• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

ДИН КУНЦ

 

 

«В ЗАПАДНЕ»
Отрывок из повести
Перевод с английского Виктора ВЕБЕРА

 

Мороз разрисовал стекла, за окнами завывал ветер, вся планета унеслась прочь, уменьшилась сначала до размеров луны, потом астероида, наконец пылинки. И тем уютнее казался дом, в котором они находились.
Мэг и Томми ели спагетти за кухонным столом.
Дуфус вел себя уже не столь странно, но все равно чувствовалось, что он не в своей тарелке. Он жался к ним, даже есть не хотел в одиночестве. Мэг с удивлением наблюдала, как он носом толкал по полу миску с кормом, пока не добрался до стула Томми.
– Скоро он захочет сидеть на стуле и есть со стола, – заметил Томми.
– Сначала ему придется научиться правильно держать вилку, – ответила Мэг. – Я терпеть не могу, когда ее держат зубьями к себе.
– Мы пошлем его в школу хороших манер, – Томми наматывал спагетти на вилку. – Возможно, он научится стоять на задних лапах и ходить как человек.
–  Если он научится стоять, то захочет учиться танцам.
– Он будет прекрасно смотреться в бальном зале.
Они улыбались друг другу, и Мэг наслаждалась связывающей их близостью, которая особенно явственно проявлялась, когда они дурачились.
Лежа на полу у своей миски, Дуфус ел корм, но, что удивительно, без особого аппетита. Можно сказать, клевал, то и дело поднимая голову и прислушиваясь к воющему за окнами ветру.
Позже, когда Мэг мыла посуду, а Томми, по-прежнему сидя за столом, читал приключенческий роман, Дуфус тревожно гавкнул и вскочил. Застыл, глядя на шкаф между холодильником и дверью в подвал.
Мэг уже собралась сказать собаке что-то успокаивающее, но сама услышала, что в шкафу кто-то скребется.
– Мышь? – с надеждой спросил Томми. Крыс он боялся.
– Судя по звуку, кто-то побольше мыши.
С крысами им уже приходилось иметь дело. Все-таки они жили на ферме, которая раньше привлекала грызунов запасами зерна для домашнего скота, которые хранились в амбаре. И хотя теперь там стоял только джип, а крысы искали добычу в других местах, зимой они возвращались,словно каждое новое поколение на генетическом уровне знало, что Каскейд – крысиный рай.
За закрытыми дверцами шкафа когти заскребли по дереву, что-то упало, сдвигаемые телом крысы банки консервов стукались друг о друга.
– Точно, крыса, – глаза Томми широко раскрылись. – Большая крыса.
Вместо того чтобы залаять, Дуфус заскулил и двинулся в другой конец кухни, подальше от шкафа, в котором хозяйничала крыса. Обычно он храбро бросался на них, хотя поймать хотя бы одну ему не удавалось.
Вытирая руки кухонным полотенцем, Мэг задалась вопросом, а чем вызван страх собаки? Подошла к шкафу. Прижалась ухом к средней секции. Прислушалась. Тишина.
– Она ушла, – изрекла Мэг после долгой паузы.
– Ты же не собираешься открывать дверцы? – спросил Томми, увидев, что она взялась за ручки.
– Конечно, открою. Я же должна понять, как она попала в шкаф. Может, прогрызла дыру в задней стенке.
– А если она все еще там? – спросил мальчик.
– Ее там нет, дорогой. И потом, она грязная и отвратительная, но не опасная. Нет более трусливого животного, чем крыса.
Мэг постучала по дверце кулаком, чтобы спугнуть эту тварь, если она еще не сподобилась удрать из шкафа. Открыла дверцы. Несколько банок лежали на боку. Коробку крекеров прогрызли, большую часть содержимого вывалили на полку.
Дуфус взвыл.
Мэг раздвинула банки с консервами, достала несколько коробок макарон, оглядела заднюю стенку. Нашла дыру в задней стенке, которую прогрызла крыса. Из дыры тянуло холодом.
Она встала, отряхнула ладони.
– К нам определенно заглянул не Микки-Маус, а зверь на большую букву «К». Пойду за крысоловками.
– Ты же не оставишь меня одного? – подал голос Томми, когда Мэг шагнула к двери подвала.
– Я только принесу крысоловки, дорогой.
– Ну, а если крысы появятся, пока тебя не будет?
– Не появятся. Они предпочитают держаться в темноте.
Мальчик покраснел, застеснявшись, что выказал страх.
– Просто... с этой ногой... я не смогу убежать, если она бросится на меня.
Сочувствуя сыну, но понимая, что нельзя потворствовать ему,  Мэг жестко ответила:
– Она не бросится на тебя, шкипер. Крысы боятся нас куда сильнее, чем мы – их.
Подвал освещали две тусклые лампочки, припорошенные пылью. Мэг взяла с полки шесть крысоловок, крепких, прочных, со стальными ударниками, и коробку с шариками ворфарина, крысиного яда. Поднялась наверх. Увидев мать, Томми облегченно вздохнул:
– Эти крысы какие-то особенные.
– Возможно, крыса одна, – Мэг поставила крысоловки на раковину. – Что значит особенные?
– Им удалось напугать Дуфуса. Ты же видела, в каком он был состоянии, когда мы пришли домой. А ведь он не из пугливых. Так что в этих крысах такого особенного, если у собаки душа ушла в пятки?
– Я не знаю, что напугало Дуфуса. Для этого надо залезть в его шкуру. Вспомни, как он раньше боялся пылесоса.
– Тогда он был щенком.
– Нет, он боялся пылесоса до трех лет. – Она достала из холодильника упаковку сублимированного мяса, которое решила использовать в качестве приманки.
Сидя на полу у стула молодого хозяина, Дуфус закатывал глаза и тихонько подвывал. Поведение собаки тревожило ее не меньше Томми, но признавшись в этом, она только усилила бы страхи мальчика.
Наполнив две мисочки отравой, Мэг поставила одну в шкафчик под раковиной, а вторую на полку с «крекерами».Их трогать не стала, надеясь, что крыса вернется за ними, а заодно отведает и ворфарина.
Четыре крысоловки она «заправила» мясом. Одну поставила под раковину, вторую – в шкаф с крекерами и мисочкой с волфарином, но на другую полку. Третью – в кладовую, четвертую – в подвал. Вернулась на кухню.
– Давайте домоем посуду и переберемся в гостиную. Возможно, мы отловим их этим вечером, а уж к завтрашнему утру – наверняка.
Десять минут спустя, выходя из кухни последней, Мэг выключила свет, надеясь, что темнота выманит крысу из укрытия и приведет к крысоловке до того, как они поднимутся на второй этаж. Она не сомневалась, что Томми будет спать лучше, зная, что серая тварь мертва.
Пока Мэг разжигала огонь в камине, Дуфус уже устроился на ковре. Томми сел в кресло, положил сломанную ногу на подставку, вновь раскрыл приключенческий роман. Мэг вставила в проигрыватель диск с легкой музыкой, села в свое кресло с новым романом.
За окнами сердито завывал холодный ветер, но в гостиной царили тепло и уют. Полчала спустя, когда Мэг с головой ушла в перипетии сюжета, музыку на мгновение заглушил резкий удар, донесшийся с кухни.
Дуфус поднял голову.
Томми встретился взглядом с Мэг.
Удар повторился: сработала вторая крысоловка.
– Две, – воскликнул мальчик. – Мы одновременно поймали двух.
Мэг отложила книгу, вооружилась железной кочергой, на случай, что крыс придется добить. Этот, завершающий этап охоты она ненавидела.
Пошла на кухню, включила свет, первым делом заглянула в шкафчик под раковиной. Мисочка с отравой опустела. Исчезло и мясо из крысоловки. Пружина сработала, стальной стержень-ударник опустился, но крысу убить не удалось.
Тем не менее крысоловка сработала. Под ударником лежала деревянная шестидюймовая палочка. Похоже, пружину привели в действие с ее помощью, а потом преспокойно добрались до приманки.
Нет. Такого просто не могло быть.
Мэг достала крысоловку, пригляделась к ней. Палочка с одной стороны темная, с другой – естественного цвета, полоска фанеры. Той самой фанеры, которая шла на заднюю стенку кухонных шкафов. Крыса прогрызла ее, чтобы добраться до «крекеров».
Дрожь пробежала по телу Мэг, но ей не хотелось обдумывать варианты, от которых кровь стыла в жилах.
В шкафу у холодильника вторая мисочка с отравой тоже опустела. А во второй крысоловке лежала палочка из фанеры. Приманку, конечно же, съели.
Если у крысы хватило ума...
Она поднялась с колен, открыла дверцы средней секции шкафа. Консервы, пакеты  с изюмом, коробки с овсяными хлопьями вроде бы нетронутые.
Потом Мэг заметила коричневый, размером с горошину шарик крысиной отравы рядом с начатой коробкой «Олл-брэн». Шарик с ворфарином. Но она не ставила отраву на полку с сухими завтраками. Мисочки с ней стояли под раковиной и в нижней секции. Значит, крыса перенесла отраву на другую полку.
Если бы она не обратила внимания на шарик, то не заметила бы царапины и дырочки на коробке с «Олл-брэн». Мэг долго смотрела на коробку, потом достала из шкафа, отнесла к раковине.
Положила кочергу на разделочный столик и дрожащими руками открыла коробку. Высыпала часть содержимого в раковину. В сухом завтраке темнели отравленные горошины. Мэг высыпала в раковину всю коробку. Отрава из мисочек полностью перекочевала в сухой завтрак. Сердце Мэг забилось так сильно, что его удары отдавались в висках.
«Что, черт побери, здесь происходит?»
За спиной что-то заскреблось. Странный, злобный звук.
Мэг обернулась и увидела крысу. Отвратительную белую крысу. Стоявшую на задних лапках на той самой полке, с которой она сняла коробку «Олл-брэн». Высота полки составляла пятнадцать дюймов, и крыса, с ее восемнадцатью, на шесть дюймов длиннее обычной, хвост не в счет, не могла полностью выпрямиться. Но напугала Мэг не столько длина крысы, сколько ее голова, непропорционально большая, никак не меньше бейсбольного мяча, необычной формы, с выпуклой верхней частью, глазами, носом и пастью, как бы съехавшими вниз.
Крыса смотрела на Мэг и шевелила поднятыми передними лапками. А потом оскалила зубы и зашипела, совсем как кошка, а не крыса, потом завизжала с такой злобой, что Мэг инстинктивно схватилась за кочергу.
И в красных глазах-бусинах, в принципе, таких же, как и у любой другой крысы, Мэг увидела нечто особенное, хотя поначалу и не смогла понять, что именно. Посмотрела на увеличенный череп (больше череп – больше мозг), и внезапно до нее дошло, что красные глаза светились неестественно высоким, недоступным крысе интеллектом.
Крыса завизжала вновь, вызывающе.
Дикие крысы не бывают белыми.
Белые – лабораторные крысы.
Теперь она знала, за кем охотились на блокпосту у «Биомеха». Для чего ученым потребовалось создавать такое чудовище, она понятия не имела, хотя получила хорошее образование и прочитала не одну статью о генной инженерии. Как им удалось его создать, даже не предполагала.
Конечно же, крыса приехала не с ними, устроившись в укромном месте под днищем. Когда охранники «Биомеха» искали ее на территории лаборатории и останавливали проезжающие автомобили, эта крыса уже сидела здесь, в тепле и уюте ее дома.
На трех нижних полках другие крысы уже сметали банки, бутылки и коробки. Такие же большие и белые, как мутант, все еще вызывавший ее на бой с полки, на которой стояли коробки с овсянкой.
За ее спиной по полу заскребли коготки.
И там крысы.
Мэг даже не оглянулась, не стала тешить себя надеждой, что сможет защититься от них одной кочергой. Отбросила бесполезную железяку и метнулась к лестнице на второй этаж, за ружьем.


 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 255 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ