kentavr270green3 

«КЕНТАВР».

 Исторический бестселлер.» 4 выпуска в год (по два автора в выпуске). Новинки исторической беллетристики (отечественной и зарубежной), а также публикации популярных исторических романистов русской эмиграции (впервые в  России).

                                                                    

 ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Повесть «ПОБЕДИТЕЛЬ» литературного редактора нашего журнала   Сергея ШУЛАКОВА (псевдоним Сергей ИВАНОВ), опубликованная в «КЕНТАВРе» №3-2014, стала лауреатом всероссийского конкурса «Вторая Отечественная». Читайте о конкурсе в репортаже «КЕНТАВР» - «ПОБЕДИТЕЛЬ»!

 2018Kent01Obl-900 

 

Алексей ЧАПЫГИН «ТИШАЙШИЙ ЦАРЬ». Роман
Алексей Михайлович Тишайший - одна из самых загадочных фигур на русском троне. Подробных описаний его правления сохранилось мало, в историю он вошёл как кроткий правитель. Но в произведении автора исторических романов, после революции попавшего в эмиграцию, а затем вернувшегося на родину Алексея Чапыгина, этот царь едва незажег революционный бунт. Правда об отце Петра Первого в романе "тишайший царь" дана на фоне широкого полотна русской жизни того времени.

«В горнице стол, над столом - образ Спаса с зажженной лампадой, а ниже и левее образа, в сторону слюбяного окна - царский портрет, парсуна. Круглоголовый царь пузат, в басмах в шапке Мономаха. Воевода в шелковой белой рубахе, ковш за ковшом черпая, пьёт, кряхтит, утирая смоченную вином бороду. Домка - правая рука всех тайных дел воеводы - в глубине комнаты стоит близ боярской широкой кровати. На высокой груди девки сложены голые до плеч руки...

Воевода басит:

- Караульные стрельцы, да и ты, псица, его помыслы ведаете? И я. старый чёрт, будто с печи пал, спустил вора в тюрьму без желез по твоему уговору...».



Илья ДРОКАНОВ «ДОЧЬ САМУРАЯ». Повесть
Для Рихарда ЗОРГЕ и его преданной помощницы-японки был достойный пример в конце ХIХ века. Ещё тогда российский офицер с блестящим знанием языка был заброшен в Страну восходящего солнца. Разведчик царского флота и его японская подруга много сделали для успеха российского оружия в Русско-японской войне. Об этом, и о событиях в Манчжурии, раскрывая ранее засекреченные данные, рассказывает морской офицер, писатель из Санкт-Петербурга Илья Дроканов. 
« - Вы представляете, Андрей Андреевич, полиция арестовала ваших фигурантов, толстого китайца с базара и мальчишку-сорванца, бандитствовавшего с ним заодно. После той стычки с хунхузами я недели две был занят в командировке, а потом вернулся в Харбин и описал инцидент в рапорте. Сведения на них из Управления округа командование направило в полицию. Меня вызывали на опознание, и я имел, так сказать, удовольствие понаблюдать их, закованных в кандалы. Сидели, голубчики, очи в пол, паренёк, будто в рот воды набрал, а толстяк бубнил одно и то же: 
«бу минбай» да «бу минбай», «не понимаю» в переводе на русский язык...».


 

 

ССЫЛКИ НА МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА:

Илья ДРОКАНОВ "ДОЧЬ САМУРАЯ". Отрывок из повести

ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

 

 

ЧИТАЙТЕ В СЛЕДУЮЩЕМ ВЫПУСКЕ:

"КЕНТАВР" №2 -2018 выходит в МАЕ

 


Петр БОБОРЫКИН «КИТАЙ-ГОРОД». Роман

Свой роман писатель Петр Боборыкин задумывал как летопись, исследование Москвы 1880-х годов. А вышло у него увлекательное повествование о взглядах, взлетах и падениях московского купечества с его миллионами, о дворянах, переступивших  через аристократическую гордыню  и работавших наравне с купцами в «обществах на паях». Эта деятельность вызвала  экономический рывок, который, если бы развивался, сделал бы Россию богатейшей  страной мира. 

«Она схватила его за руку, силой посадила в кресло и, стала говорить раздельно, точно диктовала ему по тетрадке.  «Вот до чего вы дошли. Мне теперь все равно, какие у вас метрески. Я пришла вам сказать вот что: извольте от дел устраниться. Дайте мне полную доверенность. Кажется, вам нечего меня бояться? Только на моей фабрике и есть порядок. Но вы и меня кредиту лишаете. Долгу сколько? Сто семьдесят тысяч в одиннадцать месяцев. Хотите, мы сейчас Трифоныча позовем?» – и она указала на дверь.   Он молчал. Два векселя держит в руках жена. В кассе значилась самая малость. Фабрика шла в долг…». 

 

Максим СОМОВ «ГРАФ РОСТОПЧИН». Повесть

Если фигура Федора Васильевича Ростопчина и отражается в исторической беллетристике, то, как правило, лишь в качестве генерал-губернатора сданной Наполеону Москвы. Но именно граф Ростопчин при  Павле I управлял всей внешней политикой России, оказывал императору секретные услуги – по достоверной версии, подделал письмо Алексея Орлова Екатерине об убийстве ее мужа Петра III… Удалив Ростопчина,  император Павел I подписал себе приговор. 

«Покойная великая императрица Екатерина еще лежала на своей постели, а Павел Петрович уже сидел за ее бюро, открывал ящички, шкатулки, извлекал бумаги. Вошел Ростопчин. «Принес? – спросил Павел. – Подай». Развернул плотную бумагу, стал читать: «Матушка, милосердная государыня!.. Свершилась беда… Он поспорил за столом с князем Федором, не успели мы разнять, а его уж и не стало… Сами не помним, что делали…»  «Молодец, – прошептал Павел. – Толково пишешь – не подкопаться. А теперь сболтни при случае, что открыты убийцы отца моего, Петра III».

 

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ