ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Святослав ЯРОВ

 

 

 

 

РЕПЛИКА

Отрывок из повести

В тот вечер, когда близнецы-практиканты с то ли украинской, то ли белорусской фамилией Закупра, честно отпахавшие без выходных в отделе подполковника милиции Кузина уже дней десять, отпросились пораньше по какой-то надобности и были отпущены с миром, у коллеги из 8-го отдела свершилось долгожданное присвоение очередного звания. Алексей Борисович Кузин был приглашен на обмывание звездочек. Ни о какой грандиозной пьянке речи не шло. Разлили. Поздравили. Чокнулись. Приняли на грудь. Выпили. Покурили. Поговорили. Еще раз разлили и чокнулись. После чего отправились по домам. Вот и вся пирушка.
Трудно сказать, что заставило его в десятом часу вечера пойти к метро не как обычно, через Страстной бульвар, а сперва Успенским переулком на Чехова, чтоб потом по ней мимо «Ленкома» и на «Пушку». В начале апреля дни еще коротки, а прогулки по малолюдным переулкам, пусть и неподалеку от центра Москвы, в темное время суток чреваты последствиями. Кузину ли было этого не знать, в сводках регулярно мелькали сообщения о разного рода неприятных происшествиях, случившихся в шаговой доступности от оплота охраны правопорядка – Петровки, 38. Тем не менее, будучи слегка подшофе он таки углубился в тихий и пустынный по вечерам переулок.
До улицы Чехова идти оставалось всего ничего, когда сзади грубо окликнули:
– Эй мужик!
Алексей Борисович остановился и обернулся. Его нагоняли пятеро. Цепкий взгляд сыщика на автомате быстро ощупал их одного за другим, фиксируя детали внешности. На круг лет двадцати, ну может, чутка постарше. Прикид по молодежной моде: куртки-варенки и джинсы-бананы. Стрижки однотипные – бобрик. Если не принимать в расчет незначительные расхождения в росте и габаритах, похожи между собой как волнистые попугайчики.
Однако, понял он и другое. Ребятишки – типичная шпана. Намерения их для Алексея Борисовича были очевидны, пойдут на гоп-стоп. Обстоятельства располагают: безлюдный переулок, немолодой мужик, небогатырского роста и неспортивного вида. Много из такого не вытрясешь, так оно и не особо важно. Во главе угла у подобной гопоты, как правило, стоит жажда самоутверждения.
Все это в считанные секунды промелькнуло в голове Алексея Борисовича, который спокойно ждал, когда парни подойдут – ну не убегать же, в самом деле. Несолидно, да и бессмысленно. Захотят догнать, догонят.
Между тем ребятишки приблизились вплотную, обступив его полукругом.
– Гони бабло! – обдав Кузина пивным духом, с наглой ухмылкой приказал один из них, стоявший с краю, вероятно, главарь.
Классика жанра, констатировал Алексей Борисович, убедившись в правильности своего предположения. Всегда приятно получить подтверждение собственной прозорливости, жаль только, что перспективы рисовались кислые…
Случись такое сейчас, вопрос решился бы просто: достаточно представиться и потребовать, чтобы молодые люди прекратили противоправные действия. Если увещевания не помогут, невелик труд, вытащить из наплечной кобуры пистолет, который убеждает порой гораздо лучше любых слов. Короче, некий действенный алгоритм устранения возникших противоречий сейчас имеется, и с высокой долей вероятности победа осталась бы за представителем правоохранительных органов.
Но в том-то и проблема, что восемьдесят девятый год, не девяностый, когда до большого милицейского начальства наконец дошло, что уличная преступность просто-таки распоясалась и житья от нее гражданам не стало. Именно в 1990-м оперсоставу позволили… Даже не позволили, а буквально вменили в обязанность постоянное ношение оружия, чтобы в случае нужды было чем этих самых граждан защитить.
Весной восемьдесят девятого все было иначе. Почему-то считалось, что дела обстоят не так уж плохо, и, соответственно, действовали правила, написанные еще в относительно благостные хрущевские времена. Согласно этим правилам, сотрудник уголовного розыска гарантированно встречался со своим табельным оружием лишь на стрельбах в тире, то есть два раза в год. Остальные триста шестьдесят три дня они пребывали отдельно друг от друга: опер сам по себе, а его ПМ покоился под замком в оружейной комнате…
Кто бы усомнился, что «макаров» со снаряженным магазином, мог в той неприятной ситуации, что сложилась в Успенском переулке, стать подполковнику Кузину хорошим подспорьем в дискуссии с группой агрессивно настроенных молодых людей. Однако в тот не самый прекрасный для Алексея Борисовича вечер столь веского аргумента у него при себе не было. Впрочем, присутствия духа он не потерял. Сыщик с восемнадцатилетним стажем даже мысли не допускал о том, чтобы сдаться на милость какой-то уличной шпаны, пусть даже все и закончилось бы для него плачевно.
В принципе, чиграши, разглядывая окружившую его гоп-компанию, рассуждал он. Любому закатать в лоб, и позвоночник в трусы высыплется. Одна беда – на пару хороших ударов меня хватит, а потом что? Их пятеро. Навалятся толпой, затопчут в легкую, прикинул Алексей Борисович. Ксивой размахивать совсем уж неумно – узнают, что наскочили на мента, не факт, что сробеют, может стать и хуже. Что делать, хрен его маму знает, невесело констатировал он. Между тем главарь, очевидно для пущей убедительности, вынул правую руку из кармана. Щелкнула выкидуха. В желтом свете фонаря тускло блеснуло лезвие ножа. Совсем дело дрянь! – только и успел подумать Кузин, как вдруг…
До чего же, порой, вовремя случается это самое «вдруг». Нежданная помощь пришла из-за спины. Справа, едва не задев Алексея Борисовича, вылетела чья-то нога, а слева промелькнул чей-то кулак, и двое из пяти, стоявшие по краям дуги, окружавшей Кузина, моментально выпали в осадок. Один, получивший мощнейший удар ногой в область паха, с воплем катался по земле, ухватившись обеими руками за низ живота. Второй, предполагаемый главарь, которому увесистый кулак угодил в голову, не издав ни звука, опрокинулся навзничь и, обронив нож, неподвижно распластался на тротуаре.
А мимо остолбеневшего Кузина, огибая его с обеих сторон и круша почем зря остальных романтиков с большой дороги проскочили… Олег и Серега. Пяти секунд не прошло, как все пятеро гопников, кто корчась от боли, кто в глубоком нокауте валялись на грязном весеннем асфальте. Ничего себе! Алексей Борисович как в тумане наблюдал за скоротечным избиением своих несостоявшихся обидчиков, не проронив ни слова. Какие уж тут слова! Во-первых, кто ж мог знать, что помощь в лице близнецов подоспеет в самый, можно сказать, последний момент. А во-вторых, то, как стажеры ловко орудовали руками – да и ногами тоже – произвело на него сильнейшее впечатление, лишив на время дара речи.
– Вы в порядке, Алексей Борисыч? – восстановив дыхание после скоротечной схватки, заботливо поинтересовался, кажется, Сергей, а может и Олег – в полумраке было не разобрать.
– Да вроде в порядке, – выйдя наконец из оцепенения, отозвался Кузин неожиданно осипшим голосом.
Видимо, сказались последствия пережитого стресса. Он смущенно прокашлялся и уже нормально произнес:
– Спасибо, что выручили. – А потом, окинув взглядом поле побоя, неодобрительно заметил: – Жестко вы с ними.
– С такими уродами иначе нельзя. Они по-другому не понимают. Проверено! – произнес стоявший чуть поодаль на сей раз уже Олег, а может, как раз наоборот, Сергей, но точно не тот, кто спрашивал, все ли у руководителя практики в порядке, и присмотревшись к поверженным недограбителям, заверил: – Ничего, очухаются.
Причем невооруженным взглядом видно было, что куда больше беспокоило молодого человека состояние его брюк.
– Твою мать! – с досадой выдал он, закончив обследование штанов и негромко позвал брата. – Серый!
Ага, машинально отметил про себя Кузин, стало быть, я не ошибся, и первый был все-таки младший.
– Что? – откликнулся тот на призыв брата.
– Да брюки, блин, по шву лопнули, – негромко посетовал старший.
– А я всегда говорил, не хрен изгаляться! Вот какого было ногами махать – выпендриваться? Проще надо быть, Олегатор, – упрекнул его Сергей и сокрушенно покачал головой. – Накрылась дискотека.
– Скажи еще, что из-за меня.
– Не из-за меня же.
– Я извиняюсь… – деликатно вмешался Кузин в перепалку братьев, озвучив наконец давно вертевшийся на языке вопрос: – Но откуда вы тут взялись?
Объяснилось все просто. Работа работой, но молодость свое берет, и эти орлы ухитрялись везде поспеть. Вчера по дороге к метро они познакомились с двумя девчонками из медучилища, что аккурат в этом самом в Успенском переулке и располагалось. Будущие медицинские работницы среднего звена телефон для связи не дали, и парни условились сегодня вечером пересечься с ними возле училища, чтобы отправиться в «Резонанс» – там музыка до двенадцати. И так уж вышло, что, когда Кузин закончил обмывать чужие звездочки и отправился к метро нетрадиционным для себя маршрутом, его подшефные успели встретиться со своими новыми подружками возле медучилища, стоявшего чуть в глубине, за церковью, и двинулись в центр. Ну и вот…
Бывают же такие совпадения! Алексей Борисович осмотрелся. Девушки, о которых шла речь, стояли на противоположной стороне улицы. Они с нескрываемым восхищением взирали на своих кавалеров, только что, у них на глазах лихо отметеливших пятерых, и терпеливо ждали, когда мужчины закончат разговор.
– А теперь что, облом? – не столько спросил, сколько констатировал Олег, надо полагать, имея в виду, что в рваных брюках идти на дискотеку совсем не комильфо.
– Причем полный… – буркнул Кузин, который, в отличие от братьев, быстро оценил ситуацию и нашел ее весьма неблагоприятной для… близнецов, в том смысле, одним лишь непоходом в дискотеку дело не ограничится.
– То есть? – Закупры непонимающе уставились на своего наставника.
– Да то и есть, что предстоит работа, – просто пояснил Кузин. – Или вы решили, что мы все вот так вот оставим… – он широким жестом, как бы предложил братьям, полюбоваться результатами, учиненной ими расправы, – и чинно-благородно удалимся?
– Как вариант, почему нет, – пожав плечами, за двоих ответил Олег.
Ну, чисто дети, вздохнул Кузин. Думают, выручили меня, тем все и кончилось? Нет, ребятки. Все только начинается, ибо ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Пришлось втолковывать им прописные истины.
– Вы, голуби сизые, – сотрудники милиции. И только что вы избили, причем сильно, пятерых молодых людей. Допустим, мы сейчас по-тихому разбежимся, а что если все они чохом или даже хотя бы один сегодня или завтра обратятся в травмпункт? Едва ли, конечно, но всегда следует исходить из худшего… Медики обязаны уведомить милицию, они и уведомят – отправят телефонограмму. Начнется официальное разбирательство. Эти субчики наплетут, что шли себе по Успенскому, никого не трогали. Вдруг ни с того, ни с сего налетели два бугая, ну и так далее… С вашими, я извиняюсь, однотипными «вывесками», вычислят вас на раз. А когда выяснится, кто вы и что вы, инспекция по личному составу с превеликим удовольствием вами займется. Как минимум, запаритесь отписываться, а при самом пиковом раскладе, можно вылететь из органов и даже сесть, – несколько сгустив краски, подвел он гипотетически-неутешительный итог.
– Намекаете, что нас еще и крайними могут выставить?! – горячо возмутился подобным допущением младший Закупра.
– Запросто, – подтвердил его предположение Алексей Борисович и продолжил просветительную работу: – Чтобы такого не случилось, нужно обставить все правильно. Сейчас отзвонимся нашему дежурному, он подтянет местных и все мы… Кстати, ваши пассии тоже. Без них никак не обойтись. Девочки – свидетели. – Он сочувственно развел руками. – Так вот, все мы стройными рядами отправимся в ближайшее отделение, чтобы оформить инцидент должным образом. И на будущее запомните: прикрытие собственной задницы – для опера правило номер один!
Наставительная речь Кузина парней не вдохновила. Братья стояли, понуро опустив головы. Они все поняли, но больно уж не хотелось им в отделение, а хотелось забуриться куда-нибудь с девицами и оторваться по полной.
Чтобы хоть немного подсластить пилюлю, Алексей Борисович предпринял попытку растормошить в ребятах охотничий азарт.
– Но это еще не все. Вы ж – опера! Включайте голову. Грабежи и разбои – штука серийная. Сколько подвигов за этой шайкой числится? Колоть их надо пока тепленькие. И что-то мне подсказывает, что героев-партизан на допросе они из себя строить если даже и будут, то недолго – кто-нибудь из пятерых, да разговорится. Там, глядишь, и остальные присоединятся. А, стало быть, есть шанс поднять
сколько-то там «висяков».
Не то чтобы слова его радикально подействовали, но, судя по некоторому оживлению, близнецы окончательно осознали свои перспективы на ближайшие часы и с ними смирились.
– Значит так! – решительно взялся Алексей Борисович за распределение функций. – Я иду звонить в дежурку. Вы пока объясните барышням ситуацию. Да смотрите, чтобы эти, – он взглядом указал на начавших понемногу оживать гопников, – не улизнули. И, умоляю, без членовредительства…
Кузин оказался прав: попав в отделение, задержанные скисли. Одно дело – наехать впятером на прохожего в темном переулке, и совсем другое, сидя в наручниках, вести разговор с тем же самым прохожим, – вот же непруха! – оказавшимся ментом. Алексей Борисович свое дело знал, что и продемонстрировал близнецам в полной мере. Часа не прошло, как один из пятерки «поплыл», а скоро и остальные чуть ли не наперегонки начали каяться в прошлых прегрешениях. Пока то да се, проковырялись до двух часов ночи, зато по утренней сводке прошло раскрытие группой Кузина трех полуторамесячной давности уличных грабежей. Вообще-то, злодеи раскололись на семь, но заявления от потерпевших имелись только по трем. В любом случае, неплохо сработали.
Шила в мешке не утаишь, и на следующее утро в Управлении стали известны детали вчерашнего приключения. И если о братьях-близнецах, отметившихся героическим мордобоем, говорили исключительно в уважительном ключе, то Алексея Борисовича каждый встречный норовил подколоть, мол, ходят слухи, ты на старости лет в «терпилы» записался? На что тот стандартно отшучивался, дескать, в жизни нужно все попробовать.
Надо ли говорить, что после того случая Кузин, которому близнецы и так с самого начала приглянулись, стал питать к ним поистине отеческие чувства. Да и вообще, практикантами своими он был доволен. Ощущалась в братьях оперская сметка, которая в связке с желанием работать и терпением – а и того, и другого у них было с избытком, – со временем могла сделать из ребят настоящих профессионалов.
Два с половиной месяца пролетели быстро, и когда в последний день практики на его вопрос о дальнейших планах, Сергей с Олегом в один голос заявили, что хотели бы работать здесь, в разбойном отделе, он крепко на сей счет призадумался. Почему нет, тем более что, обстоятельства благоприятствовали. В ближайшие время у него в группе образуются две вакансии… Ничего не пообещав своим подшефным, Алексей Борисович тем не менее рьяно взялся за решение этой задачи. Для начала переговорил с Симаковым. Тот не возражал. Сказал, если потребуется виза, за ним дело не станет, но бегать и хлопотать, извини, это ты уж как-нибудь сам. Что ж, уже неплохо.
Поскольку Кузин сроду в трудоустройстве никому не протежировал и как подступиться к этой теме понятия не имел, он наведался на пятый этаж к добрейшей души женщине Клавдии Сергеевне, старшему инспектору управления кадров ГУВД. Решил приватно прощупать почву и выяснить, что и как следует делать, чтобы братья Закупры смогли-таки попасть по распределению на Петровку. Внимательно выслушав его, Клавдия Сергеевна лукавить не стала.
– Если на общих основаниях, то шансов ноль, – сказала она, как отрезала.
Кузин даже растерялся.
– Что-то я не пойму, – возмутился он. – Со всех трибун твердят: дорогу молодежи. В отделе некомплект. У ребят за плечами «вышка», стало быть, образование профильное. Я за них готов поручиться. Симаков не возражает. В чем проблема?
– Уж извини, Алексей Борисыч, но при всем уважении ни ты, ни твой начальник отдела – кадрам не указ. Некомплект некомплектом, но существуют негласные правила, – невозмутимо отреагировала Клавдия Сергеевна.
После чего доходчиво объяснила в чем эти правила заключаются. При прочих равных предпочтение отдается тем, кто отработал на «земле» по меньшей мере два года, да еще и при обязательном наличии в кармане партбилета. А чтобы хоть и с родной высшешкольной милицейской скамьи да сразу в МУР – не смеши! Ладно бы еще твои Закупры были краснодипломниками – этих редко, но все же берут. Так нет, середнячки. Опять же, они всего лишь члены ВЛКСМ. И назидательно закончила:
– Пусть сперва поработают на «земле», понюхают пороху, опыта наберутся, а тогда уж…
– Положим, пороху они нанюхались в Афганистане на всю оставшуюся жизнь. И, между прочим, имеют боевые награды. А касательно опыта, мне и самому, есть чем поделиться. Уверен, выйдет не хуже, – уверил ее Кузин.
Кадровичка лишь отрицательно помотала головой. Такой расклад Кузина никак не устраивал, и Алексей Борисович предпринял обходной маневр.
– А если не на общих основаниях? – вкрадчиво поинтересовался он. – Наверняка ведь возможны варианты…
– Само собой, – легко согласилась Клавдия Сергеевна. – Поступит команда сверху, возьмем под козырек и направим на твоих парней официальный запрос в школу милиции. Остальное – дело техники.
– И насколько сверху должна поступить команда? – спросил Кузин, воспрянув духом.
После секундной паузы Клавдия Сергеевна высказалась в том смысле, что личного «одобрямса» Егорова будет, пожалуй, достаточно.
– Если он даст отмашку, думаю… Не думаю… Уверена, проблем не будет.
Это обнадеживало. По крайней мере, стало понятно в каком направлении двигаться. Нынешний начальник Управления уголовного розыска не всегда был большим начальником. Кузин знавал его еще в семидесятых, когда тот бегал простым опером в Первомайском районе. В те поры они частенько пересекались. Позже, когда Егоров ушел на руководящую работу, встречались значительно реже, тем не менее, отношения сохранили ровные и взаимоуважительные. Можно попробовать, подумал Кузин и, покинув управление кадров, направился прямиком к Егорову.
Тот его принял и, выслушав доводы опытного сыщика, лишь спросил:
– Это те, которые на практике успели раскрытием отметиться?
До руководства Управления история об инциденте в Успенском дошла не в первозданном виде, а подретушированной умелой рукой Алексея Борисовича. Не объяснять же в самом деле руководству, что-де был подвыпивши, топал к метро, подрулила какая-то шпана с намерением накостылять и обчистить карманы, а когда совсем уже решил, что хана, невесть откуда взялись случайно оказавшиеся поблизости практиканты Закупры, которые буквально спасли своего наставника.
Кузин оформил все красиво. В рапорте было указано, что тогда-то и тогда-то в рамках плана производственной практики, а также, в связи с участившимися случаями уличных грабежей и разбоев, произошедших в Тверском районе города Москвы, слушатели Высшей школы милиции Закупра О.В. и Закупра С.В. под его Кузина непосредственным руководством осваивали навыки работы личным сыском по выявлению лиц, склонных к совершению данного вида преступлений… Иначе говоря, ловили на живца, в роли которого выступал Алексей Борисович. А это уже совсем другой коленкор. Это самая что ни наесть оперативная работа, в результате которой была обезврежена преступная группа и раскрыто три ранее свершенных ею преступления.
– Они, – подтвердил Алексей Борисович.
– Неплохие ребята, – одобрительно констатировал начальник Управления. – И что же, тебе, кровь из носу, непременно оба нужны?
Невзирая на давнее знакомство, Кузин, в отличие от Егорова, фамильярностей с такого уровня руководством себе не позволял никогда, а потому ответил предельно корректно и уважительно:
– Оба, Анатолий Николаевич. Вы же в курсе, какие в моей группе кадровые прорехи. Беляев – он сейчас в отпуске – сразу после возвращения, в область переводится, а Никонов на днях увольняется, с обходным бегает…
– Да знаю, знаю! – досадливо отмахнулся Егоров.
– Скоро останусь один, как перст, – продолжал гнуть свою линию Кузин. – Для полноценной группы как раз двоих не хватает. И потом, Закупры же – близнецы, а близнецов ни в армии, ни даже в тюрьме разлучать не принято.
Оставив последние слова без внимания начальник Управления принялся озабоченно размышлять вслух:
– Достал уже этот некомплект. Только ведь твой молодняк проблемы не решит. Ни хрена ж не умеют.
Он все еще колебался.
– Опыт – дело наживное. Натаскаю, цены им не будет, – пообещал Кузин.
Егоров испытующе посмотрел на него, потом решительно хлопнул ладонью по столу.
– Убедил. Будь по-твоему – возьмем обоих.
Вскоре вопрос был решен, и близнецы по распределению попали в четвертый отдел МУРа…

Повесть Святослава ЯРОВА «РЕПЛИКА»
опубликована в журнале «Детективы «СМ» №06-2022 (ДЕКАБРЬ)

 

Статьи

Новое на сайте

Обратная связь

Ваш Email:
Тема:
Текст:
Как называется наше издательство ?

Посетители

Сейчас на сайте 241 гость и нет пользователей

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ