• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Георгий ЛАНСКОЙ

 

 

 

 

 

 

НЕНАВИЖУ!
Отрывок из повести
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Из ванной не доносилось ни звука. Я в последний раз посмотрела на часы и поднялась с углового диванчика. Переодевшись и подхватив мусорные мешки, я заперла дверь и пошла к лифту. Коля на вахте читал книжку, на обложке которой скалился мужик с бандитским лицом, картинно держащий стволом вверх дымящийся пистолет.
-Домой? – спросил Коля, выскакивая из-за стола, чтобы помочь мне открыть дверь.
-Домой, - устало улыбнулась я.
Коля отобрал у меня мешки и понес к бачкам. Я шла рядом, стараясь не отставать от него. Коля ловко забросил мешки в бачки с трех шагов, чем заслужил мою восхищенную улыбку.
-Бузила поди хозяйка-то? – усмехнулся он.
-Бузила, - пожала я плечами. – Да я внимания не обращаю. Платят они хорошо.
-От них уже только за этот год четыре горничных сбежали, - сообщил Коля. –Ты тоже долго не выдержишь. Альбина – стерва еще та…
-Ничего, я уживчивая, - рассмеялась я, и уже направилась было к выходу со двора, как вдруг Коля схватил меня за руку.
-Ань, - сбивчиво начал он. –Может быть, посидим с тобой завтра в кафе? Ты не думай, я без всяких там поползновений говорю…
-Что так? – удивилась я.
-Коля потупил взор и стал ковырять носком ботинка неподатливый асфальт.
-Ну… нравишься ты мне…
Я не ответила. Его признания были ой как несвоевременны. Борясь с мучительным желанием убежать, я подняла вверх правую руку и показала обручальное кольцо.
-Понятно, - вздохнул Коля. – Вопросов больше не имею…
Я пошла к остановке, попутно удивляясь, что делаю это как обычно, словно сегодня не настал тот  день, который должен все изменить, поставить на ноги в этом перевернутом с точки зрения морали мире. Солнышко… травка… щебечущие птички… И только мне было холодно, очень холодно идти по мостовой, среди безликих людей и думать: что будет, если подруга сейчас  подведет…
Вчерашний разговор с моим милым Темочкой, который еще совсем плохо выговаривал буквы, и с мужем Игорем был совсем коротким. Когда я устало полоскала в ванной белье, Игорь появился за спиной с Темой на руках.
-Долго еще? – грустно спросил он
-Нет, - не поворачиваясь, ответила я. С недавних пор я старалась на него не смотреть.
-Мама, - пролепетал Тема, - скорее…
-Хорошо, сыночек, - ласково ответила я. – уже заканчиваю…
Я почти не спала в эту ночь и молча рыдала, так, чтобы никто не услышал. В квартире было душно. За окном верещала сигнализация. Дома было тихо, как в могиле. Я отчетливо понимала, что не выдержу эти несколько дней. А потом, когда я отмывала этот чертов унитаз, позвонила Людка.
-Где ты шляешься? –прошипела она, втаскивая меня в узкий предбанник  регистратуры. –Я уже вся извелась… Ирке позвонила, она вся на нервах…
-Не тарахти, - оборвала я подругу. – Кто-нибудь ее еще видел?
-Ну, видели конечно, вещички вон бросили, но я ничего еще не заполняла, тебя ждала, вдруг передумаешь… Только я тебе сразу скажу – экземпляр так себе. Не аристократка, впрочем, сейчас не поймешь. Раздевайся, вещи я тебе приготовила…
-А кто она такая? – спросила я, стаскивая блузку.
- Судя по шмотью, не совсем бомжиха, но поддавала видать крепко. Главное, возраст подходящий, фигура похожа и волосы…
-Ее не опознают?
-Да где там, - отмахнулась Людка. – Головы считай нет. Какое там опознать, ее по частям собрать хотя бы… Под «КАМАЗ» угодила. В лепешку ее размазало. Я как увидела, так сразу поняла – лучше случая не будет.
-Я хочу на нее посмотреть, - сказала я, но Людка покачала головой.
-Ни к чему это. Я привычная, а вот тебе не стоит травмировать нервную систему. Не хватало еще и тебя тут откачивать… Езжай к Ирке, она  пристроит…
-Погоди, - отмахнулась я, - дай бумагу и ручку.
Людка вытаращила глаза, увидев, как я размашисто накарябала на белом листе «В моей смерти прошу никого не винить» и сунула записку в сумочку.
-Это страховка, - улыбнулась я. –Пойду я, пожалуй, пока меня у тебя не увидели.
Уже взявшись за дверную ручку, я была остановлена вопросом подруги.
-Аня, а там… точно все?
-Все, - улыбнулась я и открыла дверь. Зазвонил сотовый, оставленный на столе, на дисплее высветилось «вызывает Соколов». Людка позеленела, а я кивнула ей:
-Ответь. По плану.
Подруга схватила трясущейся рукой телефон, но голос ее, закаленный битвой с многочисленными запросами, прозвучал неожиданно сурово.
-Да?.. Нет, это не Анна… А вы кто?... Вам нужно подъехать в морг. У нас тут женщина с этим телефоном и паспортом на имя… минуточку… Анны Селиверстовой…

Моему сыну было бы три с половиной года. В тот проклятый день мы  поехали на открытие гипермаркета. Обещали грандиозные распродажи, выступление циркачей. Даже про слона слухи ходили, мол, будет хоботом доставать из цилиндра счастливые билетики с призами. У мужа был выходной, погода стояла отличная, и мы решили – едем…
Насмотревшись на артистов и вволю повеселившись в детской комнате с клоунами и скоморохами мы, изрядно устав, направились домой. И тут Тема попросился в туалет.
-Я отведу, - сказал Игорь и сунул мне ключи от машины. Спустя пару минут они вышли из раздвижных дверей. Игорь подхватил Тему на руки и шагнул на «зебру».
Дальше был кошмар. Я увидела серебристую молнию, услышала чей-то истошный визг. Потом меня накрыла серая пустота.
Альбина Соколова тоже была на презентации. Незадолго до этого, как я позже узнала, любящий супруг подарил ей новую машину. Управлять спортивной «Ауди» оказалось не просто. Рванув с места с привычной для нее скоростью, Альбина даже не попыталась притормозить на пешеходном переходе. От удара Игорь выронил ребенка, и Темочка, отлетев в сторону, попал под колеса машины Альбины. Сын умер сразу, а Игорь промучился в ожидании «скорой» на залитом кровью асфальте ещё полчаса. Но я ничего этого не видела.
Никакого суда не было, Альбину даже водительских прав не лишили. Виновником трагедии признали моего мужа, нашли свидетелей, которые видели, как он перебегал за сотню метров от перехода, кровь замыли, а ко мне, туго соображавшей несколько недель, приходили какие-то люди, совали деньги и просили что-то подписать.
В этот день Альбина убила троих. Только ни она, ни я об этом не знали. Я  догадывалась, что у Темочки будет братик или сестричка, но не спешила радовать мужа, пока мои подозрения не подтвердятся. Ира и Люда, две мои самые близкие подруги, поддерживали меня всеми силами, но даже их поддержка не смогла вытолкнуть меня на поверхность омута черной тоски. Я жила как растение. Ела, пила, ходила на работу, механически улыбалась людям, не обращая внимания на растущий живот и шевеления в нем. А потом что-то теплое внутри перестало двигаться.
Через месяц после операции  позвонила Ира, нервная и злая.
-Ты знаешь, кто ко мне сегодня обратился? – гневно спросила она. – Альбина Соколова! Позвонила с утра и попросила найти ей приличную горничную…
У Иры была фирма по подбору персонала, она говорила и говорила, выплескивая свое возмущение. И в этот момент во мне что-то сломалось.
Я пошла в бар и напилась. Вдрызг. До зеленых чертей. А утром проснулась в компании толстого кавказца. Арсен был моим первым мужчиной после Игоря и вторым в жизни. Несмотря на внешнее и внутреннее несходство, я прикипела к этому толстенькому волоокому армянину. Он не задавал вопросов и утешал, когда я выла по ночам.
Через два месяца Ирка снова позвонила с сообщением о том, что Соколовым опять  потребовалась горничная. Неожиданно для себя я сказала:
-Порекомендуй им меня.
-Дура, они тебя узнают! – воспротивилась Ирка. -Думаешь, они забыли эту историю?
-Игорь носил фамилию Жариков, а я осталась Селиверстовой, - отмела я Иркины возражения. –Порекомендуй. Даже если меня и узнают, не убьют ведь на месте…
Подруга сдалась. Тогда я еще не понимала, для чего мне нужен этот мазохизм – идти к убийце мужа и сына.
Дверь открыл Соколов. Я сразу узнала этого холеного барина. Он приходил ко мне домой, совал деньги потной рукой. Я думала, что он захлопнет дверь, но он не понял, кто я! Впрочем, не удивительно. Я вернула родной цвет волос (Игорь предпочитал блондинок)  и похудела на семнадцать килограмм. Альбина же никогда меня не видела.
Так я стала работать в их доме. И уже в первый день, глядя на эту блондинистую стерву, отчетливо поняла – я ее убью…
Сразу после выхода на работу меня стали мучить кошмары. Я видела сына и мужа, окровавленных, мертвых, с укором глядящих на меня. Было страшно спать в темной комнате, даже когда Арсен оставался со мной. А потом я привыкла. Стала воспринимать как данность визиты мертвых любимых людей, хотя опасалась смотреть им в лицо.
План созрел быстро. Моя подруга Людмила работала в регистратуре морга. В один прекрасный день я рассказала о своих замыслах. И, к моему удивлению, подруги, у каждой из которых была семья, согласились помогать мне. Нужно было дождаться, когда в морг поступит женщина моих лет, изуродованная настолько, что ее будет проблематично опознать.
Люда позвонила мне после вечеринки, когда я отмывала ванную. На какой-то  миг закружилась голова, в груди защемило холодными тисками. Я решила даже отказаться от своего плана. Альбина завизжала из купели, требуя халат. И тогда я осознала: она недостойна жизни.
Альбина лежала в ванне, расслабленная и спокойная. Я подошла и уставилась ей в глаза. Хотелось, чтобы хозяйка увидела меня перед смертью, но она все не открывала глаза, и я, внезапно разозлившись, подумала – к черту киношные спецэффекты. Смерть за смерть. Схватила Альбину за ноги и резко дернула вверх.
Альбина сопротивлялась недолго, а мне показалось, что вечность. Она била руками по воде, стараясь вырваться, кричала и кашляла от попавщей в легкие воды. Но я была гораздо сильнее этой силиконовой Барби. Вскоре ее трепыхания ослабли и затихли совсем. Я выждала пару минут и отпустила ноги в ванну. Из мыльной воды торчали только коленки Альбины, светлые волосы колыхались в пене мертвой медузой. Я опустила руку в воду и разогнала пузыри. Вода у лица с мертво выпученными глазами и разинутым ртом, была красной. Сопротивляясь, Альбина разбила о ванну голову. Я взяла тряпку и продолжила уборку, тщательно собрав с пола воду. Самым тяжелым было выдержать еще пару часов рядом с трупом, чтобы уйти в пять, соответственно с распорядком. Несколько раз звонил телефон, я вежливым голосом отвечала, что хозяйка спит, опасаясь, что позвонит Соколов и потребует жену к телефону. Но он не позвонил.
Путаясь в вещах Людмилы, я поспешила к другой подруге, Ире. Она не стала задавать  вопросов. Сунула деньги и обняла на прощание. Я еще раз переоделась в заранее приготовленные вещи и, открыв полученный от Арсена конверт с новым паспортом, отправилась на вокзал. В эту ночь я спала спокойно, как младенец, не отягощенный муками совести. В мерно качающемся вагоне, уносящем прочь от собственных и чужих бед, я надеялась, что всю оставшуюся жизнь проведу без кошмаров.
Но я ошибалась, ошибалась, о, как жестоко я ошибалась…

 

Повесть Георгия ЛАНСКОГО «НЕНАВИЖУ!»

и послесловие "КРОЛИЧЬЯ НОРА
опубликованы в июньском выпуске журнала «Детективы СМ» за 2015 год

 

Статьи

Посетители

Сейчас 175 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ