Печать

 

 

Юлия ПОСПЕШНАЯ

 

 

 


ОБНАЖЕННЫЕ РОЗЫ
Отрывок из романа

ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Квадратный двор по периметру обрамляли шеренги ветвистых тополей и мелких кустарников, центр его занимали восемь вытянувшихся теплиц, точнее, розариев. Полицейские, бродившие тут, там, игнорировали витиеватые, аккуратные мощеные дорожки. Работали эксперты-криминалисты, сверкали вспышки фотоаппаратов. На траве и дорожках желтели таблички, которыми были помечены возможные улики.
Двое полицейских опрашивали троих мужчин и одну женщину. Все четверо, будучи в шоке, отвечали сбивчиво и невпопад. Скорее всего, это они и вызвали полицию. А значит, они же нашли тело и видели то, что обычным людям видеть не стоит.
У предпоследней теплицы стоял мускулистый бородач в потертой кожаной куртке с байкерскими нашивками. На нем были камуфляжные брюки и черные берцы с массивной подошвой. Из-под куртки на футболке скалился клыкастый, красноглазый череп. А мускулистую шею, с левой стороны, украшала цветная татуировка с агрессивным вепрем. Это был старший лейтенант Арсений Арцеулов, бывший сотрудник ФСКН, с несколькими десятками операций под прикрытием за плечами. Он уже четырежды получал «капитана» и столько же раз становился фигурантом грандиозных скандалов, чаще всего, разбив кому-нибудь лицо или сломав пару ребер, ну и соответственно четыре раза менял погоны.
– Привет, Стас, – Арцеулов протянул Корнилову широкую руку с волосатыми пальцами.
– Привет! – Коля и Ящер здесь?
– Ага, – кивнул Сеня. -– Ящер полагает, что девчонке и двадцати лет нет... не было...
Он с хрустом сжал кулаки. Стас тронул его за плечо, Арсений поднял на него угрюмый взгляд - он был довольно чувствителен и даже раним.
Залетевший в розарий порыв влажного воздуха шевельнул сочно-зеленые листья роз. Стас остановился, рассматривая длинные ряды высоких стеблей с обилием крупных карминовых бутонов. Нижние их лепестки были намного темнее верхних, и возникало впечатление, что розы излучают магическое сияние.
Худощавый брюнет помахал Стасу рукойиз-за четвертого ряда роз.
– Здоров, Коля, – пожал он руку Домбровского.
Розарий был перенасыщен почти осязаемым ароматом. Сладковатый и сырой, с фруктовым душистым привкусом, он насквозь пропитал воздух в застекленных стенах. Бутоны немного клонились, слегка влажные листья трепетали от залетавших из дверей дуновений ветра. Они неожиданно напомнили Стасу человеческие ладони, а их тихий шелест – шум оваций. Розы как будто аплодировали, восторгаясь случившимся.
– Иди один, – сказал Николай. – Я... уже насмотрелся на все это. Пойду перекурю с Сеней.
Мужчина в белом комбинезоне сидел на корточках возле открытого чемодана. Стас ощутил почти сонливое спокойствие. Он часто так реагировал, когда знал, что сейчас увидит растерзанное тело.
Девушка на полу лежала, свернувшись калачиком, в лепестках роз, они окружали ее затейливым ореолом. Убийца не тронул ее волосы, такие же длинные и густые, как и у других жертв, но обнажил хрупкое тело, как и в предыдущих случаях, избавив его от кожи. Корнилов молча рассматривал багровые, кроваво-сангиновые влажные волокна поверхностных соединительных тканей, они обтягивали узловатые мышцы рук и ноги девушки, охватывали грудь, шею и живот.
На теле девушки медленно, словно нехотя, засыхала вязкая и липкая ярко-алая кровь из разорванных капилляров подкожных слоев. Корнилов задержал взгляд на выпирающих из орбит глазных яблоках и черных точках зрачков убитой, ее глаза казались игрушечными. Между зубов приоткрытого рта угадывался язык. Кричала ли она, когда маньяк с нее, еще живой, сдирал кожу? Умоляла его не делать этого? Или даже клялась, что никому ничего не скажет, лишь бы он отпустил ее? В панике целовала и обнимала его ноги? Пыталась бежать и звать на помощь? Все возможно...
Стас закрыл глаза, коротко, но тяжело сглотнул.
– Рассказывай, – обратился он к судмедэксперту.
Ящер – Яков Щербаков - поправил очки и, разведя руками, начал:
– Время смерти - около четырех утра. Точнее сказать смогу после вскрытия, как ты понимаешь, отсутствие кожных покровов затрудняет... Как и в предыдущих случаях, жертва скончалась от болевого шока и кровопотери. - Яша еще раз медленно обошел тело. – Мышечные и соединительные ткани почти не повреждены, кожу он снимал постепенно. Сначала сделал надрез возле основания шеи, вот тут, между позвонков С7 и D1, затем - надрез возле копчика, а после длинным порезом через левую сторону спины соединил оба надреза. Затем снял кожу с правой стороны спины. Надрезы совершались предметом с тонким лезвием и наклоном спереди, предположительно, медицинским скальпелем. Широкие и длинные порезы он делал хирургическим ножом, с более длинным лезвием и рукоятью.
Стас понял, что начинал ненавидеть розы.

Роман Юлии ПОСПЕШНОЙ «ОБНАЖЕННЫЕ РОЗЫ»
опубликован в журнале «Детективы «СМ» №04-2022 (АВГУСТ)