Журнал "ПОДВИГ"

Журнал «ПОДВИГ», 12 выпусков в год (по два автора в выпуске). Новинки современной беллетристики (отечественной и зарубежной). Современная героика и приключения. «Реальная» фантастика. Детективы - классический, политический, «ментовской», шпионский, исторический и т. д. Высокое качество остросюжетной прозы и актуальность отображенных проблем в жизни России.

 
dsm310x190red 

«Детективы СМ».

    6 выпусков в год (по два автора в выпуске). Лучшие образцы отечественного и зарубежного детектива, новинки знаменитых авторов и блестящие дебюты. Все виды детектива - иронический, «ментовской», мистический, шпионский, экзотический и другие. Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

 

 

kentavr270green3 

«КЕНТАВР».

 Исторический бестселлер.» 4 выпуска в год (по два автора в выпуске). Новинки исторической беллетристики (отечественной и зарубежной), а также публикации популярных исторических романистов русской эмиграции (впервые в  России).

                                                                    

 ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Повесть «ПОБЕДИТЕЛЬ» литературного редактора нашего журнала   Сергея ШУЛАКОВА (псевдоним Сергей ИВАНОВ), опубликованная в «КЕНТАВРе» №3-2014, стала лауреатом всероссийского конкурса «Вторая Отечественная». Читайте о конкурсе в репортаже «КЕНТАВР» - «ПОБЕДИТЕЛЬ»!

 

Ирина ДЕГТЯРЁВА

 

 

 

 

 

КРЮЧОК под НАЖИВКОЙ
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ 

***
Доставили арестованного? – спросил у дежурного Ермилов.
Ему не очень нравилась идея возить Дедова на автозаке по городу. Проще самому было поехать в «Матросскую тишину». Однако сегодня требовалось проводить следственные действия с понятыми, да и вывозить из здания прокуратуры дипломатический спецбагаж Олег Константинович не рискнул бы.
– Так точно, товарищ полковник. Вести?
– Адвокат Васильев приехал? Тогда пусть ведут.
– Сейчас в присутствии понятых и вашего адвоката будет вскрыта сумка. В ней содержатся ваши вещи? – обратился Ермилов к подследственному.
– Вы же знаете. Мои вещи. Чего спрашивать? – озлобленно огрызнулся Дедов. Но тут же спохватился: – Там есть коробка, металлическая. Она не моя. Думаю, об этом стоит заявить.
– Сейчас самое время, – кивнул Ермилов, записывая его слова в протокол. – Как она выглядит и кто вам ее дал?
–  Металлическая. Вроде сейфа. Я не могу сказать, кто дал.
– Не хотите?
– Не хочу и не могу, – Юрий сидел с отрешенным видом, уставившись на чахлый кактус на подоконнике кабинета.
– Тогда, может, вы скажете, кому она предназначалась?
– Тому, кто позвонит и спросит про эту коробку, – инертно пояснил Юрий Леонидович.
– Понятно, – улыбнулся Ермилов, догадываясь, что в этой коробке содержится что-то, от чего хочет откреститься Дедов. – Тогда при понятых мы вскроем сумку. Егор, давай.
Ермилов взял в помощь практиканта-следователя – Егора Денисова. Тот горел желанием поучаствовать в исследовании дипломатического багажа.
– Это же известная вещь, товарищ полковник, – еще час назад Егор, обрадованный тем, что его привлек к делу сам Ермилов, бегал по кабинету Олега, жестикулируя тонкими руками. – Они чего только не перевозят нелегально через границу. И оружие, и наркотики! Я вот слыхал, что в 1984 году в Швейцарию советские дипломаты пытались провезти девятитонный трейлер. Заявили его как дипломатический багаж. Ну, швейцарцы решили проверить, без досмотра не пускать. Разрешено, чтобы такая сумка весила не больше ста пятидесяти – двухсот килограммов. Открывают грузовичок, а там двести семь таких сумок, на каждой этикетки «Дипломатический багаж – не вскрывать». И всё, вынуждены были пропустить на свою территорию.
– Умерь свои аппетиты! Там найдешь семейные трусы и старые калоши, – подначивал практиканта Ермилов, забавляясь его юношеским пылом. Сам он таким в молодости не был. Олегу казалось, что он всегда отличался рассудительностью и здравым смыслом. Наверное, поэтому сейчас и занимает должность следователя по особо важным делам…
– Так, понятые поближе. Вскрываем.
Егор оторвал наклейки, снял пломбу.
– Как инкассаторская сумка, – не удержался Денисов от комментария.
И он как в воду глядел – тут же наткнулся на что-то заинтересовавшее его. Серый полиэтиленовый пакет, довольно объемный и еще один такой же. Он заглянул в первый и с трудом сдержал эмоции, которые, правда, отчетливо проступили на его лице.
– Тут деньги. Доллары. Новенькие купюры.
– Погоди, – остановил его Ермилов и протянул ему резиновые перчатки, достав их из ящика письменного стола. – Проверим потом купюры на отпечатки.
Егор начал выкладывать на стол пачки, одну за другой. Скоро выросла приличная горка.
– Надо записать в протокол, сколько здесь, – потер лоб Олег.
– Полмиллиона, – подсказал Дедов из своего угла. Он так и не подошел к столу, когда вскрывали сумку.
– Все равно считать придется, – поморщился Ермилов.
– В пачке стодолларовые купюры, по сто штук в каждой, – снова подал голос Юрий Леонидович.
«Он мог не признавать деньги своими как и ту коробку, о которой упоминал, – подумал Ермилов. – Хотя, признавай – не признавай, как говорится, из песни слов не выкинешь, в данном случае – из сумки денег не выбросишь».
– Так, далее, – Егор потянул из сумки серый металлический ящик.
Мини-сейф. В такие запирают оружие в самолетах на время полета, если кто-то из пассажиров летит с табельным пистолетом по служебным надобностям.
– Там оружие? – спросил Олег Константинович у Дедова, показав на коробку.
– Не знаю.
– Открой, – велел Ермилов.
– Надо чем-нибудь поддеть, – пробормотал Егор, склонившись в три погибели над коробкой. Он взял со стола ножницы.
Никто в кабинете не понял, что произошло. Громкий хлопок прозвучал, словно перекачанный баллон автомобильного колеса лопнул. Резкий звук, ударивший больно по барабанным перепонкам. В мгновение кабинет затянуло омерзительным, чуть желтоватым дымом.
Все в кабинете пригнулись инстинктивно, испуганные, ошарашенные. Ермилов бросил взгляд на Дедова и обнаружил того сидящим на своем месте с бледным лицом. Олег грешным делом подумал, что взрывчатку принес Васильев, чтобы организовать побег своему клиенту…

***

Кипрские ночи очень темные. Никосию окутала духота. Словно и не приближалась осень с дождями и ветрами. Днем на побережье уже штормило, ветер гудел, подгоняя рассыпанные по барашкам волн разноцветные паруса виндсёрферов. Вода в море сильно посвежела, но в кипрской столице летний жар затаился, словно в своей берлоге залег на зимнюю спячку.
В вестибюле посольства горел тусклый свет. Снаружи периметр охраняли местные полицейские. В дежурке пахло кофе, и бубнил маленький телевизор. Дежурило двое пограничников. Один постарше, капитан, с сухощавым лицом, с богатыми усами и с продольными морщинами по щекам, другой – помоложе, высокий, чуть полноватый, загорелый до красноты – сразу видно недавно приехал и дорвался до солнца.
– Слыхал, нашего торгпреда посадили? – молодой переставил автомат Калашникова со стула на пол.
– Да мало ли кто чего болтает. И ты, Женька, не болтай. Вон по телеку передают, что Гусинского в розыск объявили, так что, думаешь, поймают? Держи карман шире.
– Но наш-то, Дедов, не Гусинский. Рангом пожиже. Я когда приехал, он с семьей уезжал. Видел его. По-моему, подкаблучник. Жена такая расфуфыренная. Что он мог натворить, что арестовали, лишили дипломатической неприкосновенности?
– Как известно, в тихом омуте… – капитан привычно пробежал глазами по мониторам.
Вдруг экраны один за другим начали гаснуть.
– Что за… – выругался охранник.
Но следом за камерами и мониторами погас телевизор и все электричество в здании посольства. Мельком глянув сквозь бронированное стекло дежурки, он заметил, что погасли и уличные фонари, и вроде бы вся улица погрузилась в темноту. Это успокаивало – значит, отключение городское, скоро его исправят, и нет неполадок в самом посольстве.
– Сейчас движок включится. Он на автомате стоит.
Но дизель, находящийся во дворе, молчал. Он хоть и был со звукоизоляцией, однако в дежурке его услышали бы.
– Блин, я же позавчера его проверял. Солярки под завязку! Пойду, посмотрю. Попробую запустить вручную. Сиди здесь, смотри в оба.
Старший ушел, а Женька подтянул к себе поближе автомат и не решился включать фонарик. Иначе его будет хорошо видно в темноте – это как целеуказание. До поступления в пограничное училище он служил срочную и попал на первую чеченскую войну. Женька запомнил, как хорошо видно даже крошечный сигаретный огонек в кромешной ночной темноте. На его глазах снайпер убил журналиста, который закурил, не прикрыв ладонью сигарету.
Почему сейчас вспомнил тот случай?.. Ведь капитана вроде не насторожило отключение света. Наверное, тут такое бывает…
Время шло, на подсвеченном фосфором циферблате, оно, время, уже убежало на десять минут, но капитан не появлялся – генератор молчал. Либо он не смог его завести, либо что-то случилось. Хотелось верить в первое, но интуиция сигнализировала о другом исходе.
Пока Женька решал задачу – пойти искать напарника, поднять тревогу или ждать по приказу старшего здесь, сработала пожарная сигнализация. В посольстве стояла новая система, работающая на встроенных аккумуляторах и с датчиками на батарейках.
– Час от часу не легче, – пробормотал он. Судя по сигналу, сработал датчик на втором этаже в кабинете Руденко. Охранник знал, чей это кабинет и то, что вначале казалось простым недоразумением, теперь обретало совсем уж нехороший оттенок.
Капитан не появлялся. По инструкции, оставшись по каким-то причинам в одиночестве, охранник должен был оставаться на посту, оборонять вход, шкаф с ключами от кабинетов, связаться с внешней охраной и ждать подмоги.
Внешняя охрана не отвечала, рация шипела, но шипение не складывалось ни в какие слова – ни в английские, ни в русские.
– Надо быть идиотом, чтобы поверить, что это случайность, – пробормотал Женька вслух, чтобы подбодрить себя.
Он взял автомат и пошел по коридору к лестнице, которая ближе всего располагалась к кабинету Руденко. Принюхавшись, охранник уловил неприятный запах дыма, но не такого как от пожара, а какой-то специфический с химической составляющей.
Женька пожалел, что не взял противогаз, который имелся в дежурке.
Шел он вдоль стены, крадучись. Все двери кабинетов были закрыты. Но впереди Женька увидел едва заметное светлое пятно напротив двери кабинета Руденко. Уже не возникало сомнений, что к нему в кабинет кто-то проник. Оттуда тянуло этим едким запахом.
Самоуверенные грабители, посягнувшие на неприкосновенность помещения посольства, словно бы знали содержание инструкций, которыми снабжены охранники, и поэтому они не ожидали появления Женьки около кабинета Руденко.
Их было двое, насколько он успел понять. Один находился в кабинете, другой стоял в дверном проеме – он заполнял его собой весь и, кажется, даже еще пригибался, под притолокой. Женька и сам отличался не маленькими габаритами, но этот был гигант.
Женька срубил его ударом ноги под коленную чашечку. Крепким ботинком. Он только два дня назад новые берцы купил, австрийские. Добавил кулаком хук в голову, сделав, как когда-то учил тренер, с довольно резким поворотом тела, навалившись всем весом.
Грабитель упал в глубокий нокаут. И уже не шевелился. Тут надо было забежать в кабинет, в кромешную темноту, но Женька почему-то замешкался. Плотная темень, как будто полый черный пузырь, наполняла кабинет Руденко, и это неведомое удерживало охранника от всего двух шагов до дверного проема. И вдруг этот пузырь лопнул ослепительной вспышкой. Звук был как от пневматики. Но Женька догадался, что это сработал глушитель. Пуля просвистела над плечом, чиркнув по уху.
Охранник прыгнул, перекатился через голову, в три прыжка добежал до угла коридора и, укрывшись за стеной, дал очередь из автомата, осветив вспышками пустой коридор. Только неподвижное тело первого грабителя так и лежало напротив входа в кабинет.
Выждав несколько минут, Женька все же рискнул приблизиться. Он полоснул очередью внутрь, но там как будто никого не было. Женька все же шагнул внутрь и ощутил слабый сквозняк. Окно чуть приоткрыто…
Внезапно вспыхнул дежурный свет в коридоре, и включились уличные фонари. Женька щелкнул выключателем и увидел, какой разгром в кабинете Руденко. Сейф дымился большой дырой в дверце. Женька снял с пояса фонарик и посветил внутрь – пусто. Он понял, что с него теперь не только погоны снимут за то, что не обеспечил сохранность, но и голову, а затем ее отправят на родину малой скоростью.
Женька вернулся к избитому грабителю и обнаружил, что тот мертв.
– Час от часу не легче! – Женька потер коротко стриженный затылок.
Он всмотрелся в лицо убитого. Полосы краски на щеках – камуфляжный грим. Крепкий парень в черной тонкой водолазке и черных джинсах. На поясе большая кобура – пустая.
«Когда он успел вытащить у напарника ствол? – с недоумением подумал Женька. – И главное, понял, гад, что парень мертв. Ничего себе скорость! Я ведь почти сразу начал стрелять… Капитан!» – пронзило его воспоминание о напарнике.
К счастью, тот был жив. Лежал около помещения, где стоял дизель. Его ударили электрошокером, а для гарантированного эффекта и по голове. Так же обработали полицейских на улице.
Довольно быстро все пришли в себя. Вызвали посла и Руденко.
Алексей осмотрел свой кабинет, а Женька стоял в коридоре и таращился на офицера безопасности посольства через открытую дверь. Руденко не выглядел растерянным, хотя, как казалось Женьке, именно в такой ситуации и стоило паниковать – взлом кабинета, обчистили сейф, устроили стрельбу, да еще и труп.
Затем Руденко ощупал карманы убитого грабителя и усмехнулся. Он снял с трупа кобуру. Вот ее Алексей рассмотрел с интересом, даже обнюхал и… забрал в свой кабинет, который запер.
– Твоя работа? – заметил он только сейчас Женьку. – Чем ты его?
Охранник смущенно показал кулак.
– Ну, ты силен. Хочешь сказать, убил кулаком? Ты ему челюсть сломал! Сейчас посол вызывает полицию, чтобы забрали труп. Потом поговорим.
– Алексей Владимирович, у вас там много украли? – имея в виду сейф, осторожно спросил Женька.
– Ничего.
Руденко слегка лукавил. Он, конечно, давно не хранил в этом сейфе ничего ценного. У него для этих целей было более надежное место, также находящееся в посольстве. А в сейфе он хранил бутылку водки и деревянную фигурку, изображающую фигу (ее привез Алексею приятель из Латинской Америки, считалось, что она отпугивает нечисть).
«Они, наверное, разбирают фигу сейчас по кусочкам, ищут скрытый смысл, а водку отдали на анализ на наличие яда. Набор разведчика, – не мог удержаться от улыбки Руденко. – Хотя не до смеха. Этот парень-охранник, единственный повел себя профессионально».
– Дай-ка ножик.
– Зачем?
– Разговорчики, боец! – непонятно в шутку или всерьез прикрикнул Руденко.
Десантным ножом он сковырнул штукатурку на стене там, куда попала пуля, летевшая в Женьку. Рассеченная мочка уха у охранника все еще кровила.
Рассмотрев пулю, не слишком расплющенную, увязнувшую в штукатурке, Руденко усмехнулся. Пуля от ТТ, калибром 7.62. Алексей не сомневался, что, послав ее на экспертизу, убедится, что она сделана не в Китае и не в Югославии, а на родине пистолета. Это еще раз подтверждало догадку Руденко, кто мог так грамотно сработать.
Сомнений в том, чья эта работа, у Алексея не было. Парень, лежащий на полу около дверей его кабинета, меньше всего походил на киприота. Типичный англичанин, типичный морпех. Судя по тем деталям, которыми Женька снабдил Руденко, второй действовал очень профессионально для рядового грабителя. Английские коллеги…
Руденко вернулся в свой кабинет, когда уехала полиция. Увезли труп и лишних вопросов, вопреки ожиданиям, они не задавали, будто бы их проинструктировали насчет трупа. В кабинете все еще пахло едко. Щипало глаза.
Алексей открыл окно. Метки на раме были сорваны. Забрались грабители с крыши, когда погас свет. На крышу Руденко тоже поднимался с Женькой. Тот подсвечивал фонариком. В белых камешках, тонким слоем покрывавших плоскую крышу и предотвращающим нагрев в жаркие дни, остались следы – бороздки и проплешины как раз на уровне кабинета Алексея. Отсюда они спустились. Окно открыли бесшумно. А дверь в кабинет отперли, скорее всего, чтобы образовавшийся дым, быстро вытянуло. Одно не предусмотрели, что в посольстве новая противопожарная система, не зависящая от электричества, и она укажет охранникам источник дыма…
«Вопрос, как они забрались на крышу, – размышлял Руденко. – Не с вертолета же их сбросили. Наверное, нашли лазейку. Есть пожарная лестница. По этому поводу будут претензии к охране. Куда смотрели? В телевизор пялились? Завтра при дневном свете еще раз тут все погляжу».
Сейф вскрыли странно, расплавили толстенную дверцу. «Какая-то горючая смесь, – подумал Алексей, разглядывая оплавленные края металла. – Рассчитали точное количество, чтобы содержимое сейфа не сгорело. И по всей поверхности дверцы распределили смесь так, словно горчичник поставили. Надо взять соскоб с края, отправить в Москву. Пусть исследуют…».


Роман Ирины ДЕГТЯРЁВОЙ «КРЮЧОК под НАЖИВКОЙ»

и послесловие Сергея ШУЛАКОВА "АСИММЕТРИЧНЫЙ ОБМЕН"
опубликованы в журнале «ПОДВИГ» №9-2015г. (выходит в октябре)

 

Статьи

Обратная связь

Ваш Email:
Тема:
Текст:
Как называется наше издательство ?

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ