• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

ЛАРА АЛЬМ

 

 

 

 

 


ДЕНЬ СВЯТОГО ВАЛИКА.

Отрывок из рассказа

 

Мадам Загорулько виновато посмотрела на Валюшу и Катюшу.
– Мам, мы нашли выход из положения, – пришли они на помощь, – давай отменим все цветы и валентинки. Ведь это папин день. В этом году мы будем праздновать День святого Валика! День нашего любимого папули! Ты приготовишь праздничный обед, а за нами развлекательная программа.
Валентину понравилось это предложение, Тереза, поразмышляв, тоже согласилась: не за горами Восьмое марта, она отыграется уже в скором будущем. К выгодному для всех консенсусу семья Загорулько пришла накануне Дня всех влюбленных, а именно – тринадцатого февраля.
Так великолепно начавшееся утро плавно перешло в приятный день. Пара часов на даче в обществе очередной любовницы  превратили Валика в абсолютно счастливого человека.
По дороге домой он предался размышлениям: почему большинство жен против того, чтобы муж имел любовницу? Ведь в этом случае муж пребывает в гармонии с самим собой, а жене от этого одни плюсы. Если любовницу рассматривать как частное, но можно с уверенностью заявить, что частное не может противоречить целому, которым является дражайшая супруга. Но женщины думают иначе: они желают полностью владеть мужем! Требования и желания мужа не в счет. Он же не заявляет во всеуслышание: "У меня должна быть любовница!" Он просто хочет видеть перед глазами идеал, тогда желание развлекаться на стороне уйдет само по себе. Это касается не только внешнего домашнего вида, но и умения поставить себя на пьедестал. Сами не желают быть бриллиантом чистой воды, больше напоминая обманчивый фианит, а потом обижаются и возмущаются поведением супруга. Станьте для него идеалом! Ан, нет! Они заявляют: "А сам ты – идеал?" И начинают нудно перечислять все большие и малые недостатки мужа.
Тот задумывается, оценивает себя в зеркале, делает вывод, что, увы, не Аполлон, и переходит к глубокому анализу, разбирая по очереди критические высказывания жены. Нерадостный анализ приводит к заключению: неужели он такой дрянной человечишка, в котором напрочь отсутствую положительные качества? За разъяснением он обращается к любовнице, та возмущается определениями, данными  супругой, и елейным голоском заявляет, что это полный бред! Его змеюка-женушка просто не ценит то, что ей принадлежит не по праву. Вот если бы она была женой, то оценила бы его по достоинству. И никогда, слышишь, никогда не сравнила бы его с соседом!
Мужчина начинает задумываться: сделал ли он правильный выбод, женившись на женщине, которая замечает одни недостатки? Далее следует контрольный выстрел: Конечно, это не любовь! Когда человек любит, он зон замечает в партнере только хорошие черты, а плохие переводит в разряд положительных.
Любовница подливает масла в огонь.
– Если ты такой плохой, почему она живет с тобой под одной крышей?
– Не знаю, – отвечает ошалевший мужчина.
– Зато я знаю! Ей это выгодно! Ты для нее источник потребления. Она подключилась к этому источнику и качает из него материальные блага. А сама ничего не производит. Тунеядка, которая только и делает, что ведет праздный образ жизни, общаясь с такими же, как она, курицами...
Настроение у Валика Загорулько быстро поехало вниз, как кривая на графике доходов в период кризиса.
– Злыдня! – обозвал он заочно Терезу. И уже хотел выступить адвокатом супруги, так как подходило время возвращения в родной дом, где надо предстать совершеннейшим счастливцем, но … тут зазвонил мобильник.
– Да! – рявкнул он в трубку.
– Валентин Сергеевич, – произнесла Жанна Яхонтова, продавщица из павильона, расположенного на Садовой улице, – у нас... ЧП.
– Что случилось? – Личные переживания канули в лету. Бизнес для Загорулько был дороже жены, всех ее капризов и претензий.
– Приезжайте скорей, тут мужчина упал...
– Куда упал? – Он представил, как пол разверзся под ногами покупателя. Возник резонный вопрос: как уцелела Жанна и почему не последовала за покупателем? Такой исход только порадовал бы Валика: Яхонтова относилась к той редкой категории женщин из окружения Загорулько, которая не желала принимать отставку.
– Как куда? – не поняла вопроса Жанна. Хозяин представил ее кукольное лицо с голубыми испуганными глазами, вздымающуюся высокую грудь и подумал о пересмотре отставки. – Он... упал на пол и не двигается. Я его звала-звала, но он не откликается.
– Ты пульс щупала?
– Не-а.
Валик представил: она покачивает головой из стороны в сторону, а кудряшки подпрыгивают на ее голове, как пружинки.
– Ну, пощупай. На шее есть...
– Я боюсь! – шмыгнула носом Жанна.
– Ладно, яхонтовая ты моя, сейчас приеду! – Он давно так ее не называл. С тех самых пор, как ее место заняла Людмила Драконова.
Валентин позвонил жене и предупредил, что возникли чрезвычайные обстоятельства, та запричитала, на этой невеселой ноте Загорулько отключил телефон. Снова нагрянули мысли о жене как идеале. Желая отвлечься, Валентин стал мысленно занимать пьедестал шахматными фигурками королевы с головами знакомых женщин. Удивительно, но на высшей ступени пьедестала дольше всех задержалась Тереза. Главным аргументом на победу стали дочери. И не только.
Валентин понимал: о жене он знает почти все. Знает, когда готовиться к защите, а когда можно сделать ответный выпад, понимает, как сгладить углы, промолчать или настоять на своем. Он знает также, что она может быть разной, будто это не один человек, а два, причем живут они рядом и никогда не пересекаются. Один перевоплощается в другого в зависимости от отношения, поведения и настроения мужа. Она может быть красивой или непривлекательной, ласковой или холодной, веселой или задумчивой. Это ли не подкупает его? Ему неинтересна женщина одного амплуа. А любовницы всегда одинаковы: красивы,  разговорчивы, и веселы. Это снаружи. А что у них внутри, остается загадкой, которую нет желания разгадать...

На полу лицом вниз лежал мужчина. Валентин присел рядом. Пульса не было.
– Думаю, ему медицинская помощь уже не нужна, – вздохнул Загорулько. На него накатила волна жалости. Он представил, что мужчину кто-то ждет, волнуется. И это, скорее всего, женщина, у которой день рождения, раз мужчина зашел в цветочный павильон. Или просто захотел сделать любимой женщине приятный сюрприз, без всяких дат и надуманных причин, типа Дня святого Валентина.
Валик посмотрел на часы: до наступления этого самого Дня осталось три часа.
Вот тебе и сюрприз!
Полицейские прибыли через десять минут, будто поджидали вызова за углом, совершили «круг почета» и ввалились в салон. У Загорулько сразу разболелась голова. Следом  прибыла «скорая», констатировала смерть и уехала.
– Он вам знаком? – спросил Валентина старший по званию, даже не удосужившись представиться.
– Я не видел его лица, – ответил он, – как видите, мужчина лежит лицом вниз, я приехал недавно и положение тела не менял.
– Находчивый? – с угрозой в голосе спросил полицейский. Загорулько только хмыкнул в ответ.
Волна жалости сменилась волной безразличия. Валику хотелось крепко уснуть, поутру проснуться, выбросить из головы неприятный сон и весело отметить праздник в кругу семьи.
– Похоже на отравление мышьяком. От потерпевшего пахнет чесноком. Окончательное заключение я сделаю после вскрытия, – заявил судмедэксперт и взглянул почему-то на Жанну.
– Я... его не травила, – неуверенно произнесла она. Затем заявила, придав голосу революционной решимости: – Он вошел, но не успел ничего сказать, только осмотрелся, и вдруг как рухнет! Как бревно. – Она изобразила руками ветви дерева, растопырив пальцы, и резко опустила руки вниз.
– Что предшествовало падению? – спросил старший полицейский у Жанны.
– Ну-у-у, – протянула она, – он... попытался глубоко вздохнуть... - знаете, как астматик, которому не хватает воздуха, потом расслабил шарф и... упал. Я думаю, у этого мужчины было больное сердце, – предположила девушка. – А запах чеснока... Может, он ел борщ вприкуску с хлебной горбушкой, натертой зубчиком чеснока. Я всегда так делаю.
– Оставьте свои домыслы при себе, – недовольно заметил полицейский и обратился к одному из подчиненных: – Проверь у убитого карманы.
– Я паспорт нашел, – с радостью доложил тот, будто нашел паспорт не потерпевшего, а его отравителя.
– Зарецкий Захар Петрович.
– Как... вы сказали? – заикаясь, спросил Загорулько.
– Вам он знаком? – подобрался старшой, принимая стойку.
Загорулько с осторожностью приблизился к лежащему мужчине.
Это был он – заклятый враг Валентина...

…Отношение Валика к учительству матери в его школе было двояким: ему прощали выходки и завышали оценки, это был плюс, но мать всегда была в курсе происходящего, это был жирный минус. Сын чувствовал себя под постоянным негласным надзором, как сосланный революционер у полиции.
Мать преподавала русский язык и литературу в старших классах. Выглядела она немногим старше своих учеников: худенькая, как тростинка, с огромными васильковыми глазами и толстой русой косой. Девушка-учительница, в которую были влюблены все старшеклассники. Они называли ее за глаза Машенькой, она об этом знала и лишь улыбалась. Была Мария Алексеевна строгим и требовательным преподавателем, но ученики ее уважали, старательно зубрили лирические стихи Есенина, спорили об отношениях Анны Карениной и Вронского, зачитывались рассказами Чехова. Учительница приветствовала "свободное мышление" и желание высказать свое мнение. Главное, чтобы оно не ограничивалось короткой фразой:  мне не нравится. За этим должна следовать аргументация...
Валик был в курсе отношений матери и учеников: старший брат одноклассника учился в десятом классе и был безответно влюблен в учительницу литературы.
Валентин Загорулько пошел в четвертый класс, когда в школу пришел свежеиспеченный выпускник педагогического института – Захар Петрович Зарецкий, или ЗПЗ, как прозвали его ученики. Учитель физкультуры с атлетически сложенной фигурой стал центром внимания коллег и учениц всех классов, начиная с первого и заканчивая выпускным. Ко всему прочему Захар был не женат. Дамы в учительской делились на незамужних, разведенных и матерей-одиночек. Женщин, состоящих в браке, было всего две: Мария Загорулько и Елизавета Боброва, которая собиралась уходить на пенсию.
Выбор у Зарецкого был огромен. Он не стал торопиться и занял выжидательную позицию. Дамы соревновались в кулинарии, искрометности речей, показе нарядов, флиртовали и кокетничали. Все, кроме Марии Загорулько и дам за пятьдесят. Захар с видом уставшего от чрезмерного внимания человека поглядывал на состязания, но пальму первенства никому не присуждал.
Постепенно ряды поклонниц стали редеть, осталась  небольшая группа особенно настойчивых фанаток.
Когда волна унесла последних воздыхательниц от необитаемого острова под названием Зарецкий, наблюдательные дамы за пятьдесят стали замечать заинтересованные взгляды Захара, которыми он прожигал красавицу Машеньку. Та не обращала на него внимания.
Так прошел учебный год.
А в начале следующего года учительница литературы и учитель физкультуры перевелись в другую школу. Валентин Загорулько остался без надзора. И не только в школе: он остался вдвоем с отцом. Без матери, которая их предала. Мария хотела забрать сына, но тот наотрез отказался.
Она не настаивала. Валику показалось, что мать даже рада такому исходу. Зачем ей Валик? Будет другой ребенок. Ее и Зарецкого...

– Вы не видели мать с тех самых пор? – у старшого в голосе появились человеческие нотки.
– Сначала она приходила ко мне. Мы почти не разговаривали. Гуляли в парке, катались на качелях. Она покупала мне мороженое. С тех пор я ненавижу мороженое. Я попросил мать больше не приходить. Она не настаивала.
– Но она жива?
– Конечно, все так же молода и красива. Постарела, но не сильно. Этот, – Валик кивнул в сторону лежащего тела, – был моложе ее на восемь лет, с годами разница в возрасте стала заметна. И он ушел.
– Вы были в курсе проблем вашей матери?
– Моя жена -  дочь ее подруги, – коротко пояснил Загорулько.
– Ваша мать живет одна?
– С дочерью. Она родила дочь от ЗПЗ. Сейчас ей двадцать-двадцать один...
– Ваш отец жив?
– Жив. Лет десять назад он переехал в деревню и стал фермером, – сообщил Валентин. Он гордился отцом, который стойко вынес предательство безумно любимой жены. Не спился, а стал в одиночку воспитывать сына, настоял на получении высшего образования, хотя Валик после окончания школы хотел пойти на завод и стать высококлассным слесарем, как его родитель.
Стоя над телом Зарецкого, Загорулько понял: он не лучше своей матери. Она нашла в себе силы и ушла от отца, не стала обманывать, а он создает иллюзию прекрасной семьи и погряз во лжи.
Будь честен, хотя бы наедине с собой! – мысленно призвал он себя. И дал слово, что с завтрашнего дня начнет новую жизнь, без фальши и обмана. Тем более завтра самый подходящий для этого день – День всех влюбленных, или День святого Валика, как окрестили его Катюша и Валюша...

 

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 509 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ