Печать

 

Валерий ГУСЕВ

 

 

 

 

 

 

ГАДЮКА в КАМУФЛЯЖЕ
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Я торопился. И то ли память подвела, то ли нога хромая, но мне это твердое показалось достаточно надежным, а сократить путь на добрых два болотистых километра было заманчиво. Да и просто необходимо.
И, не снижая темпа, я шагнул... Как оказалось, в трясину. Ухнул в болото.
Женька бросилась мне на помощь.
– Стоять! – успел я крикнуть ей, но она не успела услышать. И вляпалась покруче меня – потому что с разбега.
Диспозиция – я по пояс, Женька – почти по грудь. Таращимся друг на друга.
– Что делать, капитан? – деловито спросила Женька, брезгливо сплевывая попавшую в рот болотную жижу.
– Прощаться, – так же деловито ответил я.
– А бороться? – возмутилась Женька по молодости, с еще не зачерствевшим юным азартом. – До последнего дыхания!
– Никаких бороться. Чем сильнее будешь бороться, тем скорее придет последнее дыхание. Замри! – Я перевел свое предпоследнее дыхание и добавил: – И смотри.
– Куда? – удивилась Женька.
– Кругом. Это последнее, что ты видишь в жизни. Эту картину ты унесешь с собой.
Женька послушно и последовательно поглядела по сторонам – как панорамный снимок сделала. Который заберет с собой из пионерлагеря домой.
– Красивый пейзаж, – тяжело вздохнула: – К сожалению, он неполный. Ему очень не хватает одной детали. Человека с багром. Я согласна даже, чтобы он зацепил меня этим багром за жабры.
– А где у тебя жабры? – мне стало интересно. Как много нового открывается в последние минуты.
–  Они уже погрузились в воду, – призналась (или вывернулась) Женька.
Ладно. Сцена областного драмтеатра им. Сытого. Двое влюбленных, которых разлучает грязная и мучительная гибель, трогательно прощаются друг с другом взглядами. Поскольку больше нечем. Да и не дотянешься до любимого тела, не обовьешь его страстными руками, не прильнешь к ждущим и нетерпеливо жадным губам, не ощутишь на своей щеке упруго-шелковистое касание ресниц. Уже никогда...
Действие третье. Явление второе. Те же и человек с... нет, не с багром, а с ружьем. Сексуальный маньяк Колян.
Он выходит на сцену, озираясь. Замечает Женьку и Серого. Радостно смеется. Садится на краю болота, закуривает, держа ружье между ног.
Колян: Влипли?
Серый молчит.
Женька (яростно): Пошел на ..!
Колян (плотоядно, издевательски): Люблю тех, которые подо мной матерятся. У меня так крепше получается.
Серый (мрачно, лениво): Коровы не матерятся.
Колян (недоуменно): При чем тут коровы-то?
Женька (подхватывая реплику Серого): А кто ж тебе даст, кроме коровы. Ты посмотри на себя, козел. Ты же за миллион бабу не купишь. Даже на один раз.
Колян (откладывая ружье, опирая его стволом на низкую ветку, с обидой и угрозой): Вот сейчас и посмотрим. Я тебя, девка, вытащу. А его нет – пусть полюбуется, как я тебя буду жарить.
Женька (убежденно, как комсомолка перед лицом классового врага, и психологически точно): Я лучше в болоте останусь, чем тебе даться.
Колян (срубая жердь): Вытащу. Откачаю. Отмою. Отработаешь. По пятницам.
На сцене тем временем темнеет. Женька и Серый все глубже погружаются в трясину. Они тяжело дышат. Серый надеется только на то, что глупый Колян купится на провокацию и вытащит Женьку. А тогда она... Да, сначала она отметелит его от души. По морде, ногами в сапогах. Если они, конечно, в болоте не останутся, сапоги, то есть. А потом вытащит его, своего Серого. Если, конечно, успеет. Если к тому же не слишком шибко увлечется мстительным мордобоем.
Женька думает примерно так же. Главное сейчас – раззадорить Коляна, заставить его вытащить Женьку, а уж она с ним поработает. Только не так, как он рассчитывает. И не в пятницу. А прямо сейчас. Да с таким матом, что комарам по всей округе несдобровать. Опадут, как осенние листья.
Колян (возится с жердью, кладет ее на поверхность болота рядом с Женькой, она отталкивает ее, не желая принимать помощь из его грязных рук): Держись, держись крепче, девка. Я тебя спасу, а ты меня своей лаской порадуешь. Обоим будет хорошо.
Женька играет свою роль безупречно: то брезгливо отбрасывает жердь, то в отчаянии цепляется за нее. Серый с тревогой замечает, как во время этой борьбы Женька все глубже уходит в трясину.
Серый (не выдерживая): Женя, прими помощь. Спасайся. Любой ценой. А за меня отомстят.
Женька впивается в спасительную жердь. Колян, поднатужившись, тянет ее на твердое. Хлюпанье, чмоканье, чваканье, пыхтенье и ругань.
Женька постепенно вытягивается из липкой пасти болота. Джинсы ее соскользнули, обнажив грязный живот и бедра, сползают неудержимо и трусики.
Колян (вдруг бросая жердь, брезгливо): Э, нет. Тебя, такую, три дня не отмоешь. А завтра пятница. На хрена ты мне такая.
Женька (висит на жерди, отдыхает, зло): Ты не мужик! Импотент! Такую женщину в болоте бросаешь. Да если меня в порошке отмыть, мне цены не будет.
Серый (про себя, в сторону): Это точно. Ей даже немытой цены нет.
Колян (ходит по сцене в раздумье, и поглядывает на Женьку, бубнит): А где я баню возьму? И до моря далеко. И без мыла ее не отмоешь. Но – хороша. Потом будет. А сейчас – ведьма болотная. А если...
В глубине сцены раздается протяжный свист. Колян принимает решение. Поднимает ружье, навскидку бьет из него в голову Серого – брызжет фонтан грязи, который скрывает все. Вскидывает ружье на плечо, топор – за пояс и, не оглядываясь на соблазн, скрывается в лесу...

Роман  Валерия ГУСЕВА «ГАДЮКА в КАМУФЛЯЖЕ»
опубликован в журнале «ПОДВИГ» №6 за 2017 год (ИЮНЬ)