• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Алексей ВАСИЛЕНКО «КАМЧАТСКОЕ ОДОЛЕНИЕ». Часть первая. ВСЁ ЕЩЁ ВПЕРЕДИ.     
                Отрывок выбран автором романа для публикации на сайте.
После передышки возле перуанских берегов предстоял сущий «пустяк» нужно было всего лишь пересечь Тихий океан… Стоянка в Кальяо была в первую очередь технической: после бесконечной болтанки в Атлантике, после громокипящих штормов за мысом Горн, когда фрегат круто повернул к норду и пошел к ближайшему международному порту, просто необходимо было осмотреться, чуть ли не прощупать, пронюхать каждый шов, обтянуть и обновить такелаж, пополнить запасы провианта и пресной воды. Последнее было особенно важным, потому что уже на четвертой неделе плавания, еще до пересечения экватора, на борту едва вышедшего из внутренних морей в Атлантический океан корабля у многих членов экипажа обнаружились признаки цинги. А вскоре болезнь валила с ног все новых и новых людей, некоторые уже были похоронены в океане…
Но была у этой вынужденной стоянки и другая причина, о которой командир корабля еще ни разу не говорил вслух. Он не мог бы признаться, что в нем проснулось какое-то первобытное, звериное чутье. Еще перед выходом в плавание Изыльметьев как-то сразу почувствовал, что вся планета напряглась, и запах пороха разнесся над ней. Иван Николаевич чуть ли не физически ощущал нараставшую угрозу. Нет, к моменту выхода в плавание никаких активных действий против российских кораблей никто не предпринимал, и можно было бы, казалось, успокоиться, но чувство реальной опасности вскоре с новой силой вспыхнуло. Оно охватило его уже тогда, когда он, еще не входя в бухту Кальяо, увидел группу английских и французских кораблей. Хотя война не была объявлена, опасения оказались достаточно сильными. Именно поэтому Изыльметьев не завел своего красавца в бухту, а на всякий случай воздержался от прохода в глубь гавани и приказал отдать якоря недалеко от входа. На вопросительные взгляды офицеров не ответил, лишь подтвердил приказ твердым:
–>Так будет лучше.
В первый же день, отправляясь на шлюпке представляться коменданту порта, он ещё раз, со стороны, глянул на фрегат. Действительно, красавец! Наверно, не случайно, когда по просьбе адмирала Путятина нужно было после кругосветного путешествия и   выполнения дипломатических задач заменить фрегат «Паллада», то для завершения экспедиции и укрепления восточных берегов России выбор пал на «Аврору».
 Да, в случае начала военных действий такой фрегат был бы желанной добычей для стаи морских волков… Но, в конце-концов, сорок четыре пушки тоже не для красоты поставлены. Отплюёмся! Каждый чугунный плевок двадцать четыре фунта весит. Может, кто-нибудь желает испробовать?
 Изыльметьев усмехнулся и скомандовал матросам «вёсла на воду!». На берегу в уже разгоревшейся портовой сумятице вроде бы не проблескивали тревожные огоньки, ничто как будто не царапало глаз и сердце, не предостерегало: будь внимателен! И всё же чувство напряжённости постепенно нарастало. Слишком много внимания привлекла его персона на палубах английских и французских кораблей: офицеры буквально воткнули свои окуляры в шлюпку, в бравую выправку матросов и как будто только сейчас отутюженную их форму. В стёклах подзорных труб вспыхивали солнечные зайчики, трубы поворачивались, следя за движением шлюпки. Почему? Откуда такой интерес? Это не досужее любопытство скучающих от безделья моряков: кто это там пришёл?.. Причина в чём-то другом.
 Приблизившись к причалу, Иван Николаевич велел табанить и сушить вёсла, сам легко взошёл, приказав дожидаться его, и что бы ни случилось, не покидать сего места. Дойдя до портовой набережной, нос к носу столкнулся с давним шапочным знакомцем – капитаном шведского торгового корабля. Изыльметьев даже фамилии его не помнил, но, как и положено вдали от родных мест лицам знакомым, они крепко обнялись, похлопав друг друга по плечам и по спине. Разговор был недолгим и не очень внятным, потому что Свен (имя Иван Николаевич всё-таки помнил!) плохо владел английским, по-русски же вообще ни бум-бум. Однако добродушный малый, способный, как однажды было проверено, выпить огромное количество спиртного и оставаться в здравом уме, какой-то кашей из слов и жестов дал понять, что здесь становится опасно, скоро будет война, и «Авроре» нужно бы поскорее уйти…
 Вот так. Где-то совсем близко грянул раскат грома, а по улицам Кальяо ходили ни о чём не подозревающие смуглые перуанцы, покрикивали торговцы рыбой и всякой портовой дребеденью, которую охотно раскупают зашедшие в порт моряки, чтобы подарить своим ненаглядным фигурки индейских богов, косынки, пояса, посуду… Гром гремел на сей раз не для этих потомков инков и их завоевателей.
 У коменданта был посетитель.   Сообщив об этом, помощник торопливо выскочил из комнаты, и капитан-лейтенант из окна имел удовольствие наблюдать, как тот почти бегом направился к стоявшему у стенки английскому военному коттеру и, сообщив нечто экстренное, вернулся. Пришлось ждать.
 От коменданта вышел несколько странного вида весьма важный в поведении господин. Одежда его, вернее – полное отсутствие в костюме европейских традиций, выдавала в нём американца. Заметив офицера, он небрежно спросил коменданта, не русский ли это. Получив утвердительный ответ, он даже не повернул головы в сторону капитан-лейтенанта и плавно выплыл в предупредительно распахнутую дверь.
 Быстро покончив с формальностями, Изыльметьев описал коменданту состояние корабля, многократно преувеличив на всякий случай повреждения и число больных, рассказал и о намерении отстояться в Кальяо не менее двух недель, пока члены экипажа не пойдут на поправку. Расспросил, как отсюда добираются в столицу – Лиму, в которой ему очень хотелось бы побывать («Ведь она совсем рядом с Кальяо, не так ли?»), и получил подробнейшие разъяснения на сей счёт.  На вопрос о дальнейшем пути ответил, что с каким-нибудь кораблём должен получить пакет о дальнейших действиях, а посему времени у него в запасе довольно много. А дальше… Возможно, на Сандвичевы острова, точнее – начальство знает!
 Расстались благодушно. Но перед тем, как Изыльметьев нанёс намеченный заранее визит вежливости командующему англо-французской эскадрой, он услышал, не успев отойти от здания комендатуры,   что кто-то его окликает: «Русский! Русский!».
 Оглянулся. Американец. Тот самый. Подошёл, делая огромные шаги своими длинными ногами, и с места в карьер заявил на своём неистребимом наречии английского языка, что он американский банкир, всегда относился к русским хорошо, но показать это у коменданта – было неправильно. А вот сейчас он должен сообщить о заговоре, который зреет здесь, в Кальяо, против «Авроры».
 Иван Николаевич совершенно не подал вида, насколько потрясло его всё, что сообщил американец. Сдержаться помогло ему то, что  он уже подозревал это.   Он был готов узнать, что ещё вчера поздно вечером, когда русский фрегат стал на рейде, на английских военных кораблях было созвано экстренное совещание под началом контр-адмирала Прайса. Обсуждался вопрос о предстоящей войне с Россией, меморандум о начале которой доставит, по всей вероятности, только что вышедший в океан трёхтрубный пароход «Вираго». Он отправился в Панаму. Так что или «Вираго», или  ожидаемое  на днях   посыльное  судно…
  О том, что война эта вот-вот разразится, знали и англичане, и французы, но английский контр-адмирал в своём кругу предложил не дожидаться официального документа, а попытаться захватить врасплох ничего не ожидавшую «Аврору». Получив великолепный приз – один из лидеров русского флота – англичане с началом военных действий уже совместно с французами выведут свою союзную флотилию на поиски и уничтожение всех русских кораблей, находящихся в данный момент  в районе Тихого океана. Впрочем, вполне возможно, сказал Прайс, что мы не захотим действовать в одиночку, а предложим союзникам разделить ответственность за начало военных действий без официального объявления войны. Поэтому, скорее всего, мы  не сегодня – завтра будем договариваться об этом с французами…
 Получалось, что все надежды на спокойную стоянку рухнули. И именно это потрясло Изыльметьева больше всего. Это значило, что даже в случае мирного ухода из Кальяо на борту «Авроры» будут продолжать умирать люди, а в открытом океане фрегат всё-таки будут пытаться преследовать и захватить…
Полностью роман Алексея ВАСИЛЕНКО «Камчатское одоление» читайте в журнале «Кентавр» №1-2014г.

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 298 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ