ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Илья ДРОКАНОВ

 

 

 


ЧЕСТЬ и ТАЙНА
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Выйдя из посольского особняка, Соковнин сообщил гвардейцам:
– Всё, судари мои! Двинемся сейчас на выезд из Берлина, пообедаем в трактире, а потом без спешки покатим в портовый город Любек.
В этот момент мимо по улице галопом проскакал всадник в черном плаще. Несмотря на то, что лицо его наполовину было прикрыто шляпой, Алексей успел мельком оглядеть незнакомца. И пришел в минутное замешательство: уж больно всадник был похож на рыжеволосого гусарского капитана Фуля, который пытался устроить пьяный скандал неделю назад у самой прусской границы. Это показалось странным и вызвало некую тревогу. Он предусмотрительно сообщил капралам о том, кого видел, и велел вести себя крайне внимательно.
Известный ему трактир стоял у дороги, ведущей в сторону моря. Вошедших никто не встретил, пришлось остановиться посреди зала, и громко звать трактирщика. Из двери в кухню выглянула и спряталась голова востроносого слуги. Лишь через несколько минут, кланяясь, подошел хозяин в белом фартуке, едва покрывающем внушительного вида живот. Отчего-то не глядя гостям в глаза, низко склонив голову, он выслушал заказ и скороговоркой указал, где можно расположиться.
Путешественники держались настороже. Поели без разговоров и обычных шуток, глазами осматривая зал. Подождав, пока доедят спутники, Алексей встал и сделал пару шагов к стойке, где хозяин щелкал костяшками счетов. Из кожаного кошеля Алексей, как обычно, вынул несколько монет и бросил на стойку. Трактирщик повел себя странно, он, как бы нехотя пальцами сгреб монеты и стал вертеть их перед глазами, к тому же пробуя на зуб. Затем неожиданно бросил их обратно на стойку и заверещал, что путешественники подсунули фальшивые деньги, что они – плуты, которых немедленно следует арестовать. Удивленный и возмущенный Соковнин ловко ухватил хозяина двумя пальцами за нос и зловеще прошептал:
– Или ты сейчас же извинишься перед гостями за враньё, или я оторву твой длинный нос и скормлю собакам на улице! Ну!
Трактирщик взвыл, что было мочи. В тот же миг в помещение ворвались четыре человека, вооруженные саблями, и заорали:
– Сдать оружие! Именем короля, вы арестованы как фальшивомонетчики! Сдать оружие!
Алексей ловко схватил свои монеты со стойки, развернулся и крикнул своим:
– Гвардейцы! Приказываю! Этих мошенников насмерть не бить, только лишь калечить! Здесь нам устроили засаду. Что же, они пожалеют об этом!
Он сделал несколько шагов навстречу врагам, имеющим вид проходимцев и наемных убийц, и не заметил, как из кухни выскочил шустрый востроносый трактирный слуга и толкнул на Соковнина высокое бревно, как специально прислоненное к стенке в этом месте. Веретенников увидел эту подлость и воскликнул:
– Поберегись, вашбродь!
Прыжком он поравнялся с Алексеем, сильно толкнул его вперед, но сам получил верхушкой падающего бревна по правому плечу. Удар был силен, капрал громко застонал, рука повисла как плеть. Соковнин, обернувшись, крикнул:
– Что ты, как, Веретенников?
– Ничо, вашбродь, оклемаюсь! Вас по затылку достало бы бревном – было б хуже…
Он сунул поврежденную руку за ремень, что бы немного унять боль, и левой рукой выхватил саблю, присоединившись к сотоварищам, стоявшим плечом к плечу с оружием наголо.
Нападавшие бросились на них с устрашающими криками. Алексей выбрал себе в противники двоих, указав саблей, что будет биться с ними – с предводителем банды, человеком крупным, но неумеренно пьющим, судя по пунцовой физиономии и крепкому винному духу, исходившему от него. Второй казался не столь мощным, и ростом пониже, но весьма подвижным и агрессивным.
Противники скрестили клинки. В зале трактира раздался звон стали, топот ног в тяжелых ботфортах и хриплое дыхание семерых человек. Алексей быстро оглядел место дуэли, где противники ударами ног разбросали столы и скамьи. Справа от Алексея умело бился здоровой левой рукой силач Веретенников, который старался вымотать своего соперника, то заставляя его отбивать опасные выпады, то, отходя назад, понуждая наступать.
Слева на длинноусого чернявого как цыган фехтовальщика обрушился всею мощью разозленный подлостью врага Елкин. «Сокрушу!» – кричал он страшным голосом и со свистом вращал клинком в воздухе. Сам Алексей парировал несколько быстрых ударов «маленького» и, отпрыгнув в сторону, точно и ловко рубанул по левому плечу «большого». Тот, почувствовав боль первой раны, зарычал, словно зверь, и, вытянув руку с саблей, бросился вперед, ненамеренно оттеснив в сторонку своего невысокого партнера.
В этот момент случилось непредвиденное. Елкин, пробасив: «Простите, вашбродь!», ловким движением оказался за спиной противника, перепрыгнув через лавку. Намертво сцапал мощной пятерней сзади за ворот «маленького» противника Соковнина и с размаху шмякнул головами одного немца об другого – о своего усатого «цыгана». Раздались страшные вопли обоих пострадавших. Алексей боковым зрением видел, что произошло, когда побитые соперники, окровавленные, со стонами повалились на пол. Должно быть, искры из глаз посыпались от такой боли, мелькнуло в голове Алексея. Сам он старался не сбивать дыхание, парировал выпады оставшегося соперника и атаковал его, то с одной, то с другой стороны.
Елкин, немедля, все еще выкрикивая ругательства в адрес немцев, склонился над поверженными соперниками, лежащими без чувств, сорвал с них ремни, связал ими руки за спиной, а ненужные сабли откинул подальше. Затем подбежал к Веретенникову, мужественно продолжавшему поединок, со спины окликнул его визави и, когда тот, не глядя, хотел рубануть наотмашь, извернулся и с левой резко двинул его пудовым кулаком в челюсть. Облившись кровью от неожиданного удара, немец с закатившимися глазами рухнул как подкошенный. Веретенников, тяжело дыша, благодарно кивнул другу и присел отдохнуть на упавшее тело. Елкин стал демонстративно наблюдать за поединком оставшихся бойцов, подразнивая главаря бандитов.
Алексей фехтовал классически: вставал в позицию для атаки, словно в учебном классе, делал выпады, отпрыгивая, уходил от ударов противника. Борьба, похожая на игру в кошки-мышки, вывела главаря из себя. Разъяренный он бросился в атаку, допуская непростительные ошибки. Ответным ударом Алексей нанес ему новую рану, на сей раз касательную по груди. Немец со стоном отпрянул, отер льющуюся кровь левой рукой и затравленно посмотрел на усмехавшегося Елкина и невозмутимого Соковнина. Алексей в этот момент, завершая поединок, сделал неожиданный выпад и ловко выбил саблю из рук противника. Оружие со звоном упало под ноги Елкину. Соковнин приставил острие сабли к горлу немца, тот грохнулся на колени и поднял вверх руки.
Алексей вернулся к трактирщику, за волосы вытащил его из-за стойки и подтащил к стоявшему на коленях немцу. Трактирщик выл от страха, лепетал слова извинения и дрожал как осиновый лист.
– Ты проиграл, бандит, – обратился Соковнин к побежденному немцу. – Мы отведем всю твою банду в полицию. Но сначала заплати трактирщику за погром в его заведении.
Главарь бросил несколько монет трактирщику, тот собрал их, ползая на четвереньках, и, всхлипывая, уполз за свою стойку. Елкин не упустил момента и с оттяжкой влепил сапогом по толстому заду подлеца. А главарь, опустив глаза в пол, обратился к Алексею:
– Сударь, вы победили, притом покалечили моих товарищей. Мы – ваши пленники. Но, я прошу вас, благородный господин, не передавать нас в руки полиции.
– А-а-а, так у тебя еще и проблемы с законом. Ладно, так и быть. Приводи в чувство своих бандитов, а мы поедем по своим делам.
Согласно кивнув головой, немец так и остался на коленях. Елкин тем временем разорвал полотняную скатерть со стола и примотал Веретенникову раненую руку к груди.
– Похоже, «колбасники» сломали ему кость, – объяснил капрал Алексею. – Ну, да, ладно. Домой приедем – зарастет.
Веретенников вымученно улыбнулся и кивнул, Соковнин сочувственно покачал головой.
Когда победители вышли из дверей трактира, увидели, что на противоположной стороне улицы стоит все тот же человек, закутанный в черный плащ. Это был капитан Фуль, лицо которого при виде русских перекосилось от злобы. Не обращая на него внимания, наши путешественники уселись по местам в своей карете и отправились в путь. Их никто не преследовал.
В дороге Алексей размышлял о причинах нападения в трактире. Понятно, что Фуль наблюдал за русским посольством в Берлине и отмечал всех, кто там бывал. Там же увидел группу Соковнина, проследил за ней и быстро подготовил нападение. Бандиты, наверняка, только и ждали команды Фуля. Они примчались по вызову, пока гости обедали в трактире.
Зачем Фулю понадобилась провокация в качестве повода для задержания Соковнина и его спутников? Впервые капитан встретил иностранцев в трактире на границе, где бражничал с приятелем. Второй раз увидел, когда Алексей зашел в посольство в Берлине, где за посетителями и приглядывал всё тот же Фуль. Увидев людей, которые показались подозрительными на границе, решил их задержать и выяснить, с какой целью они приехали в Пруссию. Стало быть, этот Фуль – не только капитан полка «черных» гусар, но весьма вероятно, что он – некий чин тайной полиции. Эту организацию создал в бытность свою король Фридрих II, который придавал громадное значение секретной службе, действовавшей не только во время войны, но и в мирное время. Благодаря ней было ведомо всё, что происходило в соседних странах. Прусский король как-то изрек: «Маршал де Субиз требует, чтобы за ним следовало сто поваров; я же предпочитаю, чтобы передо мною шло сто шпионов». И после его смерти служба продолжала действовать, ловить одних шпионов, плодить других. Соковнин попал в сферу её интересов.
Что же, подумал Алексей, буду знать. Еще поборемся, кто кого одолеет, господин Фуль!

Роман Ильи ДРОКАНОВА «ЧЕСТЬ и ТАЙНА»
опубликован в первом номере журнала «КЕНТАВР» за 2022 год (МАРТ)

 

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ