• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Сергей ПОЛТОРАК

 

 

 


ОКУЛИСТ
Глава из романа

ПРЕДЛОЖЕНА АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Кто не способен выдумывать небылицы,
у того один выход – рассказывать были.
Люк де Клапье де Вовенарг


— Уважаемые дамы и господа! Продолжаем работу симпозиума. Слово для доклада имеет российский ученый и бизнесмен господин Смирнов. – Председательствующий взглянул куда-то в угол кают-компании теплохода. Из кресла, стоявшего возле иллюминатора, поднялся худощавый мужчина в очках лет пятидесяти. Он на секунду замешкался, не зная, куда девать небольшой кейс.
— Дауайте-дауайте, я подержу, — широко улыбнулся сидевший рядом толстяк, известный профессор из Глазго. Смирнов благодарно кивнул, отдал кейс и сделал несколько стремительных шагов к трибуне. Его светло-серый костюм, стоивший не намного меньше, чем расходы на этот день проведения симпозиума специалистов в области биотехнологий, а также роскошный английский с легким шармом оксфордского произношения создавали атмосферу доброжелательности. Возможно, правда, сказывалось и то, что приближался полдень – время обеденных грез…
— Господа, — умело играя голосом, завершил свое выступление Смирнов, — перефразируя святое, пришло время не разбрасывать камни, не собирать их, а их… продавать! Я готов обсудить с коллегами по науке и бизнесу вопросы сотрудничества на взаимовыгодной основе.
Гул одобрения аудиторией этих слов совпал с полуденным выстрелом пушки на стене Петропавловской крепости. Чайки над Невой дружно вскрикнули, а участники симпозиума не менее дружно вздрогнули. Председательствующий понимающе улыбнулся:
— Это добрый знак, коллеги, и хорошее предзнаменование.
В ответ участники симпозиума вежливо зааплодировали.
Геннадий Николаевич Смирнов шагнул в сторону своего кресла и застыл от неожиданности: профессор из Глазго сидел, низко наклонив голову. На его белоснежной рубашке расплывалось пятно крови, руки бессильно обвисли.
Смирнов с изумлением увидел, что его кейса рядом с убитым не было. Он непроизвольно взглянул в сторону входной двери и увидел, как молодая женщина с кейсом в руке торопливо вышла из кают-компании. Смирнов бросился за ней, пробежал узкий коридор, прыгая через две ступеньки, выскочил на палубу. На палубе никого не было, не считая скучающего матроса из команды теплохода.
— Дружище, девицу с кейсом не видел?! – взвыл бизнесмен.
— Де-ви-цу? – протяжно зевнул тот. – С косой?
— Да не с косой, а с кейсом!
— А это что за хрень такая? – проявил жажду познания матросик.
— Ну, портфель такой плоский, — зажестикулировал Смирнов.
— А, — понятливо заулыбался флотский. – Был, точно был! Я еще подумал…
Но о чем подумал морской волк, осталось тайной, потому что в тот же момент под бортом корабля послышался рев двигателей и от него отшвартовались два скутера. Водила одного из них был в гидрокостюме, а в быстро удалявшемся силуэте другого, точнее другой, Геннадий Николаевич с тоской признал девушку. Она восседала за рулем в брючном костюме, что было совершенно нелепо. Но еще нелепей выглядел сам господин Смирнов.
Он набрал по мобильнику номер телефона начальника свой службы охраны:
— Окулист, беда: у меня на теплоходе украли кейс.
Щупленький на вид шибздик Евгений Фролов, ведавший уже почти год охраной своего бывшего однокашника по военному училищу Генки Смирнова, сидел с удочкой на ступеньках гранитного спуска к Неве прямо напротив теплохода, где проходил симпозиум. Рядом с ним лежал, задумчиво глядя на волны, бульмастиф – собака сказочной мощи и редкой красоты, выведенная когда-то в Англии лесниками для задержания браконьеров. Казалось, пес по имени Герасим заинтересовался телефонным звонком, поскольку отвел взгляд от глади Невы и внимательно уставился на хозяина.
А это, часом, не та ли симпатичная пара синхронного плавания, которая мне только что всю рыбу тут разогнала? – флегматично поинтересовался Фрол.
— Женька, не до шуточек! У меня в кейсе документов – на полмиллиарда зеленых денег!
Если жизни излишне деловая,
Функция слабеет половая, —
без интонаций процитировал стишок Игоря Губермана руководитель охраны.
– Как говаривали гетеры в Древнем Риме, не суетись под клиентом! Ты свое уже сделал. Теперь не мешай.
— «Четвертый», парочку на мотиках видишь? – спросил через несколько секунд Фролов у кого-то по мобильному телефону.
— Так точно, — последовал дисциплинированный ответ.
— Догнать и изъять кейс. Остальное – по обстановке.
— Принято, — ответил чей-то голос так, словно речь шла о покупке буханки хлеба к обеду.
Любовавшиеся с набережной на Неву туристы увидели, как моторная лодка, скользившая неспешно по водной глади, вдруг круто развернулась, резко прибавила ход и бросилась вдогонку за водными мотоциклистами. Один из мотоциклов перевернулся. Сидевшая за рулем девушка с головой ушла под воду. Тут же с катера ей на помощь бросился человек в гидрокостюме. Катер тем временем настиг второго водного мотоциклиста и выпустил на него из какой-то здоровенной трубы нечто, оказавшееся мгновенно развернувшейся прочной сетью, захватившей мотоциклиста.
— Поймали рыбку! – восторженно прокомментировал один из гостей города.
Иностранные туристы дружно зааплодировали, словно на театральном представлении. Их восторженные лица излучали счастье постояльцев дурдома. Жители российской глубинки реагировали иначе:
— Это у них учения по поимке браконьеров проходят, — со знанием дела прокомментировал кто-то из зевак. – У нас на Каспии тоже тренируются, но не так эффективно.
— Сравнил свое Задрыпалово с Северной столицей, — у них тут плотвичка не проскочит, не то что браконьер!
— Плотвичка… А когда-то сиги по метру водились! – вступил в разговор какой-то толстяк в очках.
— Сиги?!! Ты, дядя, ничего не перепутал? Хотя, может, еще при царизме…
— Даже раньше царизма. При шведском правлении. Местные рыбаки оброк шведскому королю сигами платили, — пояснил очкарик.
— Ох, Вася, как мне в шведское рабство захотелось! – встряла в разговор похожая на воблу дама.
— Ну что ты весь день меня позоришь?! – зашипел на нее муж. Какое шведское рабство? Ты уже осрамила меня сегодня в Эрмитаже: спросила на весь зал экскурсовода, почему на китайском фарфоре пирамид с фараонами не видать.
— А что толку, что спросила? Он ведь так и не ответил! Наберут дураков в музее работать – ни черта про культуру не знают!
Пока велась эта интеллектуальная беседа, быстроходный катер исчез из поля зрения, словно его и не было никогда.

Начальник службы охраны бизнесмена и ученого-биолога с мировым именем Геннадия Николаевича Смирнова был Евгений Фролов, бывший полковник ГРУ. Никто, кроме нескольких его друзей, не знал, что после ухода в запас он, никому не нужный военный пенсионер, несколько лет проработал киллером. Слава о нем как о непревзойденном специалисте своего дела была поистине убийственной. Ограниченному кругу людей он был известен под именем Окулиста – стрелял исключительно в левый глаз и никогда не промахивался. Когда-то он был серебряным призером первенства Союза по стрельбе из пистолета, к тому же был мастером спорта по плаванью и по офицерскому многоборью. Как профессионал, прошедший школу спецназа ГРУ, свободно владел боевыми искусствами. При этом невыразительная внешность, кажущаяся щуплость и небольшой рост делали его удивительно неприметным человеком. Он был талантливым аналитиком. Когда-то за успешную разведработу в США он даже был представлен к званию Героя России, но не сложилось. А вот обида на политиков и чиновников осталась. Год назад судьба вновь свела его с Генкой Смирновыми – человеком, с которым, когда-то они дружили еще будучи курсантами военного училища. Спустя более двадцати лет повстречали они и двух других однокашников: бывшего штангиста двухметрового гиганта Олега Лосева и чемпиона училища по кроссу на пятнадцать километров Михаила Корнеева. Лось, бывший бабник и раздолбай, пройдя горячие точки, неожиданно стал батюшкой в алтайской глубинке, а Мишка, которого с училищных времен все звали Майонезом за его страсть к этому продукту, увы, дослужился лишь до капитана. Корнеев после демобилизации устроился в ГАИ и даже получил майорскую звездочку. Друзья, случайно встретившись в минувшем году, многое сделали для процветания бизнеса Генки Смирнова, которого с училищных времен звали Цубербиллером в честь автора учебника по высшей математике. Не мудрено: Цубер знал матанализ и аналитическую геометрию, казалось, лучше преподавателей. Вероятно, так оно и было: еще в школьные годы Генка Смирнов был победителем всесоюзной физико-математической олимпиады.
Цубер был заурядным гением. Не доучившись до конца в военном училище, с трудом уволившись из него, талантливо покосив под психа, он позже получил два высшего образования. Сначала окончил физмат Ленинградского университета, а вскоре там же и биофак. Отслужил срочную, поработал на Урале в НИИ, без всякого блата дорос до его директора. Развал Союза, как и для миллионов других людей, во многом стал развалом и его собственной жизни. К счастью, интеллигентская паника длилась в его душе недолго. Ему удалось спасти от разграбления свою же интеллектуальную собственность. Многие уникальные разработки, сделанные им еще в советские времена, он успел увести из-под носа американцев, шустренько приватизировавших обанкротившийся уральский институт. Прежние наработки стали, по сути, основой его бизнеса. Идеи ученого, его головокружительные доходы не давали покоя многим завистникам в России и за ее пределами. Но даже людей, ненавидевших Цубера за его удачливость, он восхищал тем, что был одаренней других. Иногда казалось, что даже если бы он вдруг захотел и придумал свою таблицу умножения, она была бы лучше той, прежней, знакомой всем с первого класса…
Год назад Смирнов щедро отблагодарил друзей своей юности за помощь: отцу Олегу пожертвовал денег на строительство храма на Алтае, Мишке Майонезу вручил миллион долларов, а Окулиста взял к себе начальником службы охраны с очень даже симпатичным окладом.
Как складывались дела у отца Олега и у Майонеза Смирнов с Фроловым точно не знали. Созванивались впопыхах несколько раз, но потом текучка взяла свое – заботы друзей как-то сами собой отошли на второй план, если не на самый дальний.
Окулист с жадностью взялся за новую работу. Он выгнал почти всех сотрудников службы охраны своего друга, оставив на месте лишь самых честных и толковых. Работал он прекрасно. Со стороны казалось, что и не работал почти, так, указания давал какие-то. Но для несведущего человека дирижер в оркестре тоже тот еще дармоед – машет ручищами почем зря!
Вот только в личной жизни у Фролова дела обстояли неважно. Жена его давно бросила, детей не было. Живя в убогонькой однокомнатной квартирке в пригороде Питера, в Шушарах, он все свои нерастраченные чувства отдавал Герасиму – восьмидесятикилограммовому флегматичному хвостатому созданию. Гера любил хозяина тихо и беззаветно. Но при необходимости загрыз бы за него и слона. Так и шлепали по жизни два этих мужика – Герасим и Окулист – пес и отставной козы барабанщик.


Роман Сергея ПОЛТОРАКА «ОКУЛИСТ» 

опубликован в журнале «ПОДВИГ» №3-2022 (МАРТ)

 

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 463 гостя и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ