ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Василий ГОЛОВАЧЕВ

 

 

 

 

ПАРАНОРМЫ
Глава из романа

ПРОВАЛ
Подготовка к операции длилась полгода. Предусмотрели все, что только можно было предусмотреть, даже нейтрализацию свидетелей возможного конфликта, только не то, что случилось на самом деле.
Целью операции была ликвидация председателя Комиссии польского Сейма по вопросам спецслужб Марека Мацаревича. Ликвидация вовсе не означала физическое устранение указанного деятеля, яростного русофоба, но он должен был уйти со своего поста, так как являлся главным инициатором создания на территории Польши американской военной базы. Его слово должно было стать решающим в этом деле, потому что остальные деятели, имеющие политический вес, такие как министр обороны, министр иностранных дел, командующий Войском Польским и сам президент практически дали свое согласие.
Местом расположения базы, которой даже успели дать название – Форт Трамп, предполагался военный комплекс в небольшом городке Хощно Западно-Поморского воеводста, недалеко от Щецина. Сам городок был действительно невелик, в нем проживали всего шестнадцать тысяч человек. Но военная база имела свой аэродром, ее контингент включал три авиаполка и полк РЭБ, а кроме того, под землей прятался еще и центр военных исследований под командованием полковника Яцека Матерняка.
Конечно, переоборудование базы требовало немалых финансовых вложений, по прикидке – до пяти миллиардов долларов. Однако президент Польши Яков Дурда пообещал вложить в нее "кровные" два миллиарда, и теперь оставалось только подтвердить его решение, что и должен был сделать пан Мацаревич, тридцатишестилетний генерал, бывший разведчик и советник президента, проповедовавший политику двойных, а нередко и тройных стандартов, особенно в отношении России, ее руководства и народа.
Охотились за ним с использованием всех новейших средств разведки и связи, в том числе с помощью нанотехники, поэтому знали о передвижениях и замыслах генерала все. Но главное было выбрать место для операции "засоса" (так в просторечии сотрудники отряда "Призрак" в недрах российской Службы специального назначения ГРУ называли технологию "затемнения сознания"), и когда стало известно о встрече Мацаревича с делегацией военных США в Хощно, аналитики "Призрака" предложили командованию этот вариант, несмотря на его кажущуюся нелогичность и невозможность. Такие встречи обычно хорошо охранялись, к встречающимся невозможно было подойти на близкое расстояние, и именно поэтому они казались немыслимыми, что психологически точно усыпляло бдительность охраны.
Исполнителем же операции должен был стать Владимир Даманский, тридцатитрехлетний слипер, как называли таких специалистов еще с середины прошлого века, один из самых секретных сотрудников спецслужбы "Призрак", о деятельности которой знали в России всего три человека помимо руководства ГРУ.
Встреча польской и американской делегаций была намечена на седьмое сентября в кафе "Буяк" на Пляц-Яна-Павел II в Хощно, после чего американцам планировалось показать базу с ее коммуникациями и доставить их в аэропорт Щецина.
Даманский, обосновавшийся два месяца назад в Хощно под видом бармена кафе "Буяк" – совпадение намерений поляков и руководителей ГРУ сочли счастливым предзнаменованием, завел себе приятелей и подозрений не вызывал. По матери он являлся австрийцем, по отцу – польским евреем, знал польский язык как свой родной и благодаря своим способностям "затемнять сознание" сумел убедить польскую контрразведку в том, что он "свой". Во всяком случае по документам он был перед властями абсолютно чист.
В двенадцать часов дня по местному времени к зданию кафе, имевшему вид старинной корчмы, подъехали четыре автомобиля: два сине-белых полицейских "Форда", кроссовер "БМВ Х-6" и "Мерседес". Это прибыли польские функционеры во главе с Мацаревичем, щеголявшим зачем-то в генеральской форме. С ним выбрались из внедорожника начальник исследовательского центра Яцек Матерняк и начальник базы в Хощно генерал Дариуш Махульский, в отличие от Мацаревича одетый в гражданский костюм.
Матерняк напоминал медведя своей сутулой фигурой, округлостью, размерами и волосатостью. Сорокапятилетний Махульский был мал росточком и походил статью на известного актера, игравшего в фильме "Потоп" пана Володыевского.
Площадь вокруг кафе была взята под видеоконтроль еще с раннего утра, и ничто не предвещало каких-то серьезных инцидентов с жителями Хощно, не раз выходившими к зданию мэрии с требованием убрать военную базу подальше от городка. Американцев здесь не любили, потому что бравые янки, небольшой контингент которых прибыл в Хощно еще год назад, не единожды устраивали пьяные дебоши и увозили к себе местных девушек.
Гости расположились в центре главного зала кафе, заняв два столика. Им принесли напитки, а бармен – Даманский, которого здесь знали под именем Станислава Ружаньски, предложил компании холодного ягодного морса; день выдался жарким для первой декады сентября, и с утра температура воздуха медленно, но уверенно приближалась к плюс тридцати градусам Цельсия.
От морса не отказался никто.
Через десять минут подъехали еще две автомашины: черный внедорожник "Тойота Мега Крузер" и пятнистый гигант "Хаммер Н1". В кафе вошли представители американских военных в сопровождении посла США в Польше Роберта Болдуина, внешне похожего на благостного, украшенного благородной сединой священника.
В кафе сдвинули столики, и делегаты с обеих сторон, позволившие себе дежурные шутки, а гости из Минобороны США одарившие всех фальшивыми американскими улыбками на тридцать два зуба, расселись друг против друга. Приветственную речь начал Мацаревич, оценив встречу как "событие планетарного масштаба, призванное сдержать агрессивные замыслы соседа – России".
Наступил момент истины: Даманский был готов выполнить свою миссию.
Вариантов было два.
По первому слипер мог внедриться в сознание главного американского переговорщика, коим являлся посол Болдуин, и заставить его оценить состояние базы как неудовлетворительное, что наверняка повлияло бы на сроки переезда в Хощно американского контингента со всей его техникой.
Второй вариант предусматривал скандал, который должен был устроить сам Мацаревич, найдя для этого удобную причину. Данный вариант "засоса" был сложнее первого и не столь надежен, поэтому Даманский избрал первый – с зомбированием посла.
Процедура включения "засоса" или "подвала" казалась простой только на первый взгляд. Оператор сенситив, он же слипер, собирал свою мысленную сферу в подобие снаряда и вгонял его в голову человека, которого надо было запрограммировать. Этот "снаряд" блокировал сознание жертвы, считывал всю его память и мысли и заставлял реципиента выполнять команды внедрителя как свои собственные, жестко кодируя мозг жертвы на любое действие, вплоть до насилия, убийства, предательства, террористического акта и даже самоубийства. Чтобы внушенная программа начала работать, нужно было создать точку отсчета, спусковой код, которым мог стать набор цифр, звуки, картинка, фото или конкретная ситуация. Снять же этот код мог только сам слипер, для чего ему необходимо было еще раз встретиться с закодированным.
Однако операция с участием Даманского не рассчитывалась на повторные контакты, и он собирался установить ментальный "датчик" временной задержки нейтрализации кода, заключавшийся в желании посетить туалет.
Но существовал еще один тонкий нюанс в работе слипера – его положение в момент перехода в другого человека. Он как личность переставал существовать, поскольку его "Я" внедрялось в голову другого человека. И если бы в этот момент его увидели окружающие, могли бы подумать о чем угодно, только не о том, что случилось на самом деле. В стандартной ситуации первое, что пришло бы в голову свидетелю: человеку плохо, у него сердечный приступ, и он потерял сознание. Люди наверняка кинулись бы к нему на помощь, а в случае проведения операции вообще это стало бы провалом, и слипера могли захватить в плен. Поэтому ему нужен был охранник, который в момент "засоса" оставался бы рядом с телом оператора и следил, чтобы к нему никто из посторонних людей не приблизился.
Альтернативой охране был выбор места для акции внедрения с таким расчетом, чтобы слипер мог оставаться незамеченным на время перехода, что давало ему возможность вернуться в родное тело, а потом спокойно покинуть убежище.
Конечно, и на этот раз можно было пойти по первому пути: встретить делегацию, прыгнуть в голову Мацаревича или посла, запрограммировать их и вернуться обратно, хотя при этом наверняка поднялась бы суматоха, так как Даманский должен был на эти пять-десять минут потерять сознание. Но аналитики "Призрака" решили иначе, и слипер согласился с их предложением "затемнить" сначала кого-то из обслуги кафе, чтобы тот покараулил "спящего" бармена в укромном месте, в подвале кафе или возле холодильной камеры.
Даманский так и сделал: увлек в подсобку одного из грузчиков заведения по имени Вацек, пузатого, кряжистого, молчаливого и покладистого, погрузил его в состояние "подвала", сидя на ящиках с пивом, вернулся в себя, и оба отправились в зал к ничего не подозревающим клиентам. Став в двери так, чтобы видеть американского посла, Даманский прыгнул в него "пулей" ментального воздействия и в течение пары секунд завладел сознанием джентльмена, слушающего речь Мацаревича.
Естественно, оставшись без мыслящего субъекта, тело Даманского стало безвольным, но упасть ему не дал Вацек, запрограммированный на определенные действия. Он подхватил падающее тело слипера, отступил в коридор за дверью и отнес его в подсобку, не встретив ни одного работника кафе; все они в данный момент суетились в зале и на кухне, ожидая заказов важных гостей.
Времени для кодирования посла Даманский отвел себе не более семи минут. После этого Вацек должен был отнести его обратно из подсобки в зал, где Даманский собирался вернуться в собственную голову.
Такой способ внедрения в реципиента был весьма неудобен, однако Даманский так и не научился выходить из себя вдали от жертвы, на большом расстоянии. Такими способностями обладали очень немногие слиперы, однако Даманский не входил в их число.
Оказавшись в голове Болдуина, он привычно освоился со своим положением, полистал память посла, определил его слабые и сильные стороны, и принялся вводить в подсознание клиента программу "подвала", по которой посол должен был действовать после того, как оператор покидал его мозг.
В программу входили три команды: первая – осмотреть базу и выявить ее недостатки, вторая – придраться к какой-то особо неприятной мелочи, затеять скандал с оскорблением польских чинов, и третье – убраться в свою резиденцию в Щецине с выводом: хощновский военный объект не способен стать базой Соединенных Штатов по причине полной его непригодности.
Каково же было удивление Даманского, когда он наткнулся на "мертвую зону" в психике реципиента: так специалисты ментального программирования называли блок, запрещавший манипулирование сознанием клиента. Войти в мозг Болдуина Даманскому удалось и даже взять его сознание под контроль, но внушить программу действий он не смог. Пси-структуры мозга, ответственные за выполнение команд подсознания, были перекрыты! Даманский не сумел ни усилием воли нейтрализовать барьер, ни просочиться сквозь "мертвую зону" как квантовый пакет сквозь полевую мембрану.
О том, что это ловушка, он понял слишком поздно.
Занятый "зашивкой" программы в мозг Болдуина, он не заметил, как в зале появились два человека в черных комбинезонах, с телекамерами в руках, и направили раструбы объективов на фигуру посла.
Но это были не телекамеры.
Даманский вдруг почувствовал дуновение ледяного ветра, точнее, не почувствовал, так как его органы чувств остались в собственном теле, а обнаружил некое соответствие этому ощущению, после чего на него упала светящаяся сеть и начала душить.
Слипер начал судорожно "тыкаться носом" в разные стороны, пытаясь найти щелочку в сети или разорвать ее, но она оказалась прочнее, сдавила со всех сторон, и Даманский осознал, что его здесь ждали! Ничем иным объяснить происходящее он не мог. И выбраться из ловушки не мог, потому что до назначенного момента возвращения в родное тело оставалось еще как минимум три минуты.
Он нырнул в подсознание Болдуина поглубже, как это делает ныряльщик за жемчужными раковинами, лихорадочно пытаясь найти выход из положения, и обнаружил, что посол США в Польше, несмотря на вид и поведение пастора… вооружен! Искрой проскочила мимо сознания чья-то запомнившаяся шутка: американец без оружия – что змея без яда…
Светящаяся сеть сдавила сферу мироощущения сильней. Даманский едва не закричал – внутрь себя, без звука! Последним усилием воли он заставил Болдуина вытащить из подмышки небольшой "Ругер" и выстрелил ему-себе в голову.
Темнота погасила свет сознания плотным покрывалом…

Роман Василия ГОЛОВАЧЕВА «ПАРАНОРМЫ»
опубликован в журнале "ПОДВИГ" №07-2023 (ИЮЛЬ)
ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ на ж-л «ПОДВИГ» можно 
НА САЙТЕ (АКТИВНАЯ ССЫЛКА) или в отделении связи «ПОЧТЫ РОССИИ».

 

Статьи

Обратная связь

Ваш Email:
Тема:
Текст:
Как называется наше издательство ?

Посетители

Сейчас на сайте 360 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ