ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Творческие встречи постоянного автора издательства "ПОДВИГ" с продвинутым литературоведом-любителем Семеном ПОКАТЫЛО и  любознательной читательницей Авдотьей ПРИДОРОЖНОЙ

                                                                                  Встреча ПЕРВАЯ
                                  
Семен ПОКАТЫЛО ( продвинутый литературовед-любитель):
- Удачное использование  «китча» в искусстве - явление  довольно редкое, если не сказать большего…    Из достойных образцов приходят на ум только фильм Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» и фильмы о Фантомасе с участием неподражаемого Луи де Фюнеса в главной роли... А в литературе, чтобы не прослыть самоуверенным в оценках, -  отдельные рассказы О. Генри.. А уж про детективы  и рассуждать не берусь… Одним словом, как вам это удается?        

Александр УЛЬЯНОВ (постоянный автор журналов «ПОДВИГ» и «ДЕТЕКТИВЫ «СМ». На сайте -  рассказы «МАХИНАТОР» и «СЮРПРИЗ для ТЁТИ»):
- Чтобы  вести разговор о китче, давайте сначала поговорим об… интерьере. Не удивляйтесь, просто я хочу напомнить, что все виды искусства  живут по одним законам. Китч давно уже практикуется  не только в живописи, кино, театре… Но и в дизайне.
Почему я вспомнил  дизайн?..  В моей  биографии, впрочем, не только в моей,  имеется достаточно драматический опыт:  много лет назад  я плотно  занимался  поисками  близкого мне  стиля при оформлении внутреннего убранства  своего   дома. Будучи художником-любителем,  я никак не мог остановиться на каком-то  варианте…  Мне все нравилось и не нравилось одновременно…  Однажды  все  наработки я постарался свалить в кучу и даже перемешать… в смешении попытался найти истину,  ха-ха… Помните Михаила Лермонтова: «как будто в буре есть покой…». Пока не догадался: то, что я делаю имеет свое название…

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ (любознательная читательница):
- П С Е В Д О И С К У С С Т В О ?!!

Александр УЛЬЯНОВ:
- Вы опережаете меня… Впрочем, давайте  поговорим и о об этом…  Не буду изобретать велосипед, чтобы не обвинили в некомпетентности, и приведу отрывки из женского журнала jlady(2010г.):

«КИТЧ – СТИЛЬ ПСЕВДОИСКУССТВА в интерьерном дизайне. Слово «китч» нам подарили немцы, и в переводе с немецкого оно означает нечто безвкусное. Это даже не стиль, а некое беспорядочное смешение стилей, сочетание несочетаемых элементов, дисгармония и хаос»…

Семен ПОКАТЫЛО:
- Тем не менее, искусствоведы часто говорят о китче именно как о стиле…

Александр УЛЬЯНОВ:
- Вот-вот… Или, как говорят оптимисты, в конце тоннеля обязательно появится свет. А если снова процитировать то же издание, то китч в интерьере бывает двух  видов – выбранный осознанно и получившийся спонтанно.  ОСОЗНАННЫЙ КИТЧ есть настоящий интерьерный стиль, который выбирают раскованные  личности с целью показать  нестандартность своего  мышления. СПОНТАННЫЙ КИТЧ выбирают люди, стремясь подчеркнуть свое, чаще показное, благосостояние любыми, даже абсурдными способами… Такой стиль в интерьере возникает либо от бедности, которую люди всячески пытаются завуалировать и скрыть, либо от непомерного количества денег и стремления «воображение поразить». Поэтому китч как псевдоискусство не имеет никакой материальной ценности… Китч от богатства, наверное, еще хуже, чем китч от бедности… Благодаря современным технологиям эта тенденция  распространилась еще шире…

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ:
- Вы отказываете китчу в праве на жизнь?

Александр УЛЬЯНОВ:
- Ну почему же?.. Наоборот, за падением всегда начинается подъем... И потом вспомним Анну Ахматову с её недословным «Когда б вы знали из какого сора возникают шедевры». В общем, «чтобы не пасть жертвой повального стремления облагородить свой дом, нужно соблюдать меру и правила интерьерного дизайна».

Семен ПОКАТЫЛО:
- И, разумеется, не только интерьера?..

Александр УЛЬЯНОВ:
- И в создании детектива, как и в любом виде творчества, правила и меру нужно соблюдать.

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ:
- В начале встречи вы говорили о китче как о СТИЛЕ ОСОЗНАННОМ

Александр УЛЬЯНОВ:
-   Именно так… Это и есть настоящий творческий китч. И для завершения разговора приведу слова того же издания: «Намеренный китч – явление редкое, особенно если он становится настоящим произведением искусства… Настоящий творческий китч ироничен. Это своего рода пародия на старину, выступающая в роли стилистического приема, когда высмеиваются «пережитки прошлого» и подчеркиваются достижения современности…».

Семен ПОКАТЫЛО:
- Хм, уже горячо… Как сопоставление драматической ситуации из фильма 40-х годов «СВИНАРКА и ПАСТУХ» с сюжетом из нашего времени в  рассказе «СЮРПРИЗ для ТЕТИ»?.. ( «Детективы «СМ» № 5 - 2014 г)

Александр УЛЬЯНОВ:
- Абсолютно верно… Кстати,  его первоначальное название «СВИНАРКА и ПАСТУХ-2». И подбросим еще уголька в топку  летящего паровоза: «Но такое воплощение стиля доступно лишь «безбашенной»  молодости или утонченному вкусу. Если вы оригинальны, неординарны, не признаете признанных авторитетов и отвергаете сложившиеся традиции, то стиль «китч...»,  – это ваш стиль. Но выбор его обязательно должен быть осознанным»!
Именно по вышеперечисленным причинам я этот стиль намеренно использовал в рассказах «ОШИБКА  ДАРВИНА», «ТАЛАНТЛИВЫЙ КОТ», «СЮРПРИЗ для ТЁТИ»… И, разумеется,  в отделке интерьера своего жилища.

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ:
-  Получается, если выражаться официально, «Китч намеренный» - это достойный стиль для хорошего детектива?  

Александр УЛЬЯНОВ:
- Вопрос к Семену…

Семен ПОКАТЫЛО:
- Однозначно.

Александр УЛЬЯНОВ:
- Открою секрет: когда я использую «КИТЧ НАМЕРЕННЫЙ», настоящий, «продвинутый» читатель мгновенно замечает живое  поблескивание  стиля своими «гранями», пришедшее к нам что называется из глубин подсознания...

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ:
- Г Е Н И А Л Ь Н О !!!

Александр УЛЬЯНОВ:
-  Гм, Авдотья!.. Нам следует чаще встречаться.

 Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ и Семен ПОКАТЫЛО (хором): - Приглашайте в гости, мы придём!

 

                                                                                  Встреча ВТОРАЯ
                                                                           в ГОСТЯХ у «ЮМОРИСТА»
                                                                      Фоторепортаж Елены УЛЬЯНОВОЙ

 

Kitch s chemodan

 

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ (приглядываясь):
-Настоящий «оккупационный» австрийский чемодан!.. Старый чемодан  кажется самым крутым на этом празднике Китча…
Александр УЛЬЯНОВ:
-
Да,  этого австрийского бедолагу жизнь потрепала здорово…Как ящик Пандоры. В конце Великой Отечественной в таких наши воины-победители увозили домой положенные им по штату трофеи вместе с надеждой… Так и остался на чужбине, да еще и угодил к «юмористу».

Семен ПОКАТЫЛО:
- А в каком предмете видна, по-вашему,  отчетливее та ироничность китча, о которой вы упоминали  в прошлой беседе?
Александр УЛЬЯНОВ:
- В самодовольном дверном полотне, стилизованным под старину  металлическими накладками. Как это часто случается, оно, всего-навсего, скрывает посудный шкаф, ха-ха-ха… Вот такая ирония жизни...

 

Cvetok

 

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ:
- Но в гостиной есть вещи и позаслуженнее… 
Александр УЛЬЯНОВ:
- Да, например, самодельный трудяга-комод  пятидесятых годов прошлого века, следом идет импозантный в меру своих девяносто пяти лет остекленный посудный шкафчик, насмешливо уместившийся на современной «треноге» под портретом вождя мирового пролетариата… Ну и, конечно, самовар с медалями, вознесшийся на недосягаемую высоту ограниченного пространства – ему уже заметно более ста лет!

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ:                                                        
- Да что  мы все о вещах, да о вещах… Давайте снова поговорим об искусстве…  Когда вы столкнулись с  Китчем намеренным и его притягательной составляющей — юмором впервые ?
Александр УЛЬЯНОВ:
- Неосознанно это случилось в 1988 году… Я в то время работал в многотиражной газете МВД, и однажды редактор попросил меня быстренько навалять зарисовку об одном юбиляре-ветеране МВД в стенную печать. Тогда это был один из пунктов воспитательной работы среди личного состава, вскоре тихо почивший, так сказать, в бозе и мы его курировали. Во время интервью,  не обнаружив у собеседника никаких «опорных точек сюжета», я взял да  и сам понапридумал их … А рассказ назвал «ЧУДО». Шеф почитал, покривился, но «рубить» не стал… И правильно поступил: как позднее выяснилось, я далеко от истины-то и не ушёл... Вскоре это «ЧУДО» было напечатано и в   разделе «Веселые огоньки»  крупнейшего в то время литературно-художественного и общественно-политического журнала «Сибирские огни», выходившего аж в 28 странах мира. Это была моя первая «крупная»  литературная удача...


Kamin

 

Семен ПОКАТЫЛО (перебивая) :
- А САМОГОННАЯ БУТЫЛЬ, спрятавшаяся на каминной полке… Она что олицетворяет ?
Александр УЛЬЯНОВ:
- Она  великая труженица… Олицетворяет как праздники, так и трудовые будни… Начинала работать в далеких «двадцатых», а возможно и раньше...
Семен ПОКАТЫЛО (с воодушевлением пробираясь к камину) :
- Какая интересная бутылочка! Самодовлеющая форма, символизирующая всю полноту содержания, возможно, давно уже утраченного... В таких сосудах странствовали по морям записки истомленных жаждой мореходов...

Александр УЛЬЯНОВ (делая приглашающие жесты гостеприимного хозяина):
- Угощайтесь! ЗАПИСКИ напишем потом...

 

                                                                             Встреча третья

                                                               Здравствуй, НОВЫЙ ГОД!

                                                                           Утро.Снег.
                                         

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ (продирая глаза):
 - Однако, мы засиделись. Всё замело...

Семен ПОКАТЫЛО (с усилием потирая лоб):
 - Мы говорили... о... вашей творческой удаче?    Надеюсь, вы не остановились на достигнутом:  потом была и вторая, и третья удача?..

Александр  УЛЬЯНОВ (входит с кофейником) :
 - С Новым Годом, друзья! Продолжим? Про удачу хороший вопрос… Действительно, так оно и случилось, хотя я не старался обрабатывать ниву юмористического рассказа.  Тогда, в силу характера и места работы, меня больше привлекал детектив. Со временем они объединились. Это случилось спустя десять лет после того «чудесного» случая…
В 1998 году я  стал победителем литературного конкурса  в  Новой Зеландии  уже с другим коротким юмористическим рассказом под названием  «КУПИДОН»… В нем  заметно проступали элементы детектива. А спустя  два года  создал продолжение этого рассказа «КУПИДОМОВ и ПЕРЕСТРОЙКА» с откровенно  «криминальным» уклоном и опубликовал его в том же новозеландском еженедельнике «Wind».

Семен ПОКАТЫЛО:

- А почему так далеко?..

Александр УЛЬЯНОВ:

 - Тоже случайно… Помнится, в конце девяностых я работал над очерком о бывшей американке Хелен Г.. Волей судьбы в начале тридцатых годов её семья, спасаясь от Великой экономической депрессии, из-за океана перебралась в Ленинград. Во время блокады они вырвались из города сначала в Среднюю Азию, а потом – и в Сибирь…
Кстати, в годы Перестройки к этой весьма предприимчивой старушке в Новосибирск по специальному разрешению Михаила Горбачева приезжал английский писатель и, по совместительству,   бывший сотрудник британских спецслужб Грэм ГРИН*. Она и сама посещала Англию с ответным дружеским визитом…

***

Grem Grin* Грэм ГРИН- английский писатель, в 1940-е годы — сотрудник британской разведки. В 1956 отказался от ордена Британской империи; принял орден Кавалеров Почёта в 1966 и орден «Орден Заслуг» в 1986 году. Родился 2 октября 1904 года в Великобритании, в семье директора школы. Был четвертым из шести детей, рос застенчивым и впечатлительным. Занятиям в школе предпочитал приключенческие романы, во время учебы в колледже увлекся политикой и даже вступил в коммунистическую партию. В 1925 году Грэм Грин окончил Оксфордский университет, где изучал современную историю, и устроился редактором в газету «Таймс». После первой же успешно опубликованной книги «Человек внутри» оставил пост редактора и стал жить литературным трудом.  В годы Второй мировой войны до мая 1944 года Грэм Грин сотрудничал с английской секретной службой. 
Грэм Грин называл себя аполитичным писателем, однако был знаком со многими политиками,  действия в его произведениях часто происходят на фоне острых политических событий. После выхода в свет романов «ТИХИЙ АМЕРИКАНЕЦ» и «Наш человек» в «ГАВАНЕ» ему приклеили ярлык антиамериканиста.

 

***

Александр УЛЬЯНОВ:  
 - Потом  энергичная дама «морочила» голову   другому знаменитому «писателю-шпиону» - Джону Ле КАРРЕ**.
Я опрометчиво упомянул  о нём в разговоре о детективах … Почтенная старушка написала Ле Карре письмо, надеясь заинтриговать его умышленно утаенными и, якобы, существенными «фактами»  своей непростой биографии. Похоже, она пыталась заполучить  от англичанина приглашение на дополнительную поездку в Туманный Альбион... Но «бывалый» Ле Карре, в отличие от «интеллигента» Грина, быстренько  раскусил ее планы и отделался посылкой книг с автографами. Чем вызвал cправедливое   ворчание...

Le Karre 1

              

                                                  

**Джон Ле КАРРЕ   (настоящее имя — Дэвид Джон Мур Корнуэлл). Несколько лет отслужил в легендарной МИ-6. Один из основоположников (родился 19 октября 1931года) и величайших мастеров шпионского жанра. Его книги переведены на 36 языков, многие были успешно экранизированы. Ле Карре обходится без супергероев. Он рисует напряженный, но тусклый будничный мир работы спецслужб, противостояние без перестрелок и затянувшихся погонь. Его герои — «антиджеймсбонды». Ле Карре скептически относился к творчеству Флеминга, называя агента 007 «фальшивым» . Он утверждал, что дух каждой нации находит отражение в характере деятельности её разведки.Третья книга Ле Карре «Шпион, пришедший с холода» стала бестселлером. После её выхода писатель уволился из Министерства иностранных дел и посвятил себя творчеству. За этот роман ле Карре получил три литературные премии — в 1963, в 1964 и в 1965 году. ***

 

 

 

Александр УЛЬЯНОВ***:

- Когда судьба свела меня с этой деятельной, несмотря на почтенный возраст, и почитаемой мной за авантюрный характер дамой, она вела в областной библиотеке «Клуб любителей англо-американской литературы».  Во время интервью с ней я узнал о  существовании новозеландского русско-английского еженедельника «Wind» (Ветер). В нем были напечатаны условия литературного конкурса… Вот такая детективная цепочка, которая вскоре благополучно оборвалась...

 

 

Ulianov***УЛЬЯНОВ Александр Александрович,    майор милиции в отставке.  В 1980 году окончил Куйбышевский планово-экономический институт (ныне Самарский государственный экономический университет).  В 1985 году поступил на службу в МВД. С 1986 по 1996 год  –  корреспондент многотиражной газеты  УВД Новосибирской области, далее – пропагандист ГУВД НСО.  С 1990 года – член Союза журналистов СССР.   С 2015 года – член Союза писателей РФ.  Автор рассказов и книг о милиции:     «СУПЕРМЕНТ»,  трилогии «СОЛДАТЫ ПРАВОПОРЯДКА»,   «Я из СМЕРШа»,   «ПОБЕДА – за НАМИ».  Руководящих должностей в системе МВД избегал, как черт ладана –  блестящей литературной карьеры для. В 1998 году стал победителем  конкурса короткого юмористического рассказа, организованного новозеландской газетой «Wind».   В 2007 году - лауреат   литературного конкурса журнала «Милиция» МВД РФ. Награжден «Благодарственным письмом» Комитета по делам молодежи мэрии г. Новосибирска за участие в работе  над «Книгой Памяти» о погибших в локальных войнах. В 2010 году занял первое место в конкурсе на лучшие произведения литературы и искусства о деятельности органов государственной безопасности(ФСБ) по Новосибирской области. Мог и побольше положить  достижений на алтарь творчества... Не захотел «исключительно из природной лени».

 

 

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ (с благоговением взирая на портреты):
 - Надо бы и нам организовать  конкурс коротких юмористических рассказов. Уважаемый Александр Александрович, может быть, Вы...

Александр УЛЬЯНОВ (протягивая текст):
- Пожалуй, возьмите... Моё «ЧУДО»...Вот только переставлю местами пару слов и уберу одну букву...

Авдотья ПРИДОРОЖНАЯ: (решительно выхватывая нетленное произведение у автора из рук):
- Всё дорабатываете... Хватит-хватит, давайте уже...

Семен ПОКАТЫЛО:
- Эх, Авдотья! Да что ты понимаешь! Так и пишутся настоящие юморные короткие рассказы. Спасибо, автор, мы пошли. О результатах конкурса будет объявлено позднее...

 

 

                                                              ***ЧУДО***

                                                               рассказ

                                                               Рисунок Михаила НЕМО

(Издание второе непереработанное, дополненное успехами в отечественном «автопроме», многовековым опытом  в  дорожном строительстве и осененное  блеском наночастиц

 
   Я тогда  еще только начинал работать начальником охраны  и стерегли мы  очень ответственный  объект. Там  производилось все, начиная от мясорубки и заканчивая… впрочем, это неважно чем.  А среди множества постов  был один несерьезный  -  металлолом  всякий, техника списанная... Туда и сторожа-то не ставили. Посылали   иногда  кого-нибудь из личного состава, чтобы ребятишек отгонял, да всяких шпионов любознательных. А так все шло своим чередом.  Пока ни  завелись  на этом посту  Самоделкины.  И откуда  их только черти принесли?..
Я  сразу невзлюбил  этих ушлых конструкторов-одиночек и все мечтал  как бы отвадить их от притягательного места. А чего  они  на государственное имущество  кидаются  как мухи  на мед?..    Да еще с выдумкой норовят стибрить,  заковыристо…  Как будто у охраны больше других  забот нет, как только бегать за ними,  да следы их распутывать. Вражеские шпионы  и те ведут себя поскромнее…  
 Вот и поручил   борьбу с этой заразой  самым  правильным  охранникам-«отгонялам»…  И лучшим из них оказался   Ванька Петров, задумчивый    парень из  соседней деревни – я его  даже Почетной грамотой  наградить  собирался за исполнительность.   Про него-то, собственно, и пойдет речь.                                                  

   После такого  высокого доверия  к Ваньке стоило мне только  намекнуть ему  про этих ненормальных   умельцев, как  он тут же срывался с места и летел сломя голову на тот самый пост, и пропадал  там долгими часами.  Да такими  долгими, что  решил   я однажды проверить, как же это он  там проявляет доблесть свою.  
И вот хожу между развалами  лома и никого не встречаю – ни Ваньки, ни Самоделкиных, ни ребятишек с вражескими агентами… И уже, было, собрался возвращаться в караульное помещение, как вижу - чудище на дороге стоит: трактор – не трактор, машина – не машина и на аэроплан не похоже.  Гибрид какой-то приземистый, а внизу – странное подобие крыльев, как у аппарата межгалактического. 
Я сначала оторопел от неожиданности: а вдруг это гуманоиды в гости к нам залетели?.. Но потом вспомнил, что до армии шофером был, а в армии так и вовсе  аэродром охранял, вот и пересилило профессиональное любопытство чувство самосохранения…
 Открываю дверцу, плюхаюсь в  уютное кресло и смотрю - ключ в замке зажигания. Поворачиваю его машинально, врубаю скорость и… Эта инопланетная  сволочь  срывается с места и стремительно несется вперед. Да так несется, что  едва успеваю вырулить за пределы охраняемого объекта… Глянул в ветровое стекло повнимательнее, а там – мать честная – дорога-то уже внизу осталась.  Да я же лечу-у-у!..
Перепугался, глазами туда-сюда зыркаю: вдруг это  специально подстроено, чтобы забрать меня в другую цивилизацию для опытов?..  Сколько таких случаев было!.. И что теперь делать?..  Как приземляться?.. Ну не  сдаваться же на милость победителя?.. 
И тогда я  решил проявить смекалку.
- Ах, вы пираты иноземные!- заорал, что есть мочи,  прямо в щиток приборов, уверенный, что микрофон, как и у всех подобных летательных аппаратов, находится именно там.  А чтобы  в Центре иноземных космических полетов меня услышали.  - Ах, вы, собаки серые, ёпрст... Сейчас весь ваш аппарат  разнесу в клочья, если не опустите его на землю!..  Фиг, потом рассчитаетесь со своим заведующим хозяйством…
И даже пристукнул кулаком по щитку для острастки… 
И тут замечаю в зеркале  над ветровым стеклом, как из-за сиденья дыбом поднимаются чьи-то волосы… Медленно  поднимаются.  Я оборачиваюсь - хвать их рукой и вверх. А за ними – Ванька, собственной, как говорится, персоной, больше, чем я перепуганный...  И у меня сразу, как гора с плеч.
- Твой, -  кричу ему, - драндулет?!.
- Ага! – начинает улыбаться он.   
Но подчиненным, как известно,  спуску  давать нельзя даже в воздухе…
 - И кто же это тебе позволил личный транспорт оставлять на охраняемой территории? – сразу наседаю на Ваньку. -  Я   тут чуть с ума  ни сошел с ним: думал уже и на землю не суждено вернуться!..
Но в это время техника затряслась и Ванька  вместо ответа настойчиво попросил меня передать ему руль. Я подчинился и аппарат полетел ровнее… После этого я помахал указательным пальцем у носа этого нарушителя устава караульной службы и отвернулся к иллюминатору…
   
                                                                                                                            

Mihail Neiman

 

Приземлились  мы в какой-то деревне неподалеку от коровника и смотрим – доярки бегут к нам, тоже почему-то  радостные, как Ванька… А впереди  всех  –  самая пышнотелая.  Ну просто,  кровь с молоком!..  
Я  быстренько   отряхнул сапоги от пыли,  фуражку форменную заломил набекрень и даже  упор правой ногой  сделал, на всякий случай, чтобы девка  меня  не сбила, когда  в объятия кинется: не каждый же день у коровника такие удальцы с неба падают.
И она действительно  обняла… Но не меня, а Ваньку.
 - Ваня,  – говорит, - милый, все-таки смастерил свою чуду!.. 
 Тут-то, наконец,  и дошло до меня!..
 - Это что же получается,  - недовольно поворачиваюсь я к Ваньке,   -  так  ты для того и устроился к нам в охрану, чтобы из государственного имущества этот керогаз летающий смастерить?..   
 - Да, - гордо признался он. -   И  впервые   полетел  на нем благодаря вам, товарищ начальник:  сам бы  ни за что  не решился на такой смелый шаг!..
 Комплимент мне, конечно,  понравился и в ответ  я даже  слегка подбоченился, но тут же  и  показал Ваньке, что порядок нарушать все равно никому не позволено.
- А теперь, - говорю ему,  -  поехали обратно, Самоделкин!.. 
- Зачем?! – Ванька испуганно втянул голову в плечи.
- А как я, по-твоему,  отчитаюсь за улетевшую с объекта тонну металлолома? 
Ванька задумчиво почесал затылок и вдруг заявляет мне с бесстыжей физиономией:
- А какого такого металлолома?.. Не знаю я никакого металлолома.
И  добавляет к сказанному,  будто только что догадался:
- А-а-а… Вы, наверное, про Чудо говорите, которое мы с вами только что сюда перегнали?..
Я от возмущения долго разевал рот, как рыба на льду, но так ничего и не придумал в ответ. Зато  мысленно  отругал себя: «Это же надо вляпаться  так, растяпа,  - сам же и нанялся летчиком-испытателем к расхитителю социалистической собственности!»… 
В общем,  махнул я рукой,  да отвернулся  демонстративно от этого жулика. 
Вскоре  Петров, конечно,  уволился из охраны и вернулся в колхоз - как и прежде, возил молоко  в райцентр,  а обратно - пустую тару. Но только теперь - по воздуху…
Бедный председатель аж заикаться  от радости  стал, когда при полном  бездорожье  в районе,  кривая  поставок  по молоку в его хозяйстве резко взметнулась  вверх.  А когда в колхоз повалили корреспонденты с учеными  опыт перенимать,  а  начальство решило председателя  орденом наградить за ударный труд, он  перестал заикаться, но при этом заговорил  так  быстро и непонятно, что все только переглядывались и удивленно пожимали плечами. И вроде бы даже в сторону Ваньки  указательным пальцем  показывал и что-то сказать пытался связное, да так  и не сказал – ему даже  фельдшера  потом  вызывали.  Вот  Ваньку-то в этой суматохе  и не заметили...
Да и я потом про него уже ничего не слышал. Разве только обронил  кто-то случайно, что  реже и реже  поднимался  он в небо: без нашего хлама  не стало   запчастей для  «Чуда».  А скоро оно  и вовсе – только по земле ездило. А  однажды  односельчане   увидели запряженную  в  «Чудо»  лошадь… 
Я, может, и не вспомнил бы  этот случай, да только  вместо Петрова  приняли мы в охрану Сидорова.   И теперь, ученый на прошлых ошибках,  я взял его под полный  личный  контроль: мало того,  тщательно инструктировал  перед каждым  заступлением на пост,  так еще и в свободное от караула время  проводил с ним воспитательные беседы.  Поднимал темы нравственности, говорил о гражданском долге, цитировал   отрывки  из  Кодекса строителя коммунизма… Одним словом, разве что колыбельные  не исполнял ему перед сном.  И за это время настолько сроднился с ним, что одно время даже за отпрыска своего незаконнорожденого  считал… И знаете, похоже, эти мои  усилия  не пропали даром:  скоро и он,  собака серая,  на  том же самом месте, что и Ванька Петров когда-то,  втихомолку  собрал… АМФИБИЮ!  И скрылся на ней  в неизвестном направлении, переполошив отдыхающих на городском пляже.                                                                   
 Я  сначала места себе не находил  от такой  безмерной  неблагодарности,  даже мысли  о суициде допускал в башку…А потом   подхожу  однажды  к киоску «Союзпечать» за газетой  «Правда» и вижу,  на витрине очередной номер  журнала  «Сделай сам» выставлен, а на обложке самокат нарисован.  Я точь-в-точь на таком,   регулярно за кефиром в обеденный перерыв езжу:  все  подошвы на казенных сапогах стер, отбрыкиваясь от колдобин - скоро на работу босиком ходить буду…  Ну а под этим рисунком - надпись  аршинными  буквами «КАК СДЕЛАТЬ САМОКАТ С МОТОРОМ!».  
У меня аж дух захватило от такой удачи: в продаже   «электросамокатов»   днем с огнем не найти,  а у нас, на том же самом  посту,  всяких  моторов с аккумуляторами – как  грязи… Это ж сколько обуви сэкономлю!..  Да и к дояркам теперь не стыдно будет в гости наведаться. 
И знаете, у меня душа  в этот момент взяла и  запела сама песню про госпожу удачу… Ну помните же слова: 
                               «Сапоги на службе погоди  не рви,
                               «Не везет  мне в смерти,  повезет в любви!..»
В общем, посмотрел-посмотрел  по сторонам,  да и прикупил экземплярчик.  Но про доярок это я вам уже так - по секрету.

                                                                                                                             1988 - 2016гг.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ