• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

 

Алексей КЛЕНОВ

 

 

 

 

РИСК без ПРАВА ПЕРЕДАЧИ
Отрывок из повести
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

В последней командировке, как и в предыдущих, мы занимались обычными делами. Так сказать, профильными задачами. Шмоны на блокпостах, зачистки в населённых пунктах, силовые акции в поддержку местным операм. Ничего героического, обычная повседневная работа. А что при этом любой из нас мог пулю словить, или заполучить гранату под ноги в самый неожидаемый момент, так это издержки производства. Как говорится, если Родина велела, мы всегда готовы соответствовать.

Уже перед самым отъездом домой, дней за пять, нам поступила вводная: задержать на блокпосту на границе с Ингушетией конкретную машину с такими то номерами, обезвредить сопровождающих, которых, предположительно, будет числом четверо. После чего груз и сопровождающих передать по назначению. Это в том случае, если сопровождающие будут живы. Но как минимум одного нам рекомендовалось взять живым. Надо сказать, что информация была довольно туманной. Нет, на счет конкретного автомобиля и сопровождающих всё чётко. Но вот груз какой-то мутный, неконкретный. Обычно мы точно знаем, с чем придется дело иметь, а тут… Не то чтобы бы мы любопытны как барышни, но, согласитесь, если предстоит задержание, то хорошо бы быть уверенным, что машина не забита под завязку взрывчаткой. Или, ещё хуже, каким-нибудь «зарином». Всё же и мы люди, хотелось бы и задачу выполнить, и в живых остаться. О чём я и поведал Рысаеву в порядке животрепещущего вопроса. На что он сообщил, что знает не более моего, а поставленную задачу выполнить придётся. Типа, не фиг из себя умника строить. Сказал «есть» и пошёл вперед. Может, и правда не знал. А может, знал больше, да не сказал. На то он и командир, чтобы знать больше, да не каждому подчинённому сообщать. Одно утешало: если б нас ждала какая подляна, то Рысаев не послал бы нас вслепую. Не тот он человек, чтобы так подставлять своих бойцов. А в качестве утешения меня он назначил старшим группы, состоявшей из собственно меня, Олега Торопова, и Азамата Биишева. Учитывая, что мы все трое в одном звании, моё назначение можно было рассматривать как поощрение со стороны начальства.

Словом, в указанное время мы дурковали на блокпосту. Под видом контрактников, в армейском камуфляже. Скучная у контрактников служба, надо сказать. По крайней мере, на блокпостах. За день приходится проверять сотни автомобилей, не считая других транспортных средств, и сличить с оригиналом немалое количество паспортов. От такой карусели и у самых стойких голова кругом пойдет. Так что не удивительно, что внимание притупляется уже к полудню. Кой чёрт там можно заметить тех, кто проходит по ориентировкам? Так что парней тоже можно понять, если мимо них шмыгают боевики, как шустрые мыши под носом у сомлевшего от жары кота. Но нам было проще: мы чётко знали, что и кого ждём. И означенный в вводной «ГАЗ-66» появился сразу после обеда. В кабине водила и пассажир. Двое. Еще двое обнаружились в кузове, заставленном ящиками и жестяными банками. По документам «газон» принадлежит какому-то занюханому ООО, в кузове кафельная плитка и олифа. Ну и, соответственно водитель, экспедитор и два грузчика. Вот только рожи у них не пролетарские, и руки не в мозолях. О чём я им лениво и сообщил, не переставая ковырять спичкой в зубах, всем своим видом давая понять, что достали меня эти ездуны, и мне совершенно влом после сытного обеда заниматься по жаре шмоном. Тем более - бесплатно. Олежка Торопов, подыгрывая мне, и работая на легенду с контрактниками, по-жеребячьи заржал. Не упуская, при этом, из виду кабину. Азик стоял метрах в десяти в стороне, и контролировал ситуацию.

В общем, типичная картинка  вымогательства. Экспедитор радостно оскалился, и полез за бумажником. Дальше всё было расписано как по нотам. Я должен был оскорбиться на предложенную ничтожную сумму, рявкнуть что-то типа «Да ты совсем охренел?! Ты мне «пятихатку» суёшь? Из машины, клешни на борт, ноги на ширину плеч!» И если это боевики, то они незамедлительно потянутся за припрятанными стволами. Тут-то мы их и успокоим. Или упокоим, как выйдет. Тем более что Олежка уже дал мне знать, что экспедитора он готов взять живьём. Из четверых он, судя по роже, самый умный. А значит, информации имеет больше остальных…

В этот момент меня словно в спину толкнули. Не знаю, ангел-хранитель меня потревожил, или это интуиция материализовалась и дала ощутимый тычок, но только я почувствовал острую нужду обернуться, и осмотреться. А дальше уже действовал автоматически.

Метрах в пятидесяти от нас из белой «шестёрки», стоявшей в уныло замершей веренице автомобилей, выскочил шустрый такой  малый чеченской наружности, с каким-то бесформенным свёртком в руках. В три секунды освобожденный от полиэтилена предмет оказался «мухой», и был приведён в боевую готовность в рекордно короткий срок. Малый явно имел дело с гранатометами не впервые. На долю секунды мое воображение выдало картинку взрывающегося «газона», десятки обезображенных ударной волной и пламенем трупов, включая и нас троих, и «калаш» я вскинул к плечу совершенно машинально, сталкивая язычок предохранителя вниз. В следующую секунду я срезал короткой очередью гранатометчика и, обернувшись на клацанье затворов за спиной, в упор расстрелял направивших на меня стволы «Стечкиных»  «грузчиков». Азат с Олежкой сработали синхронно со мной. Выскочивший из кабины водитель с «Макаровым» в руке грохнулся тут же, так и не успев сделать ни одного выстрела. Оно и понятно, Биишев был наготове, а стрелок он один из лучших в отряде. Олег тем временем вырвал из кабины «экспедитора», крутанул его  за руку в воздухе, и припечатал физиономией к асфальту.

Каждый из нас троих в темпе просканировал свой сектор обзора на предмет обнаружения дополнительных стрелков. Мало ли? Если обнаружился неожиданный гранатомётчик, то не факт, что он был единственным неучтённым фактором. Можно бы было, конечно, посетовать по поводу халтурной работы разведки. Типа, подставили вы нас, таких красивых да молодых. Только ведь у них тоже не всё гладко бывает, случаются и проколы. Возможно, этот чёртик из табакерки и для них полная неожиданность. Может, его и не должно было быть в качестве сопровождающего, и образовался он в последний момент, перед отправкой машины. Ну, вот бывает такое: кто-то из хозяев груза проявил бдительность, которая, как известно, лишней не бывает. Нам урок. На то и щука в море, чтоб карась не дремал.

Все это действо заняло секунд восемь, не больше. Можно сказать, что в норматив мы уложились. Приказ выполнен, теперь можно было немного и расслабиться. А что из четверых фигурантов живым взяли лишь одного, так это издержки производства. Приказом это допускалось. Примерно так я и доложил командиру по рации, предварительно указав Азату пальцем на «газон», чтоб проверил. Олег продолжал контролировать «экспедитора». Рысаев, выслушав меня, коротко велел «ждите», и отключился. Ждите, так ждите. Ждать не бегать, можно и перекурить. Вытащив из будки блокпоста обветшалый под дождями фанерный щит с надписью «ПОСТ ВРЕМЕННО ЗАКРЫТ», я повесил его на шлагбаум. Хотя нужды в этом особой не было. После нашей скоротечной перестрелки, всех желающих проехать в Ингушетию и оттуда, как ветром сдуло. Никому из местных не хочется быть свидетелем. Если даже сам ничем не замазан, то очень даже запросто можно нарваться на неприятности со стороны боевиков. Они почему-то очень не любят, когда чеченцы начинают сотрудничать хоть с местной милицией и прокуратурой, хоть с федералами. Так не любят, что иной раз гладят по голове. Причём, исключительно отточенным тесаком, которым баранам горло режут. И связь в этих краях налажена чётко. О таких событиях, как перестрелка на блокпосту, все узнают со скоростью, которой могут позавидовать ведущие мировые информагентства. Можно быть уверенным, что до завтра на этой дороге не появится ни одна машина, ни один пеший или конный. Так что в пределах видимости осталась только одиноко стоящая «шестёрка» гранатометчика. Ну и он сам возле неё, на асфальте, в живописной позе. Подходить  к нему я не спешил. Во-первых, правки там не требовалось. С пятидесяти метров и салага не промахнётся, а уж я тем более. Во-вторых, мне очень не хотелось без крайней нужды смотреть на ещё одного убиенного мной человека. Не впервые я переправил кого-то в нижний мир. Да и меня туда не однажды желали отправить. И если уж  честно, то нередко по ночам на меня таращатся из темноты многие из тех, чью жизнь я оборвал.   Ну и, в-третьих, так положено: до приезда опергруппы трогать ничего не стоит. Иначе доказывай потом, что убиенный действительно хотел шмальнуть из «мухи», и ты был вынужден стрелять на поражение. Так что пусть себе полежит, для него время уже не имеет значения...

Припоминая всё это, я машинально отмечал маршрут, по которому следовала «Дэу», прикидывал направление, и пытался определить, что же будет конечной точкой маршрута. Любопытно, какой сюрприз для меня приготовил Леча? То, что он хочет поквитаться со мной за брата, это к бабке не ходи. И, зная мстительный характер горца, можно быть уверенным, что просто пристрелить меня исподтишка  ему будет мало. Нет. Он должен видеть мою смерть, причем мучительную, и насладиться моими мучениями. А потом отрезать мою голову, чтобы еще долго наслаждаться болью и страхом в мёртвых глазах обидчика. Таков уж  менталитет, ничего не попишешь. На это даже как-то и обижаться глупо, у всех свои причуды. С другой стороны, Леча не из тех романтиков, которым достаточно сделать врагу кисям башка, и считать свой долг исполненным. Леча прагматик, его к этому долг полевого командира обязывает. Конечно, давно уже нет в живых Басаева и Радуева, усилиями которых газават развернулся в полную силу. Но всё же боевики марку держат, и не может себе позволить командир отряда удовлетвориться личной местью. Рупь за сто, что-то он мне приготовил ещё. В эту схему укладывается и Катюшка в качестве заложника, и слова звонившего мне по телефону абрека. Ясно было сказано: «чем ты можешь быть нам полезен». Так что если смерть лютая меня и ждёт, то не сразу. А значит это проблема номер два, на данный момент. Даже номер три. Номер один это Катюшка. Под вторым номером у нас нерешённая задача с тем, что же мне предстоит сделать такого важного, что Леча готов отсрочить расправу надо мной? Ну и в третьих мне жуть как хочется  узнать: неужели Леча Кацаев, полевой командир, на совести которого не один теракт, проливший реки крови, который находится в федеральном розыске, рискнул приехать практически в центр России, чтобы лично отрезать голову спецназовцу дерзнувшему пролить кровь рода Кацаевых?!

Словом, непоняток пока больше чем пунктов в моём плане действий. Точнее сказать, в плане пока  только один пункт: ждать. Ждать, пока хоть что-то прояснится, чтобы было на чём основываться при принятии решения. И – самое хреновое - у меня нет связи с командиром. А в одиночку мне явно ситуацию не разрулить. Ведь не попросишь телефон у водилы, который так и сидел с каменным лицом, не проронив за всю дорогу ни слова. Дескать, братан, дай-ка мобилу. Я тут командиру звякну, посоветуюсь, что мне с вами, придурками, делать?

Между тем направление нашего движения четко вырисовывалось: в северную часть города. Если предположить, что меня хотят использовать как снайпера, то почему удаляемся от центра? В кого стрелять? Если в нашем городе и есть люди, которые могут попасть в поле зрения чеченских боевиков в качестве мишеней, то все они обретаются в центре. В элитных жилых домах, и административных зданиях. Или в загородных коттеджных посёлках, куда простым смертным ход заказан. Если теракт... Ну, есть, конечно, и в северной части города дворцы культуры, больницы, школы, отделы полиции. Но не логично. Стоило переться за две тысячи километров, чтобы взорвать несколько десятков человек, цинично рассуждая? Это можно было сделать в Грозном, или Владикавказе. Прецедентов достаточно. Правда, на северной окраине есть химический завод, и два нефтеперерабатывающих, которые вполне годятся как объекты для крупного теракта. Однако смешно надеяться, что я в одиночку штурмом возьму охраняемый стратегический объект с тонной взрывчатки на горбу, и устрою фейерверк с последующим шумом на весь мир. Что же он затеял, этот Леча? Ведь для чего-то он взял в заложницы Катюшку! Нужен я ему покуда, живой и послушный, очень нужен...

От размышлений меня оторвал водитель, негромко велев:
- Веди себя смирно, если остановят. Едем по делу, никого не трогаем, никаких проблем не имеем и не хотим их иметь.

И напрягся, словно опасаясь, что я всё же начну буянить, и звать на помощь. Покосившись, я перехватил его взгляд. Смотрел он на стоявший на обочине, метрах в тридцати впереди, ОМОНовский пикет. Мои коллеги, числом двое, мирно покуривали, внешне вроде бы расслабленно. Однако  короткоствольные «калаши» у обоих находятся под правой рукой, чтобы можно было в секунды снять автомат с предохранителя, и открыть огонь, случись такая необходимость. И меня осенило. Во-первых, я – самонадеянный осёл! Много возомнил о себе. Какие на хрен штурмы, какой снайпер?! Им мое удостоверение нужно, вот что! Сегодня, по случаю праздника, в городе приняты усиленные меры безопасности, примета времени. Повсюду  наряды полиции и ОМОНа. И только человек, обладающий волшебными корочками, может относительно беспрепятственно передвигаться по городу. На машине. В которой есть багажник. А багажник, что характерно, предназначен для перевозки грузов. И если машину штатского ошмонают без разговоров при малейшем подозрении, то офицера СОБРа почти наверняка пропустят без проверки. Так сказать, из корпоративной солидарности. В качестве курьера я нужен Лече, где бы он сам ни находился. А вот что и куда я должен перевезти, это уже угадать невозможно. Да и выводы мои можно принимать за основу процентов на семьдесят, не больше. Не то чтобы я костолом, отмороженный на всю голову, который уже и таблицу умножения забыл, но всё же не мастер оперативных комбинаций. Но из всех объяснений только что пришедшее в голову следует считать доминирующим, за неимением лучшего.

Скрыв внутреннее ликование от осенившей догадки, я вяло согласился:
- А чего ж? Можно и смирно. Хорошо едем, можно сказать, душевно беседуем.

И, не дождавшись ответа на подначку, всё так же, внешне равнодушно, поинтересовался:
- А куда едем то?

Водитель малость расслабился. Видимо, были у него опасения относительно моего спокойствия. Однако любезности ему это не добавило, и ответил он всё так же бесстрастно:
- Доедем – узнаешь.

Ага. Очень доходчиво. У меня даже обида  взыграла от такого откровенного пренебрежения. Даже подумалось: а не заломать ли мне его всё же? Потрясти прямо здесь, узнать пункт назначения, приехать туда с ребятами, и навести шороху. Однако здравый смысл взял верх, и от идеи я тут же отказался. Во-первых, не факт что Катюшка будет там, куда мы направляемся. Даже вероятнее всего её там не будет. А значит, после учиненного нами бесчинства, риск угрозы её жизни только увеличится. Во-вторых, водитель, судя по его разговору с хозяином, тоже всего лишь извозчик, и никакой путной информации я от него не получу. Только осложню все. Хотя куда уж сложнее, ё-пэ-рэ-сэ-тэ! Словом, остаётся только ждать. Пока не получу новой информации для размышления, предпринимать ничего не стоит.

 

Повесть Алексея КЛЕНОВА «РИСК без ПРАВА ПЕРЕДАЧИ»

и послесловие Сергея ШУЛАКОВА "КАЗАК из СПЕЦНАЗА"  
опубликованы в журнале «ПОДВИГ» №10-2015г. (выходит в ноябре)

 

Статьи

Посетители

Сейчас 199 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ