• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

БЕЗ ГНЕВА И ПРИСТРАСТИЯ. Послесловие к роману Н.ГЕЙНЦЕ "АРАКЧЕЕВ".

В 1814 году по случаю окончания военного похода против Наполеона, граф Аракчеев был удостоен чина генерал-фельдмаршала.  Аракчеев просил Александра I оставить его в прежнем чине, ведь в течение этой войны он занимался лишь штабной и административной работой, фактически управлял государством во время заграничного похода Александра I. Граф писал в воспоминаниях: «Июня 17 дня 1812 года в городе Свинцянах призвал меня к себе государь и просил, чтобы я опять вступил в управление военных дел, и с онаго числа вся Французская война шла через мои руки, все тайные донесения и собственноручные повеления государя императора». Александр согласился с отказом от фельдмаршальского чина, и вручил свой портрет, украшенный бриллиантами, – обычную в то время высокую награду. Граф снова вступил в пререкания с царем, прося себе такой же портрет, только без бриллиантов. Эта скромность, возможно, слишком демонстративна, но она – факт. Тем не менее Алексей Андреевич Аракчеев (1769-1834) – из тех исторических фигур, которым не повезло с оценкой заслуг перед Отечеством.
 Современники характеризовали Аракчеева как жестокого солдафона. Недоброжелатели переделали девиз на гербе Аракчеева «Без лести предан», данный лично Павлом I, в оскорбительную шутку «Бес, лести преданный». Построенная на таких характеристиках оценка и будет мифом. Иные современники, однако, отзывались об Аракчееве одобрительно. Его приятель Михаил Храповицкий писал Аракчееву: «Хочу верить, что другом ты мне любезным останешься. Горжусь тобою и утешаюсь тем, что ты становишься известен и знатен; ибо добродетели, коими давно ты знатен, будут известны многим, как приемлющим твои благодеяния, так и слышащим о них».  И.С. Жиркевич, служивший под началом Аракчеева, писал: «Об усовершенствованиях артиллерийской части я не буду распространяться – каждый в России знает, что она, в настоящем виде, создана Аракчеевым».  Но были те, кто возражал: так, мол, писали  подчиненные, искавшие милости у всесильного царедворца.
Точное место рождения графа Аракчеева неизвестно. Священник Н.И. Постников, собиравший предания Бежецкого края,  в 1893 году утверждал, что Алексей Андреевич родился в селе Курганы, родовом имении матери. Историк С.Н. Шубинский в труде 1908 года говорит, что будущий граф родился в селе Гарусово Вышневолоцкого уезда Тверской губернии. Современные исследователи согласны с последним – до 1917 года в той местности жили обедневшие дворяне Аракчеевы, а по сведениям краеведов, в Удомельском районе Тверской области их потомки живут и сегодня.
Часть архива Аракчеева была найдена весьма таинственным образом. В 1972 году графский дом в Гарусове был предоставлен для летней практики студентам Ленинградского художественного института имени И.Е. Репина. В мансарде художником Константином Ивановым были найдены старые документы – в плохом состоянии, с большими потерями текста, некоторые к тому же исполнены трудно читаемым почерком. Художник, применяя реставрационные способы, расслоил их, очистил, но прочесть не смог. Только в 2000 году Константин Иванов познакомил с документами историков. Среди конторских книг оказалось  несколько писем, в том числе послание  Аракчеева отцу из корпуса (орфография оригинала сохранена): «Дражайший родитель Милостивый государь Батюшка Андрей Андреевич. Письмо ваше родительское также запас и авес по реестру исправно получил за которое приношу мою нижайшую благодарность. За все Николай Федорович (возможно, дальний родственник, которому отправляли посылки – Ред.) вас много благодарил и при сем прилагаю от него письмо,  а деньги я от него еще не получил. Он говорит, что теперь денег нет хотел дать мне (неразборчиво: шубу?) потому, что он еще жалования не брал скоро возьмет… Мне к ним нынеча батюшка некогда было, потому что… у нас в роте ушел в отпуск фельдфебель так я его должность правлю так вы МГ (милостивый государь) батюшка знаете, какая это должность, а у нас же в роте и во всем корпусе стало очень строго… Теперь осмелюсь вас просить пожалуйста приезжайте к нам нынешним летом так мне бы пожаловали родительского совета в которую мне службу выгоднее выходить в ынженерную или в артиллерийскую… Навек пребуду верный и покорный сын и слуга Алексей Аракчеев. Милостивой государыне матушке свидетельствую мое высокопочитание (прошу?) благословения (остаюсь?) верным сыном…». 
По сведениям, которые были доступны ранним биографам Аракчеева, можно судить о нравах беднейшего дворянства екатерининских и павловских времен. Юный Алексей, здороваясь или прощаясь с матерью на ночь, сначала делал перед ней земной поклон, а потом «подходил к руке». Когда отец и сын Аракчеевы, будучи в Петербурге, уже отчаялись определить Алексея в Артиллерийский и инженерный шляхетский корпус, они посетили на прощание свою «землячку», тверскую помещицу Софью Павловну Гурьеву. «Без всяких видов и больше посреди разговора», как выражается историк, они рассказали знакомой о своей неудаче, и та «взяла издержки на свой счет». Аракчеев не забыл благодетельницу, и помогал ее сыну, «горбылю Гурьеву», то есть инвалиду. Могилу действительной статской советницы Гурьевой отыскали еще в 2000-х годах на кладбище села Млево в Тверской области.
Алексей Андреевич давал уроки сыну президента Военной коллегии графа Салтыкова и получил в подарок дорогие часы. Когда Алексей на время отпуска приехал к родителям в деревню, отец снял с него часы и повесил над своей кроватью.  Вернул лишь перед отъездом сына со словами: «Возьми часы, я дарю их тебе. Знай и помни, что ты мне ими обязан – не помести я тебя в корпус, ты не учил бы у Салтыковых, и часов бы не имел». 
Аракчеева часто упрекали в отсутствии культуры, подразумевая под этим опыт светского человека. Однако Артиллерийский корпус он окончил с отличием, преподавал математику, и, как отмечали даже  его недоброжелатели, привел русскую артиллерию в образцовое состояние. Служащий военного министерства В.Р. Марченко писал: «Самовластием беспредельным и строгостью сделал он много хорошего, восстановил дисциплину, сформировал заново, можно сказать, армию, расстроенную неудачами  1805 и 1807 годов». Он покровительствовал Барклаю де Толли, Багратион за Шведскую войну благодаря хлопотам Аракчеева получил чин генерала от инфантерии. Он был активным сторонником назначения Кутузова на пост главнокомандующего. Аракчеев хлопотал об издании «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина и до конца жизни собирал историческую библиотеку. 
В советское время Аракчеев именовался «сатрапом» главным образом из-за  руководства военными поселениями. Мало кто знает, что даже после войны 1812 года собственные казармы имелись только у гвардейских полков, да и то не у всех. Армейские части квартировали на постое, то есть в избах крестьян. Идея «посадить» на землю солдат,  превратить всю армию в казаков, имеющих свои жилища и способы прокормления, принадлежала императору Александру I. Аракчеев был как раз против устройства военных поселений. Но, как исправный служака, попытался как можно лучше воплотить в жизнь уже принятое решение. Император, в числе прочих, поручил Аракчееву оформить в записку предложения по освобождению крестьян, и Аракчеев составил проект, который был использован в разработке реформы 1861 года.
Александр I прекрасно знал достоинства и недостатки Аракчеева и умел их использовать. Современный историк, профессор МГУ Владимир Томсинов пишет: «В механизме управления империей Аракчеев играл чрезвычайно важную роль, но совсем не ту, что приписывалась ему современниками и впоследствии историками. Возвысив графа, Александр не отдал ему управление государством, а напротив, взял это управление в свои руки так, как никогда прежде не брал». То есть непопулярные решения и заботы по их проведению в жизнь Аракчеев брал на себя, а все успехи отдавал императору. 
Два брата Алексея Андреевича, Андрей и Петр, достигли генеральского и полковничьего чинов.  О жене  Алексея Аракчеева известно меньше. В день свадьбы Наталья Федоровна Хомутова получила фрейлинский шифр и Орден Святой Екатерины – им награждали дам. Причины расставания супругов Аракчеевых толковались  противоположно. Одни говорили, что Аракчеев был невероятно ревнив при том, что сам был слаб до женского пола. Другие обвиняли Наталью Федоровну в том, что она  брала взятки за протекцию. О судьбе Натальи Федоровны после расставания с мужем достоверных сведений мало. Один из документов – ее прошение на имя Николая I, сохранившееся в архивных фондах Департамента военных поселений. В феврале 1835 года уже вдова Наталья Федоровна Аракчеева писала императору о том, что, когда муж оставил ее, она приняла в дом воспитанницу, «благородное дитя»  – дворянку, дочь коллежского секретаря Мигрецкого. «Она при мне возросла и воспитана. Она делила со мной недостатки, все горести жизни моей и покоила меня, как самая нежнейшая и сердобольная дочь. Теперь она вступает в законный брак с чиновником 7-го класса Дядьковым… Заботливость ее… налагает на меня священную обязанность вознаградить ее достойным образом… Я нахожусь в самом скорбном положении, не имея никаких собственных к тому средств, ибо я от мужа своего не получала никакого содержания в течение 26 лет. Прошу явить мне от высочайших щедрот вспомоществование, какое Бог положит на сердце Вашего величества», – писала Наталья Аракчеева. На документе  имеется пометка: император повелел принять прошение к сведению. Эта формулировка означала тактичный отказ. Наталья Федоровна просила о приданом для воспитанницы, но при этом намекала, что весьма богатый муж оставил ее без средств. Почему Николай не помог, неизвестно,  в этом отказе исследователи усматривают подтверждение былой финансовой нечистоплотности жены Аракчеева.
На его веку царствовали четыре монарха – Екатерина II, Павел, Александр, Николай. При Павле I и Александре I Аракчеев был их доверенным лицом, сохранил высокие звания и при Николае. С 1815 года в его руках сосредоточилась власть над Государственным советом, Комитетом министров и Собственной его величества канцелярией.  До самой своей кончины он сохранял должности сенатора, члена Государственного совета, был генерал-инспектором всей, то есть гвардейской и армейской, пехоты и артиллерии и занимал почетные должности командира 2-й лейб-гвардейской артиллерийской бригады и шефа пехотного полка своего имени.
Сергей Шулаков

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 274 гостя и нет пользователей

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ