ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Грегори МАКДОНАЛЬД

ДЕЛО ПЕРВОЕ

Глава из романа
Перевел с английского Виктор ВЕБЕР


– Миссис Хайбек?
Седовласая дама в платье в цветочек и зеленых теннисных туфлях сидела на металлическом стуле у бассейна. У ее ног лежала красная сумочка.
– Да. Я миссис Хайбек.
Она посмотрела на Флетча, и ее нос чуть дернулся, как у кролика.
– Я Флетчер из «Ньюс Трибьюн». и должен был встретиться с вашим мужем в десять часов.
– Его здесь нет.
Нажав на кнопку звонка у калитки, Флетч еще раз оглядел дом и участок. 12339, Полмайр-драйв. Уютный кирпичный особняк, утопающий в рододендронах, но уж никак не жилище тех, кто мог не моргнув глазом отвалить пять миллионов на благотворительность.
И никто не поспешил к калитке, чтобы впустить его.
Блуждая между рододендронов, Флетч нашел седовласую даму, сидящую у бассейна.
– Никто не знает, где он,– продолжила миссис Хайбек.– Дональд блуждает по миру. Это единственное, что можно сказать о нем с полной определенностью.– Она схватила пальцами что-то невидимое.– Блуждает.
– Могу я поговорить с вами?
Она вновь дернула носиком.
– Молодой человек, от вас разит спиртным.
Флетч наклонил голову к плечу, понюхал тенниску.
– Это мой новый дезодорант. Он называется «Бух!» Вам нравится?
– Он называется бурбон. Запах бурбона я отличаю сразу. Ваш бурбон – из дешевых.
– Позаимствовал его на распродаже, знаете ли.
– Слыхала я о вас, журналистах.– В серых глазах миссис Хайбек стояла грусть.– Дональд однажды рассказал мне о знакомом журналисте, который наполнял бурбоном постельную грелку. Своим коллегам он говорил, что нашел способ облагородить пьянство. Лежа в постели, потягивал бурбон через клапан грелки. Через три месяца он уже не мог добраться до кровати и спал на полу.– Миссис Хайбек сложила руки на коленях.
Флетч глубоко вздохнул. Он чувствовал, что вульгарный смех оскорбит миссис Хайбек. Посмотрел на бассейн. На другой стороне человек в сомбреро поливал цветочную клумбу.
– Это произошло случайно.
– Люди всегда находят предлог для того, чтобы напиться. Хорошие новости, плохие новости, никаких новостей...
– Нет, действительно, случайно. Я зашел в винный магазин на пересечении бульвара Вашингтона и Двадцать третьей улицы, и как раз в тот момент там упала стойка с бутылками бурбона. Меня и одного из работников магазина окатило с головы до ног.
Грустный взгляд дамы задержался на лице Флетча.
– Я не пил. Честное слово, – среагировал он. – Позвольте присесть?
– Садитесь,– с неохотой согласилась дама. Флетч сел на второй стул у бассейна. Миссис Хайбек сидела в тени большого зонтика, Флетчу досталось место под солнцем.
– Так вернемся к пяти миллионам, миссис Хайбек...
– Пяти миллионам,– повторила она.
– ...которые вы и ваш муж решили подарить музею.
– Да-а-а? Расскажите мне об этом.
Флетч смутился.
– Я надеялся, что рассказывать будете вы.
Миссис Хайбек выпрямилась.
– Да, мой муж и я решили пожертвовать пять миллионов Художественному музею.
– Мне это уже известно. Ваш муж – адвокат?
– Мой муж блуждает. Далеко-далеко.
– Понятно.– Поневоле Флетч задумался: интересно, а сколько водки выпила миссис Хайбек с утренним кофе?– Он – старший партнер в юридической фирме «Хайбек, Харрисон и Хаулер»?
– Я говорила ему, что не надо встревать в эту фирму,– миссис Хайбек нахмурилась.– Три фамилии, начинающиеся с буквы «х». Более того, со слога «ха».– Все еще хмурясь, она посмотрела на Флетча.– Вы со мной согласны?
– Конечно. Звучит неестественно.
– Создает дисгармонию. Ощущение, что партнеры никогда не смогут прийти к согласию.
– Да,– не стал спорить Флетч.
– Не говоря уж о том, что, произнося «Хайбек, Харрисон и Хаулер», люди слышат, возможно, и подсознательно, «ха, ха, ха». В действительности же они говорят «хай, ха, хау». Что еще хуже.
– Гораздо хуже,– Флетч вытер со лба пот.
– Я хотела, чтобы он взял четвертого партнера,– продолжила миссис Хайбек.– По фамилии Бурк.
– И мистер Бурк не захотел присоединиться к фирме?
Миссис Хайбек ответила пренебрежительным взглядом:
– Дональд сказал, что у него нет знакомых с такой фамилией. По крайней мере, среди адвокатов.
– А среди ваших знакомых нет адвоката с фамилией Бурк?– полюбопытствовал Флетч.
– Нет,– без запинки ответила миссис Хайбек. Под жаркими солнечными лучами пропитанная бурбоном одежда Флетча быстро высыхала. От паров бурбона голова у него шла кругом.
– Ваш муж консультировал корпорации?
– Нет. С корпорациями он не работал. Все время спорил в суде. – Глаза дамы по-прежнему переполняла грусть.
– Я знаю, что он считался одним из лучших криминальных адвокатов.
– Это точно,– согласилась миссис Хайбек.
Флетч шумно выдохнул:
– Миссис Хайбек, у вас или вашего мужа были иные источники доходов, помимо гонораров за судебные процессы и доли прибыли, причитающейся вашему мужу, как старшему партнеру фирмы «Хайбек, Харрисон и Хаулер»?
– «Хай, ха, хау».
– Иначе говоря, было ли у вас личное состояние? Или, может, вы получили наследство...
– Мой муж всегда носит черные туфли. В Хейтс классические черные туфли встретишь не часто. Он не любил пижонских туфель, в каких щеголяют многие криминальные адвокаты.
Флетч почел за благо промолчать, ожидая продолжения.
– Вам представляется, что мужчина, отдающий предпочтение черным туфлям, не склонен к блужданиям, не так ли?
Вновь Флетч выдержал паузу, прежде чем заговорить.
– Не то чтобы я пытаюсь вторгнуться в вашу личную жизнь, миссис Хайбек...
– Нет у меня никакой личной жизни.– Она уставилась на свои зеленые теннисные туфли.
– Просто я стараюсь осознать, что означает для вас и вашего мужа решение пожертвовать пять миллионов долларов музею? Наверное, это практически все, что он заработал за свою жизнь.
– Молодой человек, от вас невыносимо несет бурбоном. От этого запаха кружится голова, я боюсь, что меня сейчас вывернет наизнанку.
– Извините. Но у меня точно такие же ощущения.И что же с этим делать? – Флетч оглянулся на дом. –Может, мне принять душ?
– Если вас, как вы говорите, облили бурбоном, нет смысла принимать душ, а затем надевать пропитанную им одежду.
– Логично,– кивнул Флетч.
– Почему бы вам не прыгнуть в бассейн?
– Это я могу.– Флетч начал выгружать содержимое карманов.– В одежде.
– В одежде?
– Чтобы вымыть из нее запах бурбона.
– Но ваша одежда намокнет. Неужели вы хотите целый день ходить в мокром?
– Сегодня жарко.
– Жаркость не имеет никакого отношения к мокрости.
– Жаркость?
– Так, бывало, говорила моя дочь. Когда была маленькая. Жаркость. Неудивительно, что она вышла замуж за поэта. Как же его зовут... А,Том Фарлайф.
– Ясно. Я как раз собирался задать несколько вопросов о ваших детях.
– У них все в полном порядке, благодарю. Думаю, вам надо раздеться перед тем, как прыгнуть в бассейн.
– Голышом?
– А мне-то что? Я – мать и бабушка. Мне без разницы. Это частный бассейн.– Она глянула на садовника.– Это Педро. Он тоже возражать не будет. Если вид голого мужчины ему неприятен, не следовало идти в садовники.
– Вы абсолютно правы.
Миссис Хайбек встала.
– Раздевайтесь. Я отвернусь, чтобы вы могли сказать своей подружке, что голым вас видела только мать, когда меняла вам подгузники.
Флетч уже развязывал шнурки ботинок.
– Одежду оставьте на стуле. После того, как прыгнете в бассейн, скажите «хоп». Я возьму ее, постираю в стиральной машине и высушу в сушилке.
– Как вы любезны.– Флетч поднялся, стянул через голову тенниску.
– Хоп!– громко крикнула миссис Хайбек и помахала рукой садовнику. Тот поднял голову и посмотрел на нее из-под сомбреро. Ничего не сказал, не взмахнул рукой.
Флетч снял джинсы и трусы, прыгнул в бассейн. Наслаждаясь прохладой воды, смывая с себя запах бурбона, доплыл под водой до противоположного бортика, повернул назад. Вынырнул, вскинул голову, крикнул «хоп».
Миссис Хайбек уже несла к дому его одежду.

*
– Эй!
Кричали вроде бы издалека, но Флетч, все еще плавающий в бассейне, безошибочно определил, что обращались к нему. Несколькими энергичными гребками он добрался до торца бассейна, ухватился рукой за бортик, поднял голову. На бортике стоял криминальный репортер «Ньюс Трибьюн» Бифф Уилсон, по-прежнему в пиджаке и при галстуке.
В двух метрах позади него держался лейтенант полиции Гомес.
– Ты кто? Флетчер?
– Да, сэр.
– Это ты был на парковке «Ньюс Трибьюн»?
– Да, сэр.
– Как ты так быстро оказался здесь?
– Не останавливался по пути, чтобы выпить кофе.
– Работаешь ты в «Ньюс Трибьюн» или нет?
– Работаю, сэр.
– И чем ты там занимаешься?
– Меня только что перевели в отдел светской хроники.
– Светской хроники... А что ты делаешь здесь?
– Здесь?
– Здесь. В доме Дональда Эдвина Хайбека.
– Плаваю, сэр.
Тут Бифф взорвался:
– Он плавает с голым задом!
– Мне поручили в десять утра взять интервью у Дональда Хайбека в связи с тем, что он и его жена решили пожертвовать пять миллионов Художественному музею.
– Но ты же знал, что Дональд Хайбек мертв! Я видел тебя на парковке!
Флетч пожал плечами.
– При подготовке статьи часто приходится преодолевать неожиданные препятствия.
Бифф побагровел.
– Он плавает с голым задом в бассейне убитого!
Лейтенант Гомес приблизился к краю бассейна.
– А что ты делал после приезда сюда?
– Брал интервью, вернее, пытался взять интервью у миссис Хайбек.
У обоих его собеседников округлились глаза.
– Ты видел миссис Хайбек?– спросил Гомес.
– Да.
– Расскажи нам о ней,– вмешался Бифф.– Как она выглядит?
– Лет шестидесяти. Седые волосы. Зеленые теннисные туфли. Странная дама.
Бифф и Гомес переглянулись.
– Сынок,– Бифф тяжело вздохнул,– почему ты плаваешь с голой задницей в бассейне Хайбека через два часа после его убийства?
– От меня плохо пахло, моя одежда...
– Что?– переспросил Гомес.
– По пути сюда на меня «наехал» винный магазин. Я буквально выкупался в бурбоне, так что от меня действительно разило...
Бифф наступил на руку Флетча, которой тот держался за бортик. Тот вырвал руку и, естественно, ушел под воду. Когда вынырнул, Бифф и Гомес по-прежнему стояли у кромки воды. Флетч схватился за поручень лесенки, до которого Бифф не мог достать ногой.
– А в чем, собственно, дело?
– Да ни в чем,– ответил Бифф.– Почему бы репортеру «Ньюс Трибьюн» не плавать с голым задом в бассейне убитого через два часа после его смерти?
– По-моему, это обычное занятие для репортеров светской хроники.
– Возможно,– ответил Бифф.– Но я не знаком с их привычками.
– А где твоя одежда?– спросил Гомес.
– Ее унесла миссис Хайбек.
– Ее унесла миссис Хайбек,– повторил Бифф и тяжело вздохнул.
– А где она?– спросил Флетч.– Разве не она впустила вас в дом?
– В дом нас впустила кухарка,– пояснил Гомес.– Она как раз пришла из магазина.
– Вы не говорили с миссис Хайбек?
– Миссис Хайбек нет дома,– отрезал Гомес.
– Нет дома? А где моя одежда?
– Полагаю, ответ на этот вопрос интересует всех,– усмехнулся лейтенант Гомес.
– Она не могла уйти с моей одеждой!– воскликнул Флетч.
– Может, миссис Хайбек подумала, что пяти миллионов долларов музею будет маловато,– усмехнулся Бифф.– И решила добавить к ним прикид бродяги.
Гомес расхохотался.
– В общем-то, я ничего из нее не выудил,– признался Флетч. Мне показалось, что у нее не все дома.
– Да уж! Вытряхнула тебя из одежды и смылась с ней.
– Хватит, Бифф,– насупился Флетч.
Он увидел, как садовник поднялся, перешел к другой клумбе, вновь присел.
– Тебе тут делать нечего, и ты это знаешь,– Бифф одарил Флетча суровым взглядом.
– Статью о пожертвовании никто не отменял. Кто должен ее готовить?
– Твоя фамилия Флетчер?– решил еще раз удостовериться Бифф. – Сгинь с моих глаз.
Голый, мокрый, Флетч подошел к садовнику.
– Вы не знаете, где я могу найти полотенце?
Садовник оказался куда более молод, чем ожидал Флетч. Он медленно выпрямился. Снял с себя рубашку из джинсовой ткани, протянул Флетчу.
– Большое вам спасибо. Вы меня очень выручили. Эти парни сказали мне, что кухарка уже пришла.– Он обернул рубаху вокруг талии, как полотенце.– Я верну ее вам, как только раздобуду какую-нибудь одежду. Отличный вы парень. Отдали ближнему последнюю рубаху.
Садовник опустился на корточки и вновь занялся клумбой.
– А вы не подскажете мне, куда пошла миссис Хайбек?
– Вы имели в виду женщину, с которой разговаривали, так?– спросил садовник.
– Так.
– Это не миссис Хайбек. Миссис Хайбек молода и красива.– Садовник начертил на земле силуэт женской фигуры.– С такой вот фигурой. Блондинка.
– Но эта дама сама сказала, что она – миссис Хайбек.
– Это не так.
– Она – кухарка?
– Кухаркой здесь испанка. Пятидесяти лет.
– Так кто же тогда эта дама?
– Не знаю,– покачал головой садовник.– Никогда ее прежде не видел.

 

Роман Грегори МАКДОНАЛЬДА «ДЕЛО ПЕРВОЕ»
опубликован в журнале «Детективы «СМ» №06-2019 (выходит в ДЕКАБРЕ) 

 

Статьи

Обратная связь

Ваш Email:
Тема:
Текст:
Как называется наше издательство ?

Посетители

Сейчас 238 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ