• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

 

Михаил ПОПОВ

 

 

 

 


АБСОЛЮТНО НЕ АНГЛИЙСКОЕ УБИЙСТВО
Отрывок из повести

Доктор Ватсон явился в дом своего друга на два часа раньше условленного времени.
– Что с вами?
Холмс сидел в гостиной, курил и, видимо, думал. Рядом с его креслом на полу, на коленях, и на столе лежали газеты. Опять, машинально отметил доктор, но ему сейчас было не до газет.
– Я был вчера в театре, Холмс, – зловещим тоном сообщил Ватсон.
– Что же давали?
– Это не важно, тем более что мы с миссис Ватсон не были в зале.
– Почему?
– Нам пришлось задержаться в буфете.
– Иногда это случается, – усмехнулся Холмс, – хотя, странно. В вас я раньше не замечал буфетных наклонностей. К тому же вы были в обществе супруги.
Ватсон обошел стол, держа котелок по-офицерски, на сгибе руки.
– Вы тотчас перестанете иронизировать, когда я вам сообщу, что я в этом буфете увидел.
– Уже перестал, рассказывайте.
– Я заказал миссис Ватсон стакан лимонада. – Доктор выразительно посмотрел на своего друга. – Пока мы ждали заказ я невольно начал рассматривать посетителей. И за одним из столиков, в компании шумно веселящихся джентльменов… – последовала выразительная пауза.
Холмс выпустил вопросительный клуб дыма.
– Я увидел РОЙЛАТА.
– То есть?
– Разумеется, вы не хуже меня помните то дело о девушках-близнецах, отчиме-чудовище и ядовитой змее.
– Еще лучше я помню ваш замечательный рассказ "ПЁСТРАЯ ЛЕНТА", мой друг.
– Сейчас речь не о рассказе, а о его герое. Я глазам своим не поверил. Это был он! Я великолепно его запомнил. Его бешеный нрав, его отвратительную физиономию, сиплый голос. Это был он!
Лицо Холмса застыло. Веки опустились. Задумчивость поглотила великого сыщика.
– Вы же видели его мертвым. Он умер от укуса змеи. В театре вы встретили человека, который сильно похож на того Ройлата. Такое случается. Не исключено, что у каждого из нас где-нибудь на планете имеется двойник.
Ватсон убежденно покачал головой:
– Это был он, погибший Ройлат!
– На чем строится ваше убеждение? Вы заговорили с ним? Спросили, как его здоровье после пребывания на том свете?
– Я не решился. На меня напало непонятное, а впрочем, вполне понятное оцепенение. Я только смотрел на него и старался, чтобы миссис Ватсон не заметила моего состояния. Но, уверяю вас, мои чувства не могли меня обмануть.
– Смею заметить, они нас обманывают чаще, чем что-либо другое. Методы холодного рассудка надежнее.
– Вы говорили мне об этом много раз и много раз доказывали мне справедливость ваших слов. Но сейчас я дальше, чем когда-либо, от того, чтобы верить в эту теорию.
Лицо доктора сделалось растерянно-задумчивым.
Холмс выдохнул еще одно витиеватое облако.
– Оставим на время теорию. Какие практические шаги вы предприняли в этой ситуации?
– Какие там шаги! Я был не в состоянии подняться с места. Компания, в которой пьянствовал Ройлат, встала из-за стола и, вульгарно балагуря, удалилась. Мне пришлось отвернуться, чтобы он случайно меня не узнал.
Сыщик усмехнулся одними глазами.
– И это все?
– Конечно, нет. Я поинтересовался у официанта, наконец принесшего лимонад, кто этот человек, известный мне по имени Ройлат.
– Он вам ответил, что это никакой не Ройлат, – убежденно заявил Холмс.
– Да, – вздохнул доктор, – он сказал, что это провинциальный актер, кажется, из Бристоля недавно прибыл. Добряк и выпивоха. Имени его он не запомнил.
Холмс медленно переменил свою позу.
– Вам показалось этого недостаточно?
– Ни в малой степени. Скажу больше, эти слова ничуть не поколебали меня в уверенности, что я видел именно Ройлата.
– Вы становитесь на опасную дорожку, Ватсон, и как врач должны понимать, насколько это тревожно, когда ваши ощущения начинают столь упорно сопротивляться очевидным и безусловным фактам. Вам говорят, что перед вами живой актер, а ваши чувства уверяют вас, что это мертвый сквайр. Очень странно.
Доктор яростно потер глаза, словно стараясь удалить туман, застилающий их.
– Друг мой, нам предстоит распутывание чрезвычайно сложного дела, для этого потребуются все наши силы, не станем их распылять. Тем более что для этого нет никаких оснований.
– Возможно, вы правы. Что я говорю! Вы безусловно правы. Но мне…
– Понимаю, вам до конца хочется рассеять недоразумение.
– Да.
Холмс вытащил из жилетного кармана часы.
– У нас есть немного времени до отхода поезда. По дороге на вокзал мы заедем в театр, это по пути.
Ватсон радостно вскочил, но тут же лицо его вновь стало озабоченным.
– У вас опять возникло какое-то чувство?
– Извините меня, Холмс. Мое преклонение перед вашим даром… Но откуда вы знаете, в каком театре мы были вчера с миссис Ватсон? Ведь я вам этого не говорил, ни вчера, ни сегодня.
Холмс пожал плечами:
– Не знаю. Впрочем, давайте разберемся. Для начала, скажем, что я знаю лондонские театры, в частности мне известно в буфетах каких из них приняты актерские сборища. Я знаю также, в труппу какого театра ни за что не будет принят пожилой провинциал. К тому же, если вы обратили внимание, мое жилище завалено газетами. Половина из них печатает театральные объявления. Кое-что из них само собой осело у меня в голове. Плюс ко всему, я знаю ваши вкусы, вкусы миссис Ватсон. Стало быть, мне не трудно сообразить, на какой спектакль вы ни в коем случае не пойдете. Все эти сведения, сопоставившись, сами собой родили вывод – вчера вы с женою были в театре "Савой" с намерением посмотреть "Идиллию старых огней", постановка в славной манере Гилберта и Салливана.
– Правильно, – улыбнулся доктор.
Холмс сбросил халат на спинку кресла и облачился в серый сюртук. Поправляя манжеты, он продолжил лекцию.
– Работу мозга по дедуктивному методу часто путают с рассказом об этой работе. Мозг не механизм, нет никакого тупого арифметического сложения фактов и наблюдений. Часы напряженной работы, часто с ощущением того, что топчешься на месте, и вдруг – озарение. Разгадка сама падает на ладонь, как яблоко.
– Вы вновь и вновь поражаете меня, Холмс. Стоит мне подумать, что я близок к постижению вашего характера, как вы в очередной раз меня поражаете.
– Оставим это. Едемте в театр.

В театре в этот ранний час они не застали ни актеров, ни оркестрантов. Сонный служитель долго не мог понять, чего от него хотят эти двое джентльменов. Ватсон совершил три попытки растормошить его похмельную память. Он описывал Ройлата ярко, потом тщательно и, наконец, нервно.
Тщетно.
Холмсу это удалось сделать при помощи одной гинеи.
– Вам нужно поговорить с мистером Харрисом, – выдал наконец театральный привратник.
– Кто это?
– Управляющий труппой.
– Как же мы его найдем?
– Вот он.
Действительно, в вестибюле появился пузатый, лысый человек в замызганном цветном жилете, заметно поношенном сюртуке и с потухшей сигарой в углу рта.
– Мистер Харрис?
Под кустистой бровью поднялось тяжелое веко:
– Слушаю вас.
Ватсон в четвертый раз описал свое видение. Он еще не закончил говорить, а управляющий уже вытащил двумя нечистыми пальцами сложенный листок бумаги из внутреннего кармана.
– Вам нужен этот пройдоха Бриджесс.
– Вы узнали его по моему описанию?
– Вы так выпукло очертили его отвратный облик, как будто вы сам Стивенсон.
Доктор покраснел. Холмс спросил:
– Что это за листок?
– Письмо этого негодяя Бриджесса.
– Что он пишет?
– В письме мошенник сообщает, что покидает труппу, покидает сцену, Лондон и направляется, насколько я могу судить, к чертовой матери.
– Причина?
– Если бы была причина, этот умник все равно ее бы скрыл.
– А откуда он появился у вас?
– Откуда-то из провинции. Я не забиваю голову пустяками, джентльмены.
– Он был мастером своего дела? Я имею в виду, он был хорошим актером?
– Он был мастером выпить и поесть, и умельцем отвертеться от платы за еду и питье.
Холмс повернулся к доктору:
– Вы удовлетворены?
По лицу Ватсона было видно, что не совсем. Сзади раздалось хриплое покашливание. Мистер Харрис сказал:
– Если вы хотите узнать об этом бездельнике что-нибудь сверх того, что сообщил вам я, обратитесь к газетам.
– Газетам? – резко обернулся доктор.
Управляющий труппой вытащил из кармана номер "Ивнинг Пост".
– Вот здесь, вот в этой колонке, мелким шрифтом.
Ватсон взял газету и прочел:
– В половине двенадцатого… под колесами поезда… вокзал Ватерлоо… на части… документы… Том Бриджесс.
Холмс тоже пробежал заметку глазами. Посмотрел на потрясенного друга. Посмотрел на часы:
– Нам пора, Ватсон.
– А? – не без труда очнулся тот.
– Нам пора!
– Куда?
– На вокзал.
Мистер Харрис то ли чихнул, то ли прыснул со смеху. Впрочем, друзьям было не до него.

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 445 гостей и нет пользователей

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ