ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

 Существует ли «женский» детектив – проблема, до конца не решенная. Но  среди издателей и читателей это понятие устойчиво закрепилось. Детективные романы Людмилы Малёваной - «КУКЛА С КАЛЬВАРИИ» («Детективы «СМ» № 5 за 2012 год), «ХРУПКИЕ НЕБЕСА» Детективы «СМ» № 5 за  2013 год), напрочь лишены слащавой манерности, и тем не менее они очевидно женские, и большинство героинь в них дамы. В «Детективах «СМ» № 3 за 2014 год опубликован  её новый роман  - «РЫБКА, ПЛЫВУЩАЯ ПО  ВОЗДУХУ» .

 

 Людмила Викторовна Малёваная живёт в Украине. Имеет два высших образования – юридическое и экономическое. Автор нескольких книг, лауреат литературных премий: рассказ «Как казака  в мужья взяли» - диплом «Историческое наследие» московского конкурса «Золотое перо Руси» (2009 год); роман «Кукла» («Кукла с кальварии») - главный приз в номинации «Проза» Международного фестиваля русскоязычных писателей «Литературная Вена» (2010 год).  Замужем, есть сын и дочь.

Беседуют Елена Ильинская и Сергей Шулаков.
 

 

 

          * * * 
         Под музыку моей души 
         Печаль уляжется на веки.
         Я пью бокал вина в тиши,
         Нас трое: я, бокал и вечер. 

         К губам несла, не расплескав 
        Ни капли грусти. В самом деле
        Прохладный поцелуй стекла – 
        Кружится голова от хмеля. 

        Я задыхаюсь от тоски,
        Слезой разбавлено вино.
        Сжимаю руки в кулаки.
        На пальцах кровь, вино,   стекло…

 

  

   Диплом конкурса

   "Посох и Лира" в номинации
   лирической поэзии, 2009 год

 

 Елена Ильинская: - Наши читатели  познакомились с творчеством Людмилы МАЛЁВАНОЙ два года назад. В журнале «Детективы «СМ» №5 за 2012 год был опубликован мистический детектив с непонятным красивым названием «КУКЛА С КАЛЬВАРИИ». Сиротка, живущая на кладбище, получает  «в подарок» от умершей девочки её любимую куклу; новая «девочка с куклой» сама становится подарком для   осиротевшей матери. Жизнерадостная паненка одалживает у усопших их наряды и украшения; покойный муж временами покидает склеп и заявляется к своей вдове. Не поймёшь, кто живой, а кто нежить. Поневоле  вспомнишь Булгакова, Гоголя, Гофмана! Расскажите, как к вам пришла блестящая идея втиснуть фантасмагорию в рамки детективного романа. Откуда взялась та уверенность очевидца,  с которой  вы воссоздали атмосферу предвоенного польского городка,  язык, привычки и манеры его жителей?  Кто стал вашим Вергилием? Или ... для общения с прошлым вы не нуждаетесь в проводниках?
  Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Однажды читала старые газеты. Знаете, есть такие сайты с подборками старых изданий, спасибо их создателям. Очень познавательно. И вот на одну криминальную кладбищенскую историю, случившуюся совсем в другом городе, наложилась предвоенная история маленького городка. История первой половины двадцатого века вообще очень интересная. Очень уж она стремительная, трагичная и относительно недавняя.
В истории редко ставят на первое место обычного человека, а мне хотелось показать тот маленький мир, который был разрушен. Разрушен войной. Ведь после второй мировой мир изменился. Исчезли люди, традиции, уклад. Что-то, безусловно, осталось. Это что-то и стало отправной точкой. Память тех, кто остался жить, рассказы очевидцев. Я имела счастье слышать их в юности и отчасти запомнить. За огромную ценность, словарь уникального местного диалекта «Гвара», я должна поблагодарить одного хорошего человека – писателя Алексея ГЕДЕОНОВА.Отдельное спасибо за поддержку писателю Георгию ЛАНСКОМУ. А в остальном…проникаешься историей и герои сами знают, как быть и что делать.

 Сергей Шулаков: - В вашем романе «РЫБКА,ПЛЫВУЩАЯ ПО ВОЗДУХУ», прекрасные и неглупые девушки, приехавшие в столичный город, как-то слишком легко соглашаются на роль модели, на предложение художника попозировать в мрачной мастерской. А столичные жительницы менее симпатичны – старуха, всю жизнь проработавшая в морге, ее соседка, несколько «повернутая» любительница театра… Что вас привлекает в образах провинциалок? Поучительностью историй о том, что легкого счастья не бывает?
 Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Девушки – прекрасные, но не такие уж и неглупые. Во всяком случае, юная героиня умом не блещет. Она скорее всего безобидная, я бы так сказала. В меру наивная и совершенно неопытная. Хороший человек не обязательно должен быть многоопытным. А романтику юного возраста, когда красивый молодой человек, еще и художник, предлагает написать портрет, куда девать? Но и не без того, что хотелось бы, чтобы юные не в меру романтичные особы стали более осмотрительными. Но это мое мнение как автора. Если читатель видит так, а не иначе, значит, я так написала.
Кстати, любительница театра, Амалия, - моя любимая героиня в этом романе. Хотя и специфическая по-своему дама. И легкого счастья ни для кого не бывает. Просто потому, что легкое не успевают замечать.
 Я родилась в городе Новомосковск Днепропетровской области. Но поскольку отец был офицером, наша семья часто переезжала. В первый класс я пошла в Даурии, это в Читинской области, а окончила школу в Будапеште. Странствия моих героинь – это не актуальное по нынешним временам стремление провинциалок в столицу. Просто они в силу разных обстоятельств способны изменить свою жизнь, переместившись в другую географическую точку…

  Сергей Шулаков: - Не кажется ли вам, что женский детектив – стремление писательниц, выплеснув на бумагу,  избавиться от собственных не слишком счастливых обстоятельств, как в случае с Агатой Кристи, в других случаях навязать миру свою индивидуальность, свои фантазии? В детективе это сделать проще, чем в классической прозе, тем более русской, не особенно благоволящей к дамам-писательницам.
  Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Да-да, как в случае с Ремарком, Чеховым, Хемингуэем и список мужчин-писателей можно продолжать очень долго. Если серьезно, то я не в праве отвечать за всех писательниц. Кто знает какие у них были резоны, чтобы начинать писать. Где-то вычитала, что чрезмерное хотение писать называется творческим зудом. Вот у меня он случился.
Навязать миру, по моему скромному убеждению, ничего невозможно. Мир, он такой, пожует и выплюнет, если не понравится. А то и вообще не попробует.
Сублимировать через творчество наверное можно в любых писательских жанрах, и не только в писательстве, и плескаться эмоциями сколько угодно.
С прозой вообще дело как-то странно обстоит. Очень мало русскоязычной именно прозы. Поджанров хватает, а классической русской как-то маловато.

  Елена Ильинская: - Вот что пишет Юрий Николаевич П. из Москвы, «истинный ценитель и коллекционер с 1969 года изданий Подвига». «В наше время многовато печатается женщин, которые «пекут» детективные истории зачастую как пироги на кухне и привносят в них дух этой кухни, а не живые эмоции, практический жизненный опыт и доскональное  знание предмета.»  Да, ваши  героини любят посидеть на кухне.(«Рыбка, плывущая по воздуху», Детективы «СМ»  №3 за 2014год) Они постоянно пьют. Только чай, а не водку, как в крутом  мужском детективе. Что  не влияет на качество текста и накал страстей в этой изящно декорированной «домашней» истории. Существует распространённое мнение : женская проза — только для женщин, мужчины «не умеют» её читать. Для кого вы пишете? Ваш читатель: каким вы  представляете его? 
    Людмила МАЛЁВАНАЯ:  - Вот не сказала бы, что «дух кухни» не живится эмоциями и сам не жив. Но если читатель имел в виду легкое детективное чтиво, так там все в рамках жанра. На то оно и легкое. И аудитория  не ждет драк и перестрелок на каждой странице. Надеюсь, ни у кого не возникает претензий к незнанию предмета.
Не думаю, что накал в детективе пропорционален количеству выстрелов. А проза… есть просто ПРОЗА. И есть жанры, поджанры, определяющие читательскую аудиторию. Вполне можно упиваться прозой, невзирая на гендерную принадлежность. Но это я так думаю. А пишу, конечно же, для всех. Ну, хочется верить, что мои романы не только женщинам интересны, и мужчины не станут откладывать в сторону книгу только потому, что автор другого пола.

 Елена Ильинская: - Женские образы, созданные вами,  вызывают живой мужской интерес. Читатели - мужчины,    очарованные  героиней повести «ХРУПКИЕ НЕБЕСА», (журнал «Детективы «СМ» №5 за 2013 год , авторское название «Месмерический сеанс»), интересуются: как вы работали над  образом? Это ваша мечта — быть ТАКОЙ женщиной, или вы использовали свой реальный жизненный опыт?
  Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Ну уж нет))) Такой я быть не хочу. Она же несчастная, на самом деле, женщина. Плюс ко всему каторжные работы на соляных копях не добавляют жизненных радостей. Безусловно Тарновская является олицетворением аристократизма и духа того времени. Этакого нервического кануна первой мировой и революций, крушения привычного мира. К тому же это было одно из самых громких дел начала двадцатого века. Следствие длилось более двух лет, на суд вызывали около двухсот свидетелей!
Об этой истории я случайно услышала. По радио. И потом не один год искала информацию – неправильно запомнила фамилию Марии.
Очень любопытной показалась судьба Марии и Васюка Тарновских.
Буквально своего личного опыта для этого образа я не использовала. Хотя обязательно где-то добавляла красок, используя типажи, ситуации, образы из жизни.

 Сергей Шулаков: - Почему мужчины в ваших романах, особенно в «РЫБКЕ…», несколько неполноценны? Даже сыщик –  смелый, неглупый, но суетливый и неустроенный. Это дань феминизму, вечной идее женского освобождения?
 Людмила МАЛЁВАНАЯ:  - Совсем не феминизму. Дань реализму, я бы сказала. Никогда не встречала людей абсолютных «плюсов» или абсолютных «минусов». Мы все замороченные, сложные и неоднозначные. А в «Рыбке» вообще нет положительных героев, все с червоточинкой.

 Сергей Шулаков: - Еще пару лет назад в моде был скандинавский детектив, - его прославили авторы-женщины, сейчас снова британский, например,  Элена Форбс, Кейт Аткинсон… Как вам кажется, почему женщины уверенно теснят мужчин в таком сюжетно жестком жанре, как остросюжетный роман?
 Людмила МАЛЁВАНАЯ: -Женщины не только здесь теснят. Как-то много где. Думаю, раньше, пол века назад, женщины меньше к чему-то стремились, кроме детей и семьи и конечно же меньше писали. Сейчас правило 3-х «К» (кухня, дети, церковь) утратило актуальность. Женщины стали писать и у них это неплохо получается. Не думаю, что здесь какой-то огромный секрет успеха. Просто раньше не писали. Восприятие женщины-писательницы сродни восприятию женщины-министра, женщины-ученого и т. п.

 Сергей Шулаков: - Одно крыло популярного женского детектива все отчетливее обретает  терапевтический формат. Повествование тяготеет к так называемому позитиву: героиня намеренно «средняя», какая-нибудь жизнерадостная домохозяйка, язык шутлив и ироничен, сюжет словно в комедии положений, но интрига-то нешуточная: убийства, измены… Это порой смотрится, словно шекспировские страсти в кукольном театре. Почему вы в остросюжетном жанре не идете по этому пути, предпочитаете серьезное, почти реалистическое,  направление ? 
 Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Мне реализм ближе. Такой, чтоб без бантиков. То есть «бантики» не везде, а только в нужных местах.

 Елена Ильинская: - Для публикации «в подарок» на сайте вами выбран рассказ «ЧТОБЫ ВИДЕТЬ - НЕ НУЖНЫ ГЛАЗА» и два стихотворения. Вы работаете в  разных жанрах - стихи, рассказы,повести,романы, детективы, фэнтези, историческая проза. Что значит для вас литература? Вдохновение, хобби или ежедневный труд?
Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Наверное, и то и другое и третье. Это не основное мое занятие, но и на одном вдохновении далеко не уедешь.

  Елена Ильинская: -Когда мы были единой страной, тиражи  издательства «ПОДВИГ», чтобы не тратить деньги на перевозку, частично печатались в киевской типографии «Молодь» и достигали 100000 (ста тысяч) экземпляров. Столько в Украине было читателей и подписчиков. Что теперь? Ваши книги, книги русскоязычных писателей издаются в Украине? И что вы будете делать, если распространение книг на русском языке ограничат законодательно? Переведёте тексты на украинский? Вернётесь в Интернет — пространство? Перейдёте в формат электронной книги?
 Людмила МАЛЁВАНАЯ: - В Украине больше половины книг и журналов издаются на русском языке. Это факт. В книжных магазинах, лично я, в большинстве вижу книги на русском. На украинском очень мало. Но это скорее всего будет постепенно меняться - постепенно станет больше украинских изданий. Язык общения в семьях в основном украинский. Народ в большинстве своем билингвы. Я, например, говорю и пишу на русском, но переключая каналы, не замечаю перехода на украинский. Абсолютно безболезненно.
 Мои книги не издавались в Украине. Но я их и не отсылала никуда, если честно. Может стоит попробовать. Можно и попытаться перевести, почему нет?
Не думаю, что книги на русском запретят. У рынка есть свои правила. Спрос рождает предложение и иного никто не придумал. Национальная идея в политике – это прекрасно, но налоги в бюджет платят все отрасли. Пока люди будут хотеть читать на русском, будут издавать и продавать книги на русском.
В Сети романы целиком никогда не выкладывала. Только рассказы.

Сергей Шулаков: - У скольких процентов современных женщин есть время и потребность читать?  Положа руку на сердце: когда вы работаете, вы чувствуете, что пишете для женщин? Вы льстите читательницам?
Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Думаю, женщины читают больше мужчин. А о процентах лучше спросить у тех, кто занимается соцопросами. Мое мнение в любом случае будет субъективно.
Я, когда работаю, чувствую, что пишу, не задаваясь целью писать для кого-то конкретно. Чувствую героев. Больше ничего. Читательницам не льщу. Да и зачем? Главное, для чего это делать? Искренне не понимаю.

Елена Ильинская: - Вы, молодая женщина, жительница Украины, оказались в эпицентре революционного взрыва. С  содроганием сердца вся Россия следит, как, словно на балу у Воланда, гремят костьми и оживают персонажи «Белой гвардии» Михаила  БУЛГАКОВА. Вы собираетесь об этом написать?  Расскажите о ваших творческих планах.
Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Конфуций не советовал жить в эпоху перемен. Но зато, скажу вам, жить сейчас очень интересно и познавательно. И в плане интенсивности событий, и в плане человеческого фактора. Люди в экстремальных или в близких к экстремальным условиях делаются абсолютно прозрачными. Проявляются истинные мотивы и отношения.
Не знаю, соберусь ли написать о революции, ибо тема очень многогранная и непростая, но на творчестве отразится безусловно. К тому же, подозреваю, что через полгода-год появится ну очень много романов на эту тему. Написать роман «как все» это как для женщины оказаться в одинаковых платьях с дамой за соседним столиком.
 Сейчас больше всего хочется передышки от событий и закончить начатый роман, так как с декабря не пишется совершенно. Все эмоции уходят на другое. А большего загадывать не хочу – вдруг не получится.

 Сергей Шулаков: - Что бы вы пожелали своим – и нашим, «Детективов «СМ» - читательницам в России и Украине?
Людмила МАЛЁВАНАЯ: - Пожелала бы мира нам и нашим детям. Еще почаще и побольше интересных романов.

 - Спасибо!

 
 
           

 

    

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ