ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Николай ПРОКУДИН

 

 

 


ПИРАТСКИЕ ВОЙНЫ
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Дикари не сидели сложа руки. Они развели за изгородью большой костер и начали забрасывать цитадель пылающими головешками. Башня долго не желала загораться, головни отлетали назад, тлеющие прутья осажденные затаптывали ногами. Шайка, рассвирепевшая от этой неудачи, взялась подтаскивать горящий хворост и сухую траву под самые стены крепости.
– Ну вот, теперь из нас будут делать жаркое, – невесело пошутил Сергей Строганов. – Эти повара знают свое дело…
– Ну это вряд ли, – усомнился ротмистр Ипполит Степанов. – Отсюда имеется потайной ход. Лаз этот очень узкий, но, я думаю, даже вы, граф, проползете. Он внизу, у основания опор.
Он спустился вниз и, кашляя от едкого дыма, принялся отгребать руками верхний слой песка. Под присыпанным землей и сухими пальмовыми листьями показался люк из грубо сколоченных досок. Втроем они быстро подняли его и спустились по очереди в нору. Крепость пала, но это была пиррова победа дикарей: слишком большие потери они понесли во время штурма.
Последним из башни уполз Сергей, прикрывший за собой отверстие маскировочной крышкой. Стены цитадели тем временем охватили красные языки пламени, а черный дым затянул весь двор. Успели уйти…
Потайной ход заканчивался в одной из глубоких ям, и выход из него был прикрыт сплетенной из лозы плотной сеткой. В ловушке никого из незваных гостей не было, в том смысле, что в нее ни один дикарь пока не провалился и не был нанизан на острые колья.
Троица легла на дно ямы и затаилась. Где-то в стороне слышались разговоры. Строганов присел на корточки, юнга Гийом взобрался ему на плечи и взял в руки клинки. Сергей потихоньку, осторожно распрямился. Качнись он чуть-чуть, и балансирующий на нем Гийом свалился бы на колья. Когда голова француза высунулась из ямы, он осмотрелся и прошептал:
– Рядом никого, они за колючим кустарником.
Юнга  осторожно отодвинул прикрывающие яму переплетенные ветви. Выбравшись на поверхность, он протянул руку следующему. Сергей подсадил Ипполита и подтолкнул наверх, затем оба выбравшиеся с трудом, но вытянули наружу полковника.
– Граф, я вам урежу порцию мяса, – прошипел сердито ротмистр. – Пузо наели, как кабан.
Во дворе форта послышался треск обрушившейся догоревшей башни. Раздались радостные крики, которые вскоре сменились воплями разочарования и гнева – добыча не поджарилась, а исчезла.
Где на четвереньках, где ползком наши бойцы перебрались подальше от крепостных стен, которые, как им еще недавно казалось, были надежной защитой.
Вот ручей, вот овраг, вот поросший густым кустарником склон, а дальше бегом в гору, ко второму рубежу обороны. Там частокол, пусть и невысокий, но зато эта стена окружает по всему периметру господствующую высоту, а туземцам придется идти в гору по крутому склону. Возможно, за частоколом долго и спокойно отсидеться не получится, но обороняться удобнее, чем в чистом поле. И там хранится вторая половина арсенала.
Успели, добежали, но времени заряжать собранный здесь арсенал из шести ружей и пяти пистолетов было немного. Туземцы оказались прекрасными следопытами, едва беглецы отдышались и изготовились, как самые прыткие из них оказались у рубежа обороны – злые, запыхавшиеся и, что страшнее всего, – голодные. Стреляли офицеры, а юнга заряжал и подавал оружие. С десяток наступавших в первые минуты атаки полегли на дальних подступах к горной цитадели. Остальные, запаниковав, устремились обратно в кусты.
На вершине не было питьевой воды, из еды – только сушеные бананы. В принципе вода имелась, но затхлая и мутная, ею была наполнена огромная емкость в кратере.
– Что дальше? – обратился к Сергею Степанов. – Будем выжидать, что предпримет эта шайка или перейдем к активным действиям?
– Жить хочется, – после долгой паузы произнес Серж. – Бросаться в рукопашную, когда кругом непроходимые джунгли, в которых дикари чувствуют себя как дома, неразумно. Их бы на поляну выманить.
Опять возникла долгая пауза – пошла напряженная работа ума. Первым не выдержал Гийом:
– Ну так как же нам быть? – вновь принялся он тормошить полковника.
– Сколько их осталось? Тридцать? – начал размышлять вслух Серж. – Или больше? Прорвемся?
– А куда прорываться-то? – задумчиво почесал переносицу пират в отставке. – Они нас будут преследовать везде по острову. Схорониться в пещере? Отлив еще не начался, туда дорога отрезана водой. Остается стоять насмерть: или мы их, или они нас. Солнце скоро будет садиться, решать нужно быстрее. В темноте мы, белые люди, видим предметы, в отличие от дикарей, неважнецки.
– Ладно, старина, пойдем на хитрость. Сейчас же атакуем шайку и выманиваем на открытое пространство. Пойдем с Гийомом без ружей, а ты прикрывай нас огнем из мушкетов, обороняй наши фланги.
Дед разложил в один ряд ружья и пистолеты, а Серж и Гийом засунули по пистолету за пояс, перебрались через низкий частокол наружу и спустились по склону. Аборигены выбежали из засады и попытались окружить их со всех сторон, отрезая пути для отступления. Сергей и Гийом по разу выстрелили из пистолетов, а затем взялись за сабли, в каждой руке у них было по клинку. Ротмистр из укрытия снайперским огнем отстреливал людоедов, заходивших сзади. Таким образом, половина банды еще до того, как противники сошлись в рукопашной, была повержена наповал или тяжело ранена.
Но дикари и не думали разбегаться. Наступление «мушкетеров» быстро захлебнулось, и они начали отступать к стенам малого форта. Ротмистр выстрелил из маленькой четырехдюймовой пушечки. Выстрел оказался метким.
– Попал! – завопил он.
От прямого попадания небольшого ядра тело одного дикаря разлетелось в клочья. Это произвело должное впечатление. Шайка в панике побежала, но теперь без остановки, не оглядываясь, назад к спасительным пирогам...
Наступила ночь. Чувство тревоги и опасности не покидало бойцов. Организовали дежурство, непрерывно наблюдая за местностью со всех сторон частокола.
Когда утренний туман рассеялся, гарнизон крепости обнаружил лишь брошенные трупы врагов. Странно. Их хотят взять измором?
– Предлагаю одному остаться в крепости, а двоим пойти на разведку, – высказал свое мнение Сергей.
– Почему я должен остаться? – возмутился ветеран боев и бунтов, – моя очередь идти в дозор.
Ротмистр и юнга с мушкетами наготове выбрались за пределы форта, озираясь по сторонам. Достигнув деревьев, они скрылись в джунглях. Время тянулось медленно, и вот, наконец, разведдозор возвратился из поиска.
– На острове ни души! – воскликнул еще издали жизнерадостный Гийом. – Ни одной лодки! Трупы на склоне лежат, как и прежде, и в окрестностях нашей главной крепости тоже полно убитых.
– Я думаю, в племени переменилась власть. Наш дядя Ипполит завалил из пушки явно их вождя. А новый главарь шайки увел восвояси оставшихся в живых, – подвел итог разведки Сергей.
Выходило, что уцелевшие в битве дикари в панике уплыли. Но точно ли все? Не спрятался ли где-нибудь в зарослях кустарника их диверсионный отряд? Нет ли засады в сгоревшей крепости?
– Пойду, проверю скотинку, – сказал озабоченно дядя Ипполит, сердце его сжималось от нехороших предчувствий. – Что-то молодняк себя тихо ведет, не блеет от голода. Козочки тоже затаились.
Действительно, не затаились. Туземцы вскоре после захвата крепости нашли загон с молодняком, и, пока одни штурмовали высоты, другие забивали животных, стаскивали их на берег, разделывали туши и жарили на костре мясо.
– Дьявол их подери! – воскликнул Степанов и начал причитать: – Разорили! По миру пустили! Ограбили! Басурмане! Кровопийцы!
– Мсье Ипполит! Не убивайтесь вы так! – попытался успокоить его француз. – Мы-то живы, а они могли бы и нас поджарить, как коз и свиней.
Степанов опешил от этой смеси житейской мудрости и юношеского оптимизма. С минуту молчал, а затем исполнил замысловатую тираду из грязных русских ругательств и площадной французской брани. После чего добавил:
– Сопляк! Ты не понимаешь, что такое домашний скот на необитаемом острове. Раз ты к этим потерям так спокойно относишься, то перевожу тебя исключительно на овощное меню. Ладно, побегу проверю второй загон, пока мы ходили в разведку, они обошли нас с тыла… – пробормотал он и помчался к жерлу потухшего вулкана, посылая проклятья обитателям Океании.
Сергей же, крадучись, отправился к развалинам крепости. Оглядевшись, обнаружил, что в нижнем стойле действительно три свинки и пять козочек пропали. Требуха животных валялась на всем побережье, от леса и до скалы. Тут и там лежали обрывки шкур, черепа и головы, рожки и копыта.
Он воротился в форт и с тревогой и замиранием сердца ожидал горестного вопля ротмистра с горного пастбища. Но вскоре дядя Ипполит возвратился со счастливой улыбкой на лице и обрадовал:
– Скотина цела, только голодная. Не заметили ее вражины. Повезло нам, ребята!
– В этот раз повезло – отбились, но они могут вернуться, – охладил его пыл полковник.
Ротмистр с сомнением покачал головой:
– Это вряд ли. Тихий океан огромный. Удивляюсь я: как можно плавать в открытом море без карты и навигационных приборов? У них даже компаса нет. Ну, шныряли по морю, ну наткнулись на землю, повоевали, пограбили и удрали. Теперь, даже если они захотят вернуться, будут кружить поблизости от нашей скалы месяцами. Возможно, этой ночью их привлек огонек костра, возможно, их случайно прибило течением. За последние годы сюда никто не приплывал, а в этом году, как прорвало. Осталось явиться сюда только хозяевам клада.
Бойцы присели перекусить чем бог послал. И вновь завели разговор о дикарях.
– Дядя Ипполит! А вдруг рядом есть земля, заселенная туземцами, а ты просто об этом не подозревал, или им некогда было посетить твои владения? Теперь они навестили нас и, уверен, захотят вновь поживиться добычей. Да и владения, возможно, никакие не твои, а просто ты годами пользовался их законной территорией без спросу и не оплачивал аренду, – не слишком корректно пошутил Строганов.
– Я тебе сейчас покажу, незаконно! Это моя земля! – рассвирепел собственник в ротмистре. – Живо выселю с острова, будешь жить в лодке!
– Уймись, дед. Давай проверим, сохранилось ли наше имущество в цейхгаузе, – миролюбиво предложил Серж.
Цейхгаузом Степанов называл небольшую пещерку, вход в которую скрывала пальмовая роща и заросли молодого бамбука. Там лежали личные вещи Строганова и его товарищей: сумка с гранатометом, одежда, посуда. Старик в пещерке хранил сундуки с книгами и тряпьем, шкуры животных, посуду.
К счастью, этот склад оказался нетронутым. Оставалось проверить пещеру с сокровищами.

 

Роман Николая ПРОКУДИНА «ПИРАТСКИЕ ВОЙНЫ»
опубликован в журнале «ПОДВИГ» №09-2021 (выходит в СЕНТЯБРЕ)

 

Статьи

Обратная связь

Ваш Email:
Тема:
Текст:
Как называется наше издательство ?

Посетители

Сейчас на сайте 300 гостей и нет пользователей

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ