглазым фонариком выставлять еще было рановато. Курить хотелось до смерти. Оказалось, что в их группе курящих всего двое: он и Литвин. Крайний раз они выкурили по сигарете на аэродроме в Ханкале перед посадкой в вертушку под неодобрительный взгляд Тарана.
Андрей поправил вещмешок.
- Таран, это Плохиш, – прорезался голос в ухе. – Мы вошли!
В наушниках несколько раз негромко щелкнуло.
- Минус два.
А вот спустя мгновение шарахнуло значительно сильнее. И следом голос:
- Твою ж мать!...
И еще несколько щелчков. Потом еще.
- Тварь, блин! Сука!
- Что там у вас, Плохиш? – это был уже Таран.
- Похоже, у нас Кот трехсотый, - доложил Плохиш. – Лысый выскочил, как черт из табакерки. И сразу валить начал. Кот всё на себя взял.
В период начала переговоров, словно звуковая декорация, в наушниках щелкнуло еще несколько раз.
Одинцов приподнялся на локтях, прислушался. Нет, выстрелы в доме никого не подняли. В селе по-прежнему царила тишина.
- Объект наш, - снова доложил Плохиш. – И, кажется, мы всех положили. Точно, у нас чисто!
- Про барахло его не забудьте! – напомнил Литвин.
- Принял!
- Ермак! – снова Таран. – Пару-тройку стволов посерьезнее на ферму Туману оттащи. Пулей!
- Есть!
Одинцов снова поправил лямки рюкзака. Подумал, что он, похоже, оказался единственным в группе, кто озаботился взять с собой сухпай. Во всяком случае, у других он признаков наличия сумок, рюкзаков не заметил. Все осталось в Ханкале. Фляжки – да, были у всех, кроме Тумана и Литвина. А вот едой никто не озаботился.
Он приподнялся, встал сначала на четвереньки, огляделся. В селе царила тишина. Где-то в стороне что-то металлически лязгнуло, но не громко, а как-то приглушенно, едва слышно. Потом словно что-то осыпалось. И снова тишина.
Андрей встал во весь рост, включил фонарик, попытался воткнуть шест в землю. Получилось неглубоко, сантиметров на тридцать. Под тонким слоем почвы был камень.
Через несколько минут показались темные силуэты - вроде все. Двое первых тащили третьего. Следом один помогал идти еще кому-то.
- Живой Кот! – мелькнула мысль. – Значит, всё получилось. Сейчас к вертушкам и через два часа будем дома!
Пиксель и Плохиш (а это были они), дотащив до места сбора связанного с мешком на голове араба, буквально рухнули на землю. Крюгер следом притащил на себе Кота. В отличие от товарищей, он сначала аккуратно опустил раненого, потом сел рядом. Кот Матроскин надрывно закашлялся. Группа постепенно собралась. Вскоре появились и разведчики – все трое. Последним прибежал Туман.
- Ну? Все здесь? – спросил он и, быстро оглядев всех, скомандовал. – Ходу, мужики, ходу! У нас всего минут тридцать форы!
Крюгер снова поднял Кота. Впрочем, тот уже пытался встать сам.
- Ты как? – рядом с ними нарисовался Таран.
- Не дождетесь! – отозвался Кот и закашлялся. Потом, когда кашель успокоился, хрипло пояснил:
- В грудину. Спасибо бронежилету.
- Серьезный ствол у лысого был! – пояснил Крюгер. – Кота аж к стенке отбросило. Затылком об стену приложился.
С Кота в четыре руки содрали разгрузку с бронежилетом, куртку. Задрали майку. С середины груди в левую сторону и вниз расплывалось черное, размером с ладонь, пятно – кровоподтек. Таран наскоро ощупал бойцу грудь. Кот тихо взвыл.
- Если ребра и поломаны, то без смещения, - заключил командир. – Когда харкаешь, кровь есть?
- Вроде нету…
- Голова кружится?
- Уже меньше.
- Надо идти! - снова поторопил Туман.
- Уходим! – подытожил Таран. – Разгрузку не застегивай, броник отдай кому-нибудь… Вон, хотя бы Бродяге.
Колчанов кивнул, забирая бронежилет.
Подняли араба. Одинцов сложил шест.
- Вперед!
Направление задал Литвин. Он бежал во главе цепочки. Правда, бегом их передвижение назвать можно было с большой натяжкой.
Во-первых, было еще достаточно темно, приходилось ступать достаточно осторожно, чтобы не подвернуть ногу. А в данной ситуации это могло закончиться весьма печально. 
Во-вторых, темп сдерживали плененный араб, который не мог бежать наравне с подготовленными бойцами спецназа да еще со связанными сзади руками. Плюс Кот Матроскин, который хотя и пытался храбриться, демонстрируя незначительность своей травмы. Но, тем не менее, каждый шаг ему давался с трудом.
Араба сразу загнали в середину цепочки. Сзади него бежал Туман, в руках у которого была объемная парашютная сумка, куда сложили все барахло пленника.
Замыкали цепочку разведчики – Карай и Эльфа. Карай постоянно останавливался, оглядывался, оценивая обстановку.
Сумерки постепенно рассеивались. Ночь отступала. Тропинка становилась более-менее ясной. Темп движения возрос.
Минут через тридцать, когда они отдалились от села километра на три и спустились в очередную лощину, заросшую жиденькими деревцами, Литвин объявил:
- Перекур десять минут. Таран, выставить наблюдателя!
Командир спецназовцев переглянулся с Мулатом. Тот понял без слов, взял бинокль и поднялся повыше, на гребень, откуда они только спустились.
Бойцы опустились на землю: кто лег на спину, кто сел, привалившись спиной к дереву или камню. Араб упал ничком. Мешок с его головы уже стянули.
Туман начал потрошить сумку, оказавшуюся неожиданно тяжелой. Впопыхах Пиксель запихал в неё все, что в комнате попалось под руку, включая одежду и даже пару каких-то потрепанных книг на арабском. Были прецеденты, когда вот такие потрепанные с виду книжонки оказывались таблицами кодировки.
Литвин расстегнул разгрузочный жилет, вытащил из внутреннего кармана трубку спутникового телефона. Осмотрел ее, щелкнул тумблером. На трубке загорелся красный светодиод. Дождавшись, когда он загорится зеленым, Литвин набрал номер и, дождавшись ответа, произнес:
-  Группа «Санитары». Кот в мешке. Мешок полный. Триста – один. Ждем эвакуации.
Потом помолчал некоторое время, видимо, получая инструкции, ответил:
- Вас понял. Есть.
Отключил телефон и, криво улыбнувшись, объявил:
-  Господа офицеры, у нас проблемы!

 

Роман Сергея РЮМИНА «ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ»
опубликован в журнале «ПОДВИГ» №09-2019 (выходит в СЕНТЯБРЕ

 

Статьи

Посетители

Сейчас 89 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ