• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Вячеслав МАРКОВ

 

 

 

 

«ДИКИЙ МАРШРУТ». Отрывок из романа

ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

 

Вадим Сергеевич Глушенков сидел на стволе поваленного дерева и осторожно прислушивался к ощущениям собственного тела. Сначала дали о себе знать гудящие с непривычки ноги. Потом он опустил руку за спину и вдруг почувствовал пальцами податливый бархат мха. Та сторона солнцем сейчас не освещалась, но вопреки ожиданиям, мох не был сырым и неприятным на ощупь. Наоборот, пальцы перебирали его с удовольствием, как шерсть котенка британской породы. Соседка по даче держала такую кошку. Прошлым летом она привезла на дачу целое кошачье семейство — важную больше чем обычно Василису и четырех котят. Кошкины дети были забавными, с торчащими вверх хвостиками и вот такой же короткой плотной шерсткой. Вадим Сергеевич закрыл глаза, вспоминая дачу, лето, маленькую радугу над газоном от разбрызгивателя, а пальцы все гладили теплый мох, отходили от ледяного оцепенения, сковавшего там, в кустах, возле тела ни в чем не виноватой Оли.
Ведь она же ни в чем не виновата. Просто жертва. Как пресловутый жертвенный агнец, который тоже ни в чем не виноват ни перед людьми, ни перед жестоким древним богом, благосклонно принимающим такие жертвы. Нет, не так. Никакая это не жертва. Ведь жертвы приносили, чтобы задобрить, а здесь хотели напугать. Здесь не о жертве надо говорить, а о заложнике. Тоже, в сущности, ни в чем не повинный человек, которого выбрали, чтобы испугать кого-то другого.
Вокруг происходило какое-то движение, люди ходили, разговаривали, но он не слышал никого и не особенно отмечал все перемещения. Пытался примерить к себе это новое и странное ощущение: «Оли больше нет». Все время об этом думал, но никак не мог зафиксироваться на этой мысли. Как будто мозг отказывался признавать очевидный факт, искал хоть какую-то лазейку, хоть маленькую, микроскопическую даже, возможность не поверить. Потому что, если принять, что Оли больше нет, то следующим шагом нужно будет признаться, что погибла она из-за него. Из-за его упрямства и никому не нужной принципиальности. Дело ведь не в жадности вовсе, как пытались его убедить, а именно в принципиальности этой, черт бы ее побрал. Хотелось почувствовать себя человеком, творцом и хозяином своей судьбы. А что получилось? Получилось так, как ему и обещали. Получается, что они не блефовали в тот, последний, раз.
Про себя он так и называл их всегда – «они». Не хотел ни уточнять, ни догадываться, от чьего имени действовали эти люди. Надеялся, что обойдется. Что если не относиться к ним всерьез, как к ночным страхам, то они и развеются, исчезнут с первым утренним лучом. Наивным он был дураком. Никто про него не забыл и не оставил в покое. Наоборот, перешли к активным действиям.
Вадим Сергеевич посмотрел вокруг и наткнулся взглядом на сидевшую прямо на земле девчушку-студентку. Молоденькая совсем, двадцати еще нет, скорее всего. Уставший и перепуганный насмерть ребенок, хоть и пытается не подавать вида. А боится очень. Вадим Сергеевич понял это моментально, только взглянул на нее, почувствовал родственную душу, отравленную таким же, как у него, обреченным ужасом. Как звери узнают своих по запаху, так и он почуял. Вот только девчушке этой, Дашеньке, страшнее в десять раз. Она ведь не знает, за что убили Олю. Потому боится теперь всех своих попутчиков без разбору. А он знает. И еще знает точно, что Даше как раз бояться нечего – если кто и будет следующим, так он, Вадим Глушенков – несговорчивый дурак пятидесяти двух лет от роду. Но прежде чем убивать, они должны ведь попробовать уговорить его еще разок. Интересно, кто из этой случайно подобравшейся компании подойдет к нему с предложением, «от которого невозможно отказаться»? Он прикрыл глаза и стал терпеливо ждать. Теперь уже ждать недолго, это ясно.

В этот момент произошло неясное движение, все будто очнулись разом, и в воздухе повисло вполне осязаемое напряжение. Вадим открыл глаза и увидел прямо перед собой красного от ярости Артема. Тот стоял вполоборота к нему и говорил сквозь сжатые тонкие губы, словно сплевывал:
- Скажите, уважаемый, чего вы вообще добиваетесь?
Вадим Сергеевич даже вернулся ненадолго к тоскливой действительности – настолько неожиданной была эта фраза. Чего он добивается, вернее добивался до сегодняшнего утра, им прекрасно известно. К чему, спрашивается, комедию ломать? Не замечал он за ними раньше любви к дешевой театральности. И тут же обожгло догадкой: неужели это Артем? Но вот так, в открытую, при всем честном народе, как говорится? Или настолько он уверен в собственной безнаказанности, что десяток свидетелей его не пугает? А может, не останется никаких свидетелей? Кто знает, на что готов этот тип? Вдруг Оля была только первой из возможных жертв? Тогда девчонка боится совсем не напрасно, видно почувствовала, что история эта более чем скверная. Господи, во что же он вляпался! Он взглянул в лицо этому Артему и вдруг понял, что тот попросту сумасшедший. Они знали, кому поручать «грязную» работу. Такой ни перед чем не остановится, не задумается и не дрогнет. Идеальный исполнитель. Небось, и справка о невменяемости имеется, должным образом оформленная.
- Да ничего я не добиваюсь, - раздался прямо за его спиной ленивый голос. – Выдумываете на ровном месте… уважаемый.
Вадим обернулся и увидел прямо за собой того коренастого мужика с ранней сединой в жестком ежике темных волос, что утром всем рекомендовали как нашедшегося через много лет пропавшего родственника. Парня, что про него рассказывал, Вадим запомнил хорошо – очень уж колоритный был типаж. Этакий рубаха-парень, местами даже излишне простой и потому навязчивый. Сейчас этот Колян сидел рядом с ним и недоуменно переводил взгляд с Артема на этого своего нашедшегося братана. А вот как зовут самого братана, Вадим как-то не запомнил.
- А как тогда прикажете понимать такое пристальное внимание к моей скромной персоне? Вы же ходите за мной по пятам. Потеряться боитесь, что ли?
- А если боюсь? – «братан» смотрел насмешливо, но лицо держал серьезное. – Вдруг я и правда боюсь заблудиться? А вы, как я погляжу, человек опытный, бывалый. Жалко вам, если я немного следом похожу?
Артем закипал все больше, перепалка грозила перерасти в полноценную стычку. Колян поднялся на ноги и подошел поближе к родственнику.
- Вы с ума все посходили! - зашипела Ирина сорванным голосом. - Что вы как дети? Подеритесь еще. Костя, где ты ходишь? Я же ясно сказала, не отходить далеко.
Костя появился со стороны реки, взмокший и всклокоченный. Не обращая внимания на мать, он заорал почти восторженно:
- Там человек! В воде!
Через пару секунд недоумевающий Вадим Сергеевич осознал, что остался в полном одиночестве. Липкий страх уходил постепенно, уступая место любопытству. Он поднялся и побрел в ту сторону, откуда раздавались возбужденные голоса.

* * *

Человек лежал лицом вниз метрах в полутора от берега, зацепившись одеждой за торчавшую из воды корягу. Подробнее рассмотреть не получалось — берег здесь был высоким и почти отвесным.
- Может это и не человек? - спросил Димка, вглядываясь в неясный силуэт.
- А кто тогда?
- Ну не знаю, тряпка какая-нибудь.
- Очень странная тряпка получается, сильно на человека похожа, - не поддавался Колян.
Они добежали до обрыва первыми и теперь топтались на самом краю, рискуя свалиться вниз с десятиметровой высоты. Колян даже на четвереньки опустился, чтобы лучше видеть.
Подошедший следом Денис не стал участвовать в споре, достал из рюкзака веревку и начал привязывать ее к сосне.
- Думаешь, хватит твоей веревки? - Колян смотрел на небольшую бухту скептически. - Там метров десять точно есть. А то и все пятнадцать.
- Ну, докуда хватит, - пожал плечами Денис.
- А дальше как?
- Как-нибудь.
Он предпочитал не думать сейчас о том, как будет спускаться, если и в самом деле не хватит веревки. Ничего, берег здесь крутой только в начале, внизу уже попроще будет — там и положе, и скальные выступы. Вон какая «полка» удобная почти у самой воды. Вот туда и надо спускаться, оттуда проще до воды будет добраться по камням.
- А можно с вами? - Костя возник рядом неожиданно, Денис, увлеченный проверкой надежности крепления, даже вздрогнул. Хотел сначала послать вездесущего тинейджера куда подальше, но потом решил взять. А то, в самом деле, шпыняют все пацана, отмахиваются, вот он и чудит. Надо же ему куда-то энергию тратить. Пусть лезет, черт с ним. Заодно и на глазах будет.
- Можно, - буркнул он, не поворачивая головы. - С веревкой умеешь обращаться?
- Неа, - радостно сообщил Костя. - Да я могу и без веревки. Нафига она нужна? Тут не высоко совсем.
Денис решил провести воспитательную работу сразу, чтобы не отвлекаться потом на ерунду при спуске. Поэтому повернулся и медленно сказал, глядя на строптивца в упор:
- Давай сразу договоримся: что нужно, а что нет, решать буду я. Это ведь я вниз спускаюсь, так? А ты со мной идешь. Ты — со мной, а не наоборот. Короче, я главный, и я всегда прав. Если не согласен, скажи это сейчас. Если не говоришь, значит согласен на мои условия, тогда будешь делать только то, что я скажу. Согласен?
Костя подумал пару секунд и кивнул. Физиономия у него при этом была крайне обиженная.
В этот момент подошел Артем.
- Помощь нужна? - коротко осведомился он. Выглядел при этом вполне спокойным, будто и не скандалил пять минут назад. Завидная у мужика психика, все же.
- «Коромыслом» умеешь спускаться? - спросил Денис вместо ответа.
- Приходилось. Чего там уметь-то?
У Артема нашлась и запасная пара перчаток для Кости. Тот попробовал было затянуть привычную песню про «нафига это, я и так спущусь», пришлось напомнить еще разок, кто тут главный, а кто делает, что скажут старшие товарищи. Еще минут пять ушло на краткий инструктаж. Подошедший Серега тоже изъявил было желание спуститься вниз, но Денис ему решительно отказал. Не хватало еще, чтобы они с Артемом продолжили выяснять отношения на крутом склоне.
- Все остальные остаются наверху, - сказал он твердо. - Поднимать-то мы как его будем?  Веревкой обвяжем, а кто наверх тащить будет, если все мужики внизу окажутся? Нет уж, оставайтесь с Коляном здесь.

На правах автора идеи Денис пошел первым. Перехватил поудобнее пропущенную за спиной веревку левой, «верхней», рукой, натянул ее покрепче на правый согнутый локоть и, оттолкнувшись ногами, ухнул вниз. От ощущения полета привычно захватило дух, но уже через пару секунд задрожала пружинисто натянувшаяся веревка. Он оттолкнулся, прицелившись, от толстого корня, торчавшего из глинистой земли, как кость из раны, и немного разогнув локоть, скользнул дальше. Потом еще и еще раз, не суетясь, подтравливая, когда надо, веревку, высматривая между делом возможные зацепы на случай, если подниматься придется самостоятельно. До намеченного камня веревки хватило даже с запасом. Денис не стал спускаться дальше, крикнул, чтобы шел следующий. До воды было уже рукой подать, он прикинул, как можно будет туда добраться.
Следующим, как и договаривались, Артем отправил Костю. Тщательно проинструктированный подросток, естественно, моментально забыл все, чему учили, и лихо сиганул вниз. Почти сразу же над рекой понесся вопль повисшего на обернутой вокруг запястья веревке оболтуса. Следом заголосила Ирина, требующая немедленно вернуть ей несмышленую детку.
- Руку разгибай! - заорал снизу Денис. - Правую руку! Ослабь веревку.
Костя вспомнил, наконец, чему учили, и резко выпрямил согнутую в локте руку, благодаря которой  веревка и стопорилась. Окончательно лишенное «тормозов» нехилое тельце со свистом понеслось вниз, сопровождаемое воем шокированной мамаши. Никак не управляющий собственным спуском Костя несся вниз с воплями и треском ломающихся кустов. Денис натянул конец веревки, приготовился принимать этот мешок неприятностей. Мысленно похвалил Артема, который на всякий случай обернул веревку вокруг тинейджерских ручонок еще один, дополнительный, раз.
Костя свалился прямиком на инструктора, выпутался из веревки и, приплясывая, затряс руками. Денис поймал его за руки и тихо выругался — во время незабываемого полета рукава куртки, конечно же, задрались и бедолага Костя основательно сжег веревкой руки. На запястьях и предплечьях краснели широкие витые полосы.
- Дурака кусок! - весело прокомментировал сверху Колян и на всякий случай отошел в сторонку от безутешной Ирины.
Пока Денис разглядывал урон, нанесенный детскому организму капроновой веревкой, Артем спустился тихо и незаметно.

Решили, что вытаскивать труп из воды пойдет один Денис, всем мокнуть ни к чему. В том, что это именно труп, сомнений никаких не было. Мало того, что ни один живой человек не пролежал бы столько времени лицом в воде, так еще, когда они спустились к реке, стало видно, что тело имеет очень непрезентабельный вид. Неизвестно, сколько времени тащило его течением, но о камни побило основательно.
У берега было неглубоко, Денис зашел только по колено.
Мертвый человек был одет в темный спортивный костюм, казавшийся совсем черным от впитавшейся воды. На затылке виднелись раны и вмятины, только непонятно было, получил их покойник еще при жизни, или заработал, бултыхаясь в реке. Денис отвел взгляд от разбитой головы и увидел кисть руки, торчащую из темного рукава — неестественно белую, размокшую в воде, с короткими обгрызенными ногтями. Он подхватил покойника подмышки и потянул к берегу, стараясь не смотреть на страшную ношу.
Подтащил тело к плоскому камню, наполовину скрытому водой, на котором его ждал Артем. Вдвоем они втащили покойника на камень и только тогда перевернули вверх лицом.
Денис посмотрел на побитое, раздувшееся лицо с оскаленным ртом и похолодел.
Широко открытыми мертвыми глазами на него смотрел Лешка.

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 355 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ