• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Александр ТРАПЕЗНИКОВ
ИНФАНТ ТЕРРИБЛЬ

Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

… А думал я о том расследовании убийства и ограбления Старика, которое произвожу самостоятельно. Я ведь от этой цели не отказался и за несколько прошедших дней уже кое-что выяснил. Продвинулся на полшага вперед.
    Первое. Вор-убийца проник в квартиру Старика, аккуратно вырезав проем в оконном стекле стеклорезом. Сделать он это мог только в промежуток времени между часом ночи, когда особенно темно, уличные фонари выключены, а вокруг ни души, и тремя часами утра, пока еще не рассвело. И трамваи еще не ходят. Да и Старик крепко спит. Почему? Да потому что он сам жаловался старушкам-подружкам у подъезда, что в любое другое время у него бессонница. А засыпать может только от полуночи до трех часов ночи. Но этого ему хватает. Днем только дремлет. Значит, в любое другое время может внезапно очнуться, услышать шорохи, помешать вору. Вывод: убийца знал об этом, иначе не стал бы рисковать. Может быть, изучал распорядок дня Старика. И выходит, что этот человек – кто-то из своих. По крайней мере, не чужой Старику. Если только всё это не случайность и для заезжего вора именно так сложились обстоятельства.
     Второе. Выяснил я это, расспросив тех же старушек-подружек. Даже возиться долго не пришлось, они сами мне всё наперебой рассказывали, сидя на лавочке. У каждой были свои факты, улики, мнения, версии. Любой бы в прокуратуру идти работать. Особенно впечатляла Степанида Захаровна. Соседка Старика по лестничной клетке. Она-то первая и обнаружила покойника. Дело было так. Ранним утром, часу в шестом, вышла из квартиры со скандинавскими палками на моцион. Дверь напротив – нараспашку. Она туда. Старик лежит на полу, уже мертвый. Палки побоку, бегом звонить в полицию. Дальше всё по протоколу. На этом пока мое расследование и застопорилось.
- Не ерепенься, Коленька, - посоветовала мне Степанида Захаровна. – Следствие закончено – забудьте. Было такое кино.
Но я продолжал «ерепениться». Сидел сейчас в квартире Северцева, слушал его беседу с Павлом о «четырех началах в Природе» и «ерепенился» изо всех сил, пытаясь понять загадку смерти Старика или ухватить хотя бы ту ниточку, которая позволит начать распутывать весь клубок…
Когда мы вышли из подъезда, я вдруг передумал, сказал сестре, что приду в мастерскую чуть позже, а сам направился в другую сторону. Присел на лавочку к старушкам-подружкам убитого Старика. Меня мучил один вопрос.
- Степанида Захаровна, вы говорили, что утром дверь в квартиру покойника была раскрыта нараспашку? Выходит, вор влез в окно, а вышел культурно, через дверь? – поинтересовался я. – Не проще ли тем же макаром? А если бы у Старика дверь была заперта на ключ, а тот где-то спрятан? Ломать, что ли, тогда? Или какой-нибудь замок кодовый? Или камера видеонаблюдения над входом в квартиру? Или сигнализация сработала бы?
- Окстись, Коленька! – засмеялась Степанида Захаровна. – Какая камера, какой кодовый замок, какая сигнализация! Да он беднее церковной мыши был. Как и все мы тут. На это ведь деньги нужны, и немалые.
- А известно уже, что у него унесли?
- Что, что… Остатки пенсии, тысяч семь. Они у него прямо в ящике письменно стола и лежали. Бери – не хочу, искать не надо. У меня племянник в полиции работает, он и рассказал.
- И больше ничего?
- Ну, кто ж конкретно знает, что у него еще было.
- Да ничего не было! – вмешалась одна из подружек. – Была я в его квартире как-то. Бомжи лучше живут. Правда, книг много. Старые. Но кому нынче эта макулатура нужна? Теперь же вся Ленинская библиотека в одной флешке поместится.
Вот такие у нас теперь грамотные «бурановские бабушки». То бишь сокольнические. На компьютере в «игры престолов» бацают, как на рояле полонез Огинского чешут.
- Странное ограбление, - сказал я, отложив в уме только одно это произнесенное слово: «старые». Еще не зная почему, но, может быть, пригодится. Что-то мне подсказывало, что ключ – здесь.
- Да, странное, - согласилась Степанида Захаровна. – Племянник говорит, что даже следов поисков чего-то ценного там не обнаружено. Все вещи на месте, ничего не перевернуто, не взломано. Некоторые ведь свои накопления прячут, кто под половицами, кто в панели холодильника.
- Сын одной моей знакомой, - встряла еще одна старушка, - держал крупную сумму денег в газовой плите, как раз за панелью. Копил на квартиру. Миллиона три уже насобирал. Да вот, дурак, разболтал об этом по пьяни своим приятелям. А мамаша у него была немного того, тоже с придурью, еще большей. Но о кладе в плите не знала. Приходят, значит, к ней как-то раз двое газовщиков, в форме. И говорят: плановая замена плит. Старую выносим, новую заносим. Она в восторге. Даже на прощанье чаем с вареньем их угостила. Возвращается вечером сын домой. Мамочка ему: гляди сынок, какая на нас радость свалилась. Вот какой у нас мэр Собянин молодец, как о ветеранах заботится. А мы-то хотели новую плиту покупать. А она – вот уже, тут, сама пришла. Сын за голову обеими руками, повалился на пол, едва не умер. Потом ушел в крутой запой. Вот это ограбление, а? И убивать никого не надо.
Отсмеявшись вместе со всеми, я подумал: а что если и Старик кому-то рассказал о той «ценности», что хранил дома? Вот и повод, как версия годится. Но кому именно он мог сболтнуть? Ни друзей, ни близких – это я уже совершенно точно выяснил. То есть абсолютно один. И уж совсем не катит, что мог проговориться спьяну. Поскольку трезвенник.
- За что же его действительно надо было убивать? – вслух подумал я.
- А его никто и не убивал, - сказала Степанида Захаровна. – Следов насилия не было. А вскрытие, как говорит племянник, показало, что умер он от обширного инфаркта, приблизительно в пять часов утра.
- То есть своей смертью?
- Выходит, так.
- Когда вор был уже далеко, - опять же вслух высказал я свои туманные мысли. И покачал в растерянности головой. – Что же это получается? Вор есть, ограбления, по сути, нет, смерть плановая. Чертовщина какая-то. Но вор перед этим изучает распорядок дня Старика, его физиологические особенности, когда он крепче всего спит, готовится к преступлению. Зачем? Да вдобавок ко всему, не оставляет никаких следов. Даже самого Старика, который мог бы еще много чего порассказать.
- Да, следов нет, - покачала вслед за мной головой и Степанида Захаровна. И добавила: - А дело уже на полку забросили. Ведь ничего же такого особенного не случилось? Вот и племянник мой также думает. А он все-таки капитан полиции.
Я отправился восвояси.

Роман Александра ТРАПЕЗНИКОВА «ИНФАНТ ТЕРРИБЛЬ»
опубликован в журнале «Детективы «СМ» №05-2019 (выходит в ОКТЯБРЕ) 

 

Статьи

Посетители

Сейчас 299 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ