• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

НАКАНУНЕ МАМАЕВА ПОБОИЩА
Послесловие  к роману Виктора КАРПЕНКО «ЯР»

 

 


В мае 2014 года Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл освятил памятник князю Дмитрию Донскому в Москве. В этом же году мы отмечаем 700-летие преподобного Сергия Радонежского, благословившего князя  в 1380 году на битву на Куликовом поле. Автор романа «ЯР, ордынский князь» Юрий КАРПЕНКО первым из современных авторов дает полноцветную картину русской жизни накануне Куликовской битвы, включая в нее и неоднозначные, далеко не всегда враждебные, отношения русских и татар, и подробности быта, и мотивы действий  уникального сообщества ушкуйников - «русских викингов».
Девятилетний Дмитрий Иванович стал великим князем Владимирским в 1359 году. Пока он рос, от его имени правил митрополит Алексий, сторонник союза с Ордой против Литвы. Орда в то время  не была  мощной, как прежде, ее подрывали междоусобные распри. В том же году 12-летний хан Бердыбек, от чьего имени получил ярлык на княжение юный Дмитрий, был убит. Череда узурпаторов –  22 хана за 10 лет –  ослабила власть в монголо-татарском государстве. Темник Мамай, бывший при Бердыбеке наместником Крыма, был женат на одной из ханских дочерей. Ханом он стать не мог, объявил таковым молодого дальнего родственника Мухаммед-Булака и стал регентом. Но в столице Орды Сарай-Берке  заправлял хан Тохтамыш, один из потомков Джучи, старшего сына Чингисхана. Русские летописцы называли этот период Великой Замятней. Московский князь Дмитрий решил не посылать в Орду дань –  кому платить, понять было затруднительно. Однако о Замятне знал и литовский князь Ольгерд Гедиминович, женатый на Ульяне, дочери тверского князя Александра. Он сумел подчинить Брянск, Киев, Смоленск и всю Волынь. Под предлогом освобождения Руси от монголо-татарского ига, двинулся на Москву, но взять город не смог. В 1377 году Ольгерд умер в возрасте 80 лет. Его 15-летний наследник Ягайло не мог удержать завоевания отца. Глядя на то, как стремительно распадается его княжество, Ягайло предложил Мамаю союз против Северо-Восточной Руси. Свою роль сыграли интересы генуэзских купцов, торговавших через Крым русской пушниной, разгром русскими сильной до того Волжской Булгарии и множество других обстоятельств.
В 1378 году московское войско разгромило монголо-татар на реке Воже. Откладывать поход далее Мамаю было невозможно. Русь тогда не была едина, в войске Мамая были отряды черкесов, осетин, армян, народов Поволжья, генуэзские наемники. Некоторые летописные источники говорят, что союзником Мамая был и рязанский князь Олег. На соединение к Мамаю по Оке шел Ягайло. Московский князь Дмитрий благодаря исправной разведке узнал о движении Мамая заблаговременно. Да тот и не  таился. Что могла противопоставить Мамаю Москва?
Войско князя Дмитрия, примерно равное по численности монголо-татарскому – 100-150 тысяч, состояло по большей части из крестьян и городских ремесленников, непривычных к ратному делу. К Дмитрию присоединились отряды из западных княжеств и воины немногих земель, признававших власть Москвы. Нижегородские, рязанские, смоленские, тверские князья не явились. Победу на Куликовом поле можно с  уверенностью считать победой Москвы. Самое главное: у князя, помимо ополчения, было благословение игумена Радонежского Сергия. Несмотря на разногласия, связанные с претендентами на московскую митрополичью кафедру, Сергий Радонежский часто примирял враждовавших между собою князей и многих убедил подчиниться великому князю Московскому ради объединения Руси. Житие Сергия Радонежского повествует о том, что князь Дмитрий в сопровождении бояр и воевод поехал к Сергию просить благословения на битву. Некоторые специалисты предполагают, что этот эпизод связан с битвой на реке Веже, а позже он был перенесен в «Сказание о Мамаевом побоище» как в текст, посвященный более значительному событию. Эту версию  поддерживает Виктор Карпенко. Как бы то ни было, игумен земли русской преподобный Сергий благословил князя Дмитрия на борьбу с ордынскими завоевателями. Дмитрий словно получал мандат на отстаивание интересов всей Руси. По преданиям, приблизившись к Дону у Непрядвы, князь Дмитрий засомневался, переходить ли ему реку, или использовать ее как оборонительный рубеж. И только получив посланную вдогонку войску грамоту от преподобного, он принял решение о переправе на Куликово поле. Дмитрий, получивший прозвище Донской, как большинство русских князей, относились к Сергию с большим уважением. Дмитрий пригласил преподобного скрепить важнейший акт – свое духовное завещание, закреплявшее порядок престолонаследия от отца к старшему сыну, чем устранил много поводов к междоусобицам.
Исследователи новейшего времени расходятся в оценке людей, сбивавшихся в вооруженные отряды «ушкуйников» или «повольников». Одни считают эти отряды бандами разбойников. Другие называют ушкуйников чуть ли не прообразом казаков, своего рода пограничной стражей. Это искажает истину. Больше всего ушкуйники похожи на европейских пиратов. Как и пираты, ушкуйники не только разоряли прибрежные города, но и вели торговлю, открывали водные пути и даже рыбные промыслы, часто пополняли ряды вооруженной силы  князя или союза князей. Как и пираты, ушкуйники сами  выбирали себе вождей, делили добычу «каждому по потребностям» и стояли друг за друга горой.
Летописи заговорили об ушкуйниках еще в XII веке, сохранилось свидельство о том, что вольные речные люди взяли черемисский городок Кошкаров. Ушкуйники достойно отвечали викингам, на своих ладьях доходили до города Або, современного Турку – в 1318 году они захватили там налог, собранный для Папы Римского. Брали укрепленные норвежские замки. О походах ушкуйников на юго-восток Руси подробно рассказано в романе Виктора Карпенко. Воевали ушкуйники умело, летописцы подчеркивали: «приидоша в Новгород вси здорови», «приидоша здравии съ всемъ полоном» – то есть с пленными, но без потерь. Ушкуйники не раз десантами с палуб своих лодий разоряли столицу Орды Сарай-Берке, доказывая, что это возможно. Однако нельзя говорить о том, что все ушкуйники встали на сторону русских князей в их противостоянии с Ордой. Обстановка того времени была сложной, полного единодушия не было не только среди ушкуйников, русских князей и духовенства, но и между  монголо-татарскими завоевателями.
Что дала Руси Куликовская битва?  До 1380 года русские князья платили Орде грабительскую дань, выступали в совместные с монголо-татарами походы, но в целом жили мирно – исключая внутренние усобицы. После победы на Куликовом поле ситуация резко обострилась. Татары стали совершать набеги на Русь как на вражескую страну. Они снова, как  в начале вторжения, жгли города, обращали жителей в рабство – и продавали их в венецианских и генуэзских факториях в Крыму. Вот почему на живописных полотнах эпохи итальянского Ренессанса мы можем видеть славянские лица. Даже Сергий Радонежский в 1382 году, как говорит летопись, «От Тахтамышова нахождения бежа в Тверь» – летописец подразумевает нашествие татар на Москву. Систематические набеги смог прекратить только великий князь Иван III, но и при Иване IV, получившем прозвище «Грозный», наследники Орды доходили до Москвы. Все это так. Но после Куликовской битвы Русь получила свою государственность. Началась ликвидация политической зависимости русских князей от Орды. До этого княжества были формально объединены в ордынский улус Джучи. После битвы, с опозданием на две сотни лет, но быстрыми темпами стало формироваться уникальное русское государство со своей верой, политическим укладом, архитектурой и искусством.
История русского Средневековья , благодаря тому, что сохранилось немало письменных источников, подробно исследована специалистами. Однако сделать героев тех времен близкими, понятными современному читателю, что называется, живыми, удаётся немногим. У Виктора Карпенко, чей пристальный взгляд направлен всегда вглубь веков, это получилось. Писатель сумел вписать каждый образ в чрезвычайно значимый контекст истории нашего государства в период его формирования.


Сергей Шулаков

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 579 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ