ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Василий ГОЛОВАЧЕВ

 

Из ГЛУБИНЫ
Главы из романа

Полость внутри гигантского подводного кокона, похожего на живой организм, нельзя было назвать ни помещением, ни бункером, ни пещерой. Она была заполнена водой, насыщенной тоненькими длинными жгутиками голубовато-зеленого цвета и морскими перьями, искажающими перспективу, форму и размеры внутреннего объема до такой степени, что мерцающие стены полости то казались отнесенными за километры, то превращались в небесные провалы, то выпрыгивали навстречу, грозя стиснуть людей и раздавить.
Центральный объем сооружения, имевший форму «яйца» цвета рубина, явно не играл роли терминала управления, пульсируя как живое человеческое сердце и показывая на своих гранях-экранах странные картины. Впрочем, грани эти экранами не являлись, потому что мигали вразнобой и осмысленную передачу не вели. Под «яйцом» виднелись щупальца наростов, напоминающие корни деревьев. Они тоже светились и пульсировали, как вздувшиеся вены на руках человека. И все это сооружение вызывало омерзительное ощущение вывалившихся из живота человека внутренностей.
Американский батискаф «Мистик» российские водолазы заметили, когда освоились с местным освещением и колоритом. Он был подвешен на щупальце, свисавшем с потолка полости, облепленный необычного вида существами, напоминающими гигантских – с метр в диаметре – медуз.
– Похоже, я был прав, – сказал океанолог Виктор Шпачков. – подводным жителям старогеям нужны витамины... в каком-то смысле... Они попытаются извлечь эти витамины из обшивки батискафа.
– Но там ведь американцы... капитан Ауэлл...если только они живы...
– Командир, у нас задача поважней, – напомнила майор Инга Богушанская надтреснутым голосом, поняв намерения Дениса.
– Мы не можем бросить парней на произвол судьбы.
– Инга права, – с сожалением проговорил океанолог. – Если мы вмешаемся, на нас обратят внимание.
– Мы и явились сюда, чтобы на нас обратили внимание. Проверим, живы ли подводники, и попробуем добиться понимания с местными жителями. Прикройте меня.
Денис Вербов направил гидроцикл к «Мистику», включил фонарь.
Луч света на медуз не подействовал. Тогда он дал очередь из автомата.
Пули прошили тело крайней медузы, но она лишь колыхнулась бахромой щупалец и куполом тела, продолжая елозить щупальцами по корпусу аппарата. Стало видно, что щупальцы оставляют бороздки и ямки на обшивке батиплава.
– Черт! Это киберы! Они растворяют металл!
Вербов дал еще одну короткую очередь, потом надвинул нашлемные очки:
– Фильтры!
Спутники поторопились закрыть глаза очками.
Световая граната вспыхнула цепочкой ярких световых пузырей. Медузы скорчились, замерли, переставая двигаться. Затем начали отваливаться от корпуса «Мистика» одна за другой.
Вербов приблизился к носовой гондоле аппарата, постучал по ней носом скутера, крикнул:
– Эй, там, на борту, есть кто живой?! Капитан Крид!
С минуту никто не отвечал.
Медузы, дергаясь в конвульсиях, начали было всплывать к батиплаву, чтобы продолжить начатую работу, и Вербов выстрелил еще раз. Подождал, пока «роботы» старогеев окончательно потеряют интерес к батиплаву, дал очередь по носу аппарата.
– Капитан Крид, ответьте!
В наушниках запищало.
– Кто... спрашивает? – раздался сквозь писк голос американского капитана.
– Вербов говорит! Вы в порядке? Знаете, где находитесь? Вас утащили вглубь «мозга» старогеев!
– Не понял... какого мозга?! Каких старогеев?!
Денис спохватился, что собеседник не знает применяемой российскими подводниками терминологии.
– Долго объяснять. Держитесь, мы попытаемся договориться с хозяевами этой базы и вытащим вас.
Голос Крида пропал.
Вербов подождал, следя за танцующими вихриками жгутиков и перьев, хотел было присоединиться к спутникам, как услышал незнакомый мужской голос, насыщенный властными интонациями:
– Господин Вербов, покиньте территорию Соединенных Штатов! Мы будем стрелять! Слышите?! Убирайтесь вон! Вы не имеете права ни с кем договариваться без санкции моего командования!
Вербов проглотил ругательство.
– Если вы начнете стрелять, дражайший, сюда свалится куча охранников - «осьминогов» и порвет вас на клочки! «Мистик» может двигаться? Нет! Вы знаете, где выход? Нет! Так что, сидите тихо, как мыши под веником, и не дышите! Если сторожа базы вынюхают, что у вас на борту есть оружие, вам конец!
Не ожидая ответа, Денис направил гидроцикл к мерцающему кокону.
– Инга, Виктор Степанович, держитесь рядом!
Тучи перистых полипов внезапно расступились.
Водолазы оказались внутри пузыря относительно чистой воды, окруженного вихрями живых суетящихся созданий, каждое размером с дождевого червя.
– Что происходит? – спросила Богушанская.
– Нас наконец-то заметили, – ответил Шпачков.
– Не отставайте! – Вербов воткнул нос гидроцикла в эллипсоид непонятного образования.
В этом месте вспыхнуло световое кольцо, распространилось волной по всему кокону.
Вербов ожидал негативной реакции кокона, однако ничего не услышал и не почувствовал ни холода, ни тепла, ни квакающих звуков. Только глаза мазнуло жемчужным «северным сиянием». В следующее мгновение он оказался внутри кокона, пронизанного световыми полотнищами. Этот странный пузырь тоже походил на кочан капусты, только его листья представляли собой не слои перьев, а полупрозрачные, эфемерные, мерцающие, меняющие очертания и толщину вуали.
Из одной такой вуали вдруг вылезло чудовище – двухголовая «акула»!
Вербов невольно поднял ствол автомата.
Но «акула» не думала нападать. Проявившись в глубине вуали, как в объемном экране, она уставилась на человека, открыла обе пасти, усеянные кинжаловидными зубами, и застыла.
Рядом, в соседнем «капустном листе», возникла еще одна жуткая фигура – рогатая «водоросль» и тоже уставилась на водолазов слепыми бельмами «глаз».
Один за другим в глубинах вуалей-«листьев» стали возникать видения необыкновенных существ, похожих на гипертрофированно искаженных морских обитателей – скатов, осьминогов, медуз, кальмаров, гигантских раков. Люди оказались в окружении безмолвно взирающей на них «толпы».
– Не стреляйте! – торопливо проговорил Шпачков.
Вербов очнулся, снял палец со спускового крючка. Он понял, что морские существа являются лишь голографическими конструкциями и не способны напасть. Хотя тут же мелькнула мысль, что эти милые «мыльные пузыри» наверняка отражают формы реально существующих созданий.
– Командир... – прошептала Инга. – Надо представиться...
Вербов оглядел «толпу».
– Э... кто здесь главный?
Сборище зрителей не отреагировало на вопрос.
– Кто главный? – повысил голос Денис. Упер взгляд в «акулу», наставил на нее ствол «Шептуна». – Ты?
Двухголовое чудовище передернулось, но вряд ли это движение можно было считать ответом.
Вербов перевел взгляд на «водоросль».
– Ты?!
«Водоросль» не шевельнулась.
– Они нас не слышат, – сказал Шпачков.
– Тогда как с ними общаться?
– Надо подумать. Мы попали в некий «нервный узел» старогейского компьютера. Мозга. Мы видим изображения его силовых эффекторов, которыми он управляет. Чтобы общаться с ним, надо подсоединиться к его браузеру... ну, или к слуховым и визуальным рецепторам.
– Каким образом? Где эти рецепторы?
Шпачков повертел головой.
– Не уверен, но мне кажется, что каждый слой и есть рецептор... или канал связи с одним из старогеев.
– Вы же назвали этих «акул» эффекторами. А теперь говорите, что все они старогеи?
– Вы не поняли. Старогеи – собирательное название коллективного организма. Нет сомнений в том, что они – сообщества коралловых полипов, разбросанные по всем океанам. Мы проникли в один из их замков, похоже, в самый большой. Во «дворец» их «президента». Извините за мое буйное фантазирование.
– Да уж, Виктор Степанович, воображение у вас впечатляющее.
– Необходимо определить главный «нервный узел» этого «мозга» и попытаться сделать так, чтобы хозяин обратил на нас внимание.
– На нас и так обратили внимание.
– Пока что нас заметила охрана – как проникшие в организм вирусы, а надо, чтобы хозяин «замка» понял, что мы не вирусы, а посланцы человечества, если хотите, существа, обладающие интеллектом.
– Что вы предлагаете конкретно?
Шпачков не успел ответить.
Кокон содрогнулся от внешнего удара. Не очень громкого, но ощутимого, как удар кулаком по накрытой подушкой голове. «Листья кочана» замигали вразнобой. Струи жгутиков-перьев смешались вокруг оцепеневших людей в «комариные тучи».
– Денис! – быстро проговорила Инга. – Это снаружи...
Вербов прислушался к шепоту интуиции, и его озарило:
– Американцы! Начали стрелять!..

НА ГРАНИ АПОКАЛИПСИСА
На палубе американского авианосца было неуютно. Прогулявшись в компании старшего палубного офицера до носа-волнореза, капитан Хан Боло, потирая покрасневший нос ладонью, поднялся на ходовой мостик. Штурман поднес капитану пластиковый стаканчик с горячим кофе.
– Сообщение из Пентагона, сэр.
Боло хлебнул, обжегся, чертыхнулся, в сердцах бросил стаканчик на пол. Выскочившая из-под панели черепашка робота-уборщика бросилась вытирать пол и упрятала стаканчик в свой горб.
– Что там еще?
– Запрашивают обстановку, сэр.
– Я же докладывал два часа назад.
Штурман виновато развел руками:
– Сам секдеф требует.
Боло озадаченно подвигал бровями. С палубы закричали.
Офицеры в стеклянном пузыре мостика пришли в волнение.
– Капитан, субмарина! – подскочил старпом.
Боло наклонился к прозрачной наклонной плите кольца обзора, вглядываясь в свинцово-серую поверхность океана по правому борту, куда кинулась команда палубного обслуживания. В пяти кабельтовых из воды вынырнула сплюснутая рубка подводной лодки. За ней всплыла и субмарина.
– «Техас», сэр! – доложил старпом.
– Связь!
Капитану подали дугу наушников.
– Господин адмирал, – послышался голос капитана «Техаса» Барка. – На нас напала морская тварь...В десяти милях отсюда, на глубине двух тысяч футов на нас напало гигантское существо, похожее на кальмара.
– Вы уверены? Это не русские?
– Русская субмарина помогла нам отбиться, включив свой комплекс РЭБ. Кальмар после этого скрылся.
Хан Боло смахнул со лба бисеринки холодного пота.
– Вы уверены, что именно так и было, Эрни?
– Так точно, сэр, – честно сознался Барк. – Это была русская субмарина «Грозный», я разговаривал с ее капитаном. Если бы не они...
– Понял, ждите. – Боло бросил наушник штурману, поспешил в радиорубку.
В помещении рубки, напоминавшей пост управления космическим кораблем, он сел перед экраном блокчейн-связи. Операторы уже нашли спутник, создали канал связи авианосца с Пентагоном, минуя промежуточные линии американских военных баз.
– «Форд» слушает, – доложил Боло дежурному офицеру министерства обороны.
– Минуту, – ответили ему.
Боло вспотел. Обычно он получал указания от главкома Южного ВМФ Фенхеля. Прямая связь с министром обороны несла явно угрожающий оттенок. Возможно, Фенхель был недоволен командующим эскадрой и мог нажаловаться министру, славившемуся своим темпераментом и взрывным характером.
Но речь зашла не о жалобах. И заговорил с ним не замминистра Элиот Фиксдер и не сенатор по безопасности Хейгел, а сам Джеймс Уилсон:
– Адмирал, мы получили разведданные, утверждающие, что русские в вашем квадрате обнаружили на дне океана базу неизвестной принадлежности. Прохоже, база построена пришельцами. Есть что добавить?
– Только что всплыла субмарина «Техас». – Боло рассказал о встрече подлодки Барка с «кальмаром» и с русской подлодкой «Грозный». – Если верить Барку, русская субмарина помогла нашим парням отбиться от чудовища.
– Никому верить нельзя! – отрезал Уилсон. – Разве что мне! Русские не хотят никого подпускать к найденному артефакту, вот и сделали вид, что отгоняют чудовище. Еще неизвестно, существует ли оно...
– Я лично наблюдал его всплытие два дня назад. И моряки...
– Слушайте приказ, адмирал! Оцепите квадрат, в котором произошло боестолкновение «Техаса» с монстром, и в рамках учений забросайте его глубинными бомбами!
У Боло перехватило дыхание.
– Прошу прощения, господин министр... но в этом же квадрате пропала наша субмарина «Канзас»!
– Речь идет о серьезных вещах, адмирал! Гибель «Канзаса» спишем на атаку русских. На кону глобальное превосходство в результате овладения новыми технологиями! Если это сделают русские, мы проиграем войну!
– Но мы... не воюем...
– Мы давно ведем гибридную войну, адмирал! И не всегда выигрываем, что впредь недопустимо! Президент дает карт-бланш, у нас развязаны руки. Тем более что этот район океана находится под нашим контролем. Если артефакт на дне найден русскими, он не должен достаться никому! Приказ понятен?
Боло в прострации пожевал губами. Одно дело – командовать авианосцем и группой кораблей во время учений, браво докладывая об успешных стрельбах, другое – швырять бомбы на российские подлодки.
– Русские могут ответить...
– Сделайте так, чтобы не ответили, адмирал! Мы предупредили мировое сообщество об учениях, корабли НАТО нас поддержали, и не наша вина, что в заданном квадрате оказались русские субмарины. Действуйте, адмирал! Артефакт на дне океана не должен достаться русским! Отвечаете головой!
Связь прервалась. Рябое от помех лицо министра обороны утонуло в глубине экрана.
Боло вытер лоб платком с рисунком американского флага, тупо выжал его (платок был мокрым) и поспешил в центральный пост управления.
Ему снова подали стаканчик кофе, но он отмахнулся:
– Позже. Слушайте приказ, парни...
По летной палубе снова побежали моряки.
– Капитан, тревога! – крикнул дежурный смены операторов.–Русские лодки!
– Атакуют?! – рявкнул Боло.
– Всплывают!
Боло прижался носом к прозрачной полосе мостика.
Всего в трех кабельтовых от авианосца из воды показалась остроносая рубка российской субмарины.
– Вижу одну...
– Еще две с другой стороны!
– Как они могли осмелиться?!
– Мы их не засекли.
–Почему?!
Боло бросился к противоположной стене.
– Боевая...
– Русские на связи, сэр!
– К-какие... На к-какой?!
Капитану Боло подали наушники.
– Говорит капитан подводной лодки «Грозный» Ступин, – заговорил в наушниках твердый мужской голос. – Важное сообщение, адмирал Боло! На дне океана обнаружена база морских обитателей, аппараты которых захватили две наши подводные лодки – «Камчатку» и «Десну» и одну вашу – «Канзас»! Наши водолазы пытаются установить контакт с  хозяевами базы. Не предпринимайте враждебных действий, ни к нам – мы открыты для переговоров, – ни по отношению к владельцам базы! Их техника превосходит человеческую. Стоит нанести удар – и ваша эскадра перестанет существовать! Предупредите коллег по НАТО и свое начальство: бомбежка дна океана вызовет цепную реакцию глобального уничтожения военных флотов всех государств! Обитатели океана отлично разбираются, есть на борту корабля оружие или нет. Предлагаем совместную программу контакта с ними. Есть шанс, что нашим специалистам удастся договориться, и угроза будет ликвидирована. Решайте, думайте и присоединяйтесь, не затевайте новый Армагеддон! Не уцелеет никто! Оставляем для связи с нами беспилотник, ждем ответа!
Всплывшие российские лодки дружно, как по команде, начали погружаться в воду.
– Подождите! – опомнился Хан Боло. – Вы не можете так... Мне нужно обоснование... Дан приказ...
– Повторяю – не стреляйте! – донеслись слова русского капитана. – Ответный удар развеет ваши грезы о превосходстве американской техники! Пис вашему хаусу, адмирал, как говорят в таких случаях. Удачи!
Лодки погрузились, растаяли в глубине серо-свинцовых вод.
– Мы готовы начать... – заблеял бледный старпом.
Хан Боло пошевелил губами.
– Что он сказал?
– «Мир вашему дому», сэр. Слово «вашему» было сказано по-русски.
– Они сейчас уйдут, и мы их не достанем! – донесся с панели управления голос капитана эсминца «Арли Берк». – Если не начнем бомбоатаку...
– Отставить, Смит! – выговорил Хан Боло. – Какую, к черту, бомбоатаку! Русские могли запросто потопить оба наши авианосца и все корабли! Всплыть рядом! Незаметно! С ума сойти! К черту министра! До Бога высоко, до Пентагона далеко, а мы тут висим над пороховой бочкой!
Операторы мостика зашумели, тыкая пальцами в экраны и окна.
Недалеко от авианосца бесшумно всплыл «скат» русского беспилотника.


Роман Василия ГОЛОВАЧЕВА «Из ГЛУБИНЫ»
опубликован в журнале «ПОДВИГ» №01-2020 (выходит в ЯНВАРЕ) 

 

Статьи

Обратная связь

Ваш Email:
Тема:
Текст:
Как называется наше издательство ?

Посетители

Сейчас 82 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ