• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Юрий РОЩИН

 

 

 

 

ЛЕДЯНОЕ ДЫХАНИЕ ЗОЛОТА
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ
 
Жутко хотелось жить, но пить хотелось еще больше… Очнулся он в полной темноте, испугавшись что ослеп, попытался крикнуть и позвать на помощь, не получилось. Захотел подняться, но тут же со стоном рухнул обратно. Дышать было тяжело, сухие губы потрескались, что-то сдавило грудь и левую руку. Правой рукой он осторожно ощупал себя, грудь была туго перевязана какой-то плотной тканью совсем не похожей на бинты. Под собой он нащупал тюфяк, набитый сеном, сверху его прикрывал овчинный полушубок.
       - Эй…  Есть тут хто?.. - с натугой все же удалось просипеть ему.
Скрипнула дверь, справа появился слабый мерцающий свет. Он скосил взгляд, и… забормотав молитву, перекрестился. Казалось, что из-за колеблющегося пламени свечи на него долгим изучающим взглядом смотрит сам Создатель. Огромные грустные глаза, лицо окаймлённом белыми волосами. Белым было все, ресницы, кустистые брови, волосы – спадающие на лоб, борода…
       - Кхм-кх-кх… откашлялось видение, и скрипучий старческий голос произнёс, - Однако, дулей крестишься … тремя перстами, стало быть. Видел крест под рубахой, ну, хоть не басурманин. Ты лежи-лежи, водички вот испей… Ведаю я, пить тебе можно, пусть и насквозь пробила беда лихая. Кровушки утекло немало, но железа внутри нет, это хорошо, косточки не задеты, тоже славно. Остальное зарастет, тело молодое, подымешься, только лежать тебе пока надобно, силушки поднабраться…
Вода, иногда не попадая в рот, потекла под рубаху, намочила перевязь, но от воды пришло чувство облегчения. Откинувшись на топчан, он тут же уснул. А старец над ним вздохнул, поправил перевязку, перекрестил лежащего двуперстием, и удалился.
Второе пробуждение было неожиданным, лицо его лизнули шершавым языком. Открыв глаза он увидел над собой лохматую морду пса, который увидев, что лежащий очнулся, гавкнул, оглянувшись назад.
       - Иду-иду… А ну, Малыш, не балуй! Разбудил человека, непоседа…
       - Отец, где я? – негромко спросил лежащий.
      - В лесу, мил человек, знамо дело, в лесу. Неделю как у меня уже, лошади твои в бурелом забрели, упряжь в ветвях запутались, вовремя Малыш меня упредил. Кони – божьи твари, вырваться не могут, ржут, бесятся, едва от волков отбил их, а в бричке ты бездыханный. Много зла вокруг, ох и тяжкие времена на земле настали. Времена антихриста и зла вселенского. Вот и тебя злой человек не пощадил.
       - Да, я военный… - с трудом попытался пояснить раненый.
       - То и по мундиру видно. Кони здесь твои, рядом…
       - А груз? Там ящики были… - о чем тревожился более всего, спросил поручик.
       - В сохранности всё, и оружие, и скарб твой тяжкий. Схоронить хотел от греха, пока легше тебе не станет, да неподъёмен груз тот. В сарайчик я определил подводу, сеном прикрыл. Места здесь глухие, чужие не ходят, да только Бог ведает, как оно повернётся. Думаю, не с добра тебе в спину целили, кабы искать не стали, - озабоченно закончил старец.
       - Не станут, не до меня им. Спасибо вам, душевное от меня спасибо…
       - Храни Господь, - покивал в ответ старик.
       - Подняться бы мне, - попытался опереться локтем, и приподняться, поручик.
       - Отчего же, давай-ка попробуем, мил человек… - принялся помогать раненому, старец.
       - Егором меня зовут, - представился поручик.
       - Храни господь тебя, Егорий, - в ответ кивнул старец, и добавил: - а меня Дементием крестили. Подымайся потихоньку, а я тебе подсоблю.
Поручик медленно, но верно шел на поправку. Божий человек, приютивший его в своей обители, с вопросам не лез, был немногословен и даже угрюм. Днём пропадал в тайге со своим псом, а к вечеру возвращался с нехитрой добычей, приносил то зайца длинноухого, то тетерева или еще какую дичь. Выстрелов поручик не слышал, как добывал зверя дед Дементий, оставалось загадкой. Вечерами старец читал объёмных размеров псалтырь, вздыхал о чем-то, крестился на образа в тёмном углу, бормотал молитву и задув огарок, ложился спать.
Зима вступала в свои права, покрыв окружающее пространство белым покрывалом. Неугомонный Малыш радовался снегу как щенок. Подскакивал, ловя на лету снежинки, валялся и кувыркался, зарываясь носом в снег. Даже старый отшельник, глядя на эти проявления радости, светлел лицом и морщины его как будто разглаживались.
В кармане поручика мелодично пиликая завибрировал телефон, вынув мобильник он взглянул на удивлённое до крайности лицо деда Дементия, и… проснулся.                  

                                         *       *       *
Рядом еще раз пискнул вызовом и умолк мобильник. Сергей, отчетливо осознавал, что проснулся, но не открывая глаз все еще хотел о чем-то спросить отшельника там, в далёком прошлом, во сне… Но, увы, богатырский храп Бочарова окончательно вернул его в настоящее. При дыхании изо рта шел пар, салон машины выстудило, но вылезать из теплого спальника, тянуться и заводить двигатель не хотелось… Он попытался осознать увиденное, но это оказалось непросто. Бешенный галоп взмыленных лошадей, выстрел, боль, отшельник… Какая-то странность, он пошевелил левой рукой, пощупал грудь, вроде бы все нормально, но во сне он точно помнил, выстрел был в спину, а сейчас спина ныла и болела. Он осторожно повернулся на бок, и правой рукой пошарил сзади. Так и есть, причиной неудобства оказался трофейный пистолет, из-под подушки сползший вниз под спину. «Еще бы не болела спина, от такой железяки под лопаткой», - хмыкнул он про себя, - «хорошо хоть глушитель открутил, иначе вообще приснилась бы средневековая инквизиция». Посмотрев на дисплей мобильника, Сергей увидел, что звонил и не дождался ответа Деев. Перезвонив, он кратко доложил обстановку, заверил что ночь прошла спокойно, и отключился.

Утро выдалось солнечным и морозным. Сергей внимательно осмотрел окрестности в бинокль. Кругом – не объять глазом – снежная целина. Ничего подозрительного не наблюдалось, хотя, что в такой ситуации могло бы быть подозрительным, он не смог бы ответить и себе. Кое-где вдалеке на льду виднелись одинокий фигурки рыбаков, где-то стояли палатки, примерно такие же как у них, но поменьше размерами. У кого-то рядом с палаткой красовался снегоход или лучший российский внедорожник УАЗ. Так что они не должны были вызвать ни у кого подозрения.
Растолкав недовольно бурчащего Бочарова, Анохин выбрался из машины, и принялся разминаться. Начинался новый день, и его следовало начинать с завтрака. Чай в термосе остыл, но остатки трапезы были уничтожены быстро, после чего друзья принялись за дело. Вокруг палатки и генераторной установки, из вырубленных лопатами кубов снега соорудили нечто вроде невысокого (в пояс) забора. Белый фон которого должен был скрывать от любопытных глаз издалека то, что они будут делать. И пока Бочаров настраивал осветительные приборы и генератор, Анохин вырядился в гидрокостюм, проверил исправность всех приборов, смачно плюнул в маску и растер слюну по внутренней поверхности стекла.
- Хм… Это что, ритуал такой? - удивился Олег.
- Да нет, всё гораздо проще, - усмехнулся Сергей, - это самый действенный способ от запотевания маски под водой.
- Понятно. Да, слушай, водолаз, дело это все-таки небезопасное и мне незнакомое. Как узнать, что у тебя там внизу все нормально и не стоит суетиться? – поинтересовался Бочаров.
- Хм… а тут хоть суетись хоть нет, помочь-то ничем не сможешь. Хотя, да, ты прав, давай-ка условимся, через каждые десять минут ты основательно дёргаешь меня за страховочный конец два раза. Запомнил? – внимательно взглянул на друга Сергей.
- Угу… А в ответку? – спросил Бочаров.
- Я отвечаю – дёрнув один раз, это значит все нормально. Ну а если что-то не заладится – дёргать начну и два, и три раза, тогда тащи меня на свет божий, только не быстро.
- Вот сказал! Насколько «не быстро», как определить? – удивился Олег.
- Ну, понимаешь, если своими словами, то пузыри выдыхаемого водолазом воздуха размером с пинг-понговый шарик всплывают примерно со скоростью восемнадцать метров в минуту. Так вот, всплытие водолаза никогда не должно быть быстрее этих пузырьков. Это примерно, как и у парашютиста, только наоборот.
- Ого! Как это? – продолжал удивляться Бочаров.
- Когда десантник выходит за борт и купол над головой раскрывается, он просто плюет в сторону, и если сгусток слюны уходит вниз, значит все идёт штатно. Но если парашютист обгоняет свой плевок, то скорость падения чрезмерно высока и… в общем, надо принимать меры, успеть распутать стропы, или если уже не успевает, то стропорез и запасной парашют. Андестен?
- Ну загрузил, блин! А под нами глубоко? – опять спросил Бочаров.
- Сканер показывает, что глубина здесь небольшая, так что декомпрессии не будет, даже если сразу пойду на всплытие, - ответил Анохин готовясь к погружению.
- Однако, всё равно риск большой, вода тёмная, холодная, злая, - поёжился Олег.
- А без риска только ворона на куст садится, - усмехнулся Сергей, и протянув руку, попросил: - подай-ка фонарь…
Он исчез мгновенно, солдатиком шагнув в ледяную воду, и только пузыри на воде да неторопливо скользившая в прорубь верёвка указывали что он где-то там, в тишине подо льдом. Представив себе темноту и холод, Бочаров зябко передёрнул плечами:
- Какая жуть… да ни за что на свете не полез бы….

Страховочный конец плавно скользил за спиной Сергея, светлое пятно вверху становилось все бледнее и бледнее, а в широком луче фонаря появились первые признаки дна, кривой ствол дерева, облепленный водорослями, ржавые ворота, что-то еще плохо различимое в глубине. Мимо прошмыгнула стайка рыб, блеснув серебром чешуи в ярком луче фонаря. Он сверился с навигатором и повернул вправо, судя по прибору осталось немного, вчера он уже видел этот дом… Стены и тёмные провалы окон возникли внезапно, и хоть скорость его была небольшой, он едва успел остановиться. Ковырнул ножом стену, постучал рукояткой, камень оказался крепким, что не скажешь о рамах, которые уже давно сгнили, и в некоторых окнах отсутствовали. Почему-то возникла неуверенность, «входить» в тёмное пространство  не хотелось. Своей интуиции он доверял, и поэтому плавно поднялся выше, решив обследовать строение сверху, тем более что крыши у дома давно уже не было. То, что он увидел внизу, между стен… вызвало у него шок и жуткое желание оказаться сейчас в теплой палатке, подальше от этого места. Под гидрокостюмом между лопаток, нестройными рядами забегали «муравьи» размером с бегемота… Подавив паническую атаку, он постарался успокоиться, тем более что увиденное им пока не проявляло признаков агрессии. Три бревноподобные туши нереально огромных размеров, едва шевеля плавниками, лежали на дне, то есть на полу, прямо посередине комнаты среди каких-то обломков, отдалённо напоминавших мебель. Он осветил стены, печь, остальные части дома изнутри. Нет, здесь больше ничего и никого не было. Только три огромных сома, которые на яркий свет фонаря никак не реагировали. Что делать дальше, Анохин не знал. Попробовать приблизиться, и похлопав по спине одного из великанов, деликатно попросить удалиться, было бы глупостью, граничащей с безрассудством. Сом – хищник, Сергею это было отлично известно. Не акула, конечно, но то, что сом запросто мог схватить гуся или собаку на поверхности воды и уволочь на дно, случалось не раз. Вспомнил Сергей и Афганистан, где в извилистых заводях Пянджа водились сомы с полбэтээра размерами. Там однажды случилась история, когда дехканин стоя в воде серпом срезал камыш, и едва не поплатился жизнью. Сом тогда ухватив за ногу старика и потащил его в омут, не растерялся дед, серпом измочалив рыбину, насилу отбился. Что сейчас ожидать от этих дремлющих великанов Сергей не знал, и потихонечку ретировался к поверхности...

Олег с тревогой взглянул на циферблат массивных часов на руке. Время было на исходе, а тёмная поверхность стылой воды по-прежнему оставалась неподвижной. Он вздохнул, и протянул руку с черпаком похожим на шумовку, чтобы выловить небольшие кусочки льда, плавающие в проруби. Черпак замер, так и не коснувшись воды, в душе снежным комом шевельнулась тревога. Из глубины, сквозь непроглядную тьму, на него смотрело нечто… Он встряхнул головой, пытаясь отогнать наваждение, но онемевшие пальцы никак не могли нащупать кнопку. Всего на секунду он оторвал взгляд от воды, чтобы включить этот чертов фонарь, но когда яркий луч осветил прорубь, вопль ужаса заметался в тесном пространстве палатки… Над водой, склонившись вправо, черными провалами пустых глазниц на него пялился череп, влажно блестевший в ярком свете фонаря. Суетливо елозя задницей по льду, он попытался отползти от проруби, рука наткнулась на лыжную палку, и он наотмашь ударил по костлявому оскалу. Череп с глухим стуком отлетел в дальний угол палатки, а на его месте из воды показалась водолазная маска. Выплюнув загубник, ныряльщик заорал:
- Охренел что ли? Чуть пальцы не переломал, зараза, - стянув толстые неопреновые перчатки, водолаз подул на ушибленные пальцы.
- А ты… чего это… зачем?! Знаешь же, что я жмуров на дух не переношу. Специально напугать хотел, гад?!
- Сам такой! Хватит блажить, угомонись! Шуток не понимаешь. Помоги лучше…
- За такие шутки по башке в следующий раз получишь, - уже беззлобно бормотал Олег, помогая другу выбраться из проруби.
Сергей начал было расстегивать жилет, как замер, к чему-то прислушиваясь.
- Ты чего? - встревожился Бочаров.
- Тс-с, тихо… Слышишь?..
Олег отрицательно помотал головой, но тут же глаза его округлились. Откуда-то издалека ветер донёс рёв мощных моторов. Схватив бинокль, он откинул полог палатки и, через мгновение выдал:
- Твою дивизию!
- Оппа, кажется к нам гости, - отобрав бинокль, Сергей разглядывал горизонт.
По ослепительно белому насту, от берега к ним неслись три снегохода.
- Может быть не к нам? Нет, все же прям на нас идут. На бандюков не похожи, все в одинаковом прикиде. Форма?.. Да, однозначно, менты. Вот засада! Дебильные вопросы задавать начнут. Сматываться надо, - засуетился Бочаров.
- Не успеем… Плевать! Хватай удочку и прикинься валенком, авось прокатит.
- А ты?.. – озабоченно выдохнул Бочаров.
- В омут головой! – кивнул на прорубь Сергей.
- Сдурел?! У тебя же в баллоне, как в барабане!
Анохин кинул взгляд на манометр, скривился недовольно, и сплюнул:
- Черт, действительно… Ладно, чуток еще осталось, постараюсь экономить. Всё, удачи!
Он надел маску, закусил холодную резину загубника и шагнул в прорубь...

Бочаров сдвинул амуницию в угол палатки, завалил брезентом, и вывалил из ведра на лёд у проруби заиндевелую рыбу, десятка два окуней, плотву и прочую мелочь, которую выловил накануне. Критически оглядев место лова, вздохнул: «прорубь не лунка, не поверят. Да и плевать, ничего уже не изменишь». Схватив короткую удочку, он устроился на ящике, делая вид, что увлеченно занимается ловлей рыбы.
В распахнутый полог он видел, как снегоходы сделав круг почета вокруг палатки, замерли неподалёку, и от них к нему вальяжно направились трое в форме. Впереди, держа одну руку на кобуре, шел невысокий, но плотный майор, сзади вышагивали двое, с лычками сержантов на погонах, один из которых был с автоматом наизготовку.
«Ишь, явились-не запылились, такие все прям серьёзные из себя. Напыщенные, словно павлины», - зло подумалось Бочарову, но чтобы не провоцировать раньше времени стражей порядка, он сделал добродушное лицо и вполне правдоподобно «обрадовался» гостям:
- О, физкульт-привет нашей доблестной милиции! Гостям всегда рады…
Впрочем, «гостей» столь радушное приветствие не впечатлило, лишь майор ухмыльнулся, и сквозь зубы процедил недобро:
- Привет-привет… Охотникам за сокровищами.
- Э-э, не понимаю, о чем вы. Вот, сижу тут, не шалю, никого не трогаю, починяю примус. И еще считаю своим долгом предупредить, что кот – древнее и неприкосновенное животное.
Майор от удивления выпучил глаза, и чуть заикаясь ошарашенно спросил:
- К-какой, к черту, п-примус, и при чем тут кот?
- Это он из Булгакова, кота Бегемота цитирует, - встрял эрудированный сержант сзади.
- Что? Тут еще и бегемоты? Да вы!.. Да я!.. М-молчать! Отвечать только на мои вопросы! - истерично завопил майор
Сержант благоразумно скрылся за палаткой, а Бочаров невозмутимо пожал плечами:
- Как скажете, гражданин начальник.
- Кто вы? – последовал вопрос майора.
- Мы? - удивлённо оглянулся вокруг, Бочаров, и ткнув себя рукавицей в грудь протянул: - Ах мы-ы! Мы – Николай второй…
- Хватит придуриваться! Кто такие, откуда приехали, что здесь делаете, ты и твои друзья? – начал терять терпение майор.
- Ага, ну тогда по порядку: Хомо сапиенс, то бишь – человек разумный. Из первопрестольной. Ловлю рыбу. Друзей нет, врагов пока тоже…
- Врёшь! - зло перебил его майор.
Вру? Ну да, наверно, - пожал плечами Бочаров, - врагов у всех хватает.
- Не хочешь по-хорошему? – зло прищурился майор, - ладно, тогда скажу я. Вас четверо, на двух внедорожниках, рыскаете здесь по дну отыскивая клад.
Олег сделал придурковатое лицо, и выпучив глаза схватился за сердце:
- Батюшки-святы, оказывается тут по дну клады разбросаны, а я-то, как дурак окуней да плотвичку ловлю! Что же вы раньше не сказали, ваше благородие?!
- Хватит паясничать! Как видишь, мы все знаем. Тот придурок, которого вы со стволом нам в контору спровадили, многое о вас поведал. Такой словоохотливый малый, и место на карте показал, где вы изысканиями занимаетесь. Так что не надо изображать из себя рыбака-любителя, а давай-ка все же найдём понимание и нормально поговорим.
- О чем? - усмехнулся Бочаров.
- Ну, во-первых, где твои друзья? По следам же видно, что тут две машины крутились.
- За пивом поехали, - махнул рукой в сторону берега, Олег.
- Хм… - не поверил майор, - Второе, паспорт, или другие удостоверяющий личность документы, и на машину тоже?
- У друзей, вернутся, покажут.
- Допустим. Третье, что за клад вы ищете?
Бочаров пожал плечами:
- Ничего об этом не слышал, врёт ваш стукачек.
- Он бы врать не стал, вредно это для здоровья. Вы все осмотрели? - обернулся майор к сержантам.
- Да, оружия, наркотиков и других запрещенных предметов – нет, - ответил один из сержантов.
- Идиоты, я вам велел антиквариат искать, цацки всякие! - выкрикнул старший.
- Товарищ майор, так нет же ничего, мы и в машине все перерыли, два спальных мешка там, термос, жрачка Череп вот, настоящий, человеческий… - носком сапога пихнув в сторону костяной овал, ответил сержант.
- А эта башка не в претензии! Крючком подцепил случайно, очевидно раньше тут погост был внизу, - попытался пояснить Бочаров, но на него не обратили внимания.
- Значит не нашли еще, - задумчиво протянул майор, и оглянулся, - генератор, компрессор для заправки баллонов воздухом… Проводка, электроэнергия под лёд –
освещение, значит наверняка сейчас кто-то под водой, подождём-с, когда он вынырнет с добычей.
- Зря время потеряете, - как можно равнодушнее обронил Бочаров, - впрочем, солдат спит, служба идёт. Оставайтесь, друзья пивка привезут, посидим, выпьем, закусим…
- С электро-кабелем понятно, а что это за верёвка еще в проруби? - прервал его майор.
- Якорь.
- Издеваешься?! А ну, тащите верёвку из воды! Быстрее!
Сержанты сгрудились у проруби, толкаясь и мешая друг-другу принялись исполнять указание.
- Товарищ майор, и правда… - изумился один из них, держа в руках небольших размеров ржавый якорь на конце верёвки.
- Паноптикум… Ничего не понимаю, дурдом какой-то! Зачем вам якорь в проруби? - удивлённо спросил офицер.
- Ну, весна же скоро, пока я тут сижу в палатке, вокруг может все растаять, и, чтобы мою льдину далеко не унесло, вот… якорь…

Договорить Бочарову не удалось, сильный удар в челюсть опрокинул его навзничь с ящика, выбросив из палатки. Подняться Олег не успел, тут же подскочили два мордоворота-сержанта и с азартом ярых футболистов, принялись пинать его ногами. Майор, наблюдая за действиями подчинённых, присел на один из снегоходов и достал сигареты. Рука с зажигалкой зависла на полпути, а сигарета выпала из открытого рта… Звонким щелчком рядом с ним раскололось ветровое стекло снегохода… Звука выстрела он не слышал, но скосив взгляд, увидел дыру – пулевое отверстие, от которого в разные стороны весёлыми лучиками разбегались трещины. Профессия обязывала, калибр 7.62 мм определил сразу, и не раздумывая рухнув вниз. Шустро перебирая локтями по снегу, он отполз и залёг за снегоходом. Двое, пинавшие Олега, увидев своего начальника в таком нелепом положении, прекратили отрабатывать футбольные упражнения и непонимающе уставились на майора. Тот же замахал руками и почему-то шепотом выдал:
- Идиоты, ложитесь…
«Идиоты», по-прежнему не понимая, переглянулись, и лишь щелчок, да появившаяся дыра в ветровом стекле второго снегохода, убедили сержантов дружно завалиться в снег, и тут же один из них в панике принялся отчаянно поливать горизонт очередями из автомата. Впрочем, увесистый тычок в бок от своего коллеги рядом, вынудил его прекратил стрельбу и вопросительно уставиться на майора. Тот, уже не шёпотом, обложил сержанта громогласным матом, добавив:
- Придурок, хватит палить в белый свет как в копеечку! Ты видишь противника? Нет! А он бы нас уже раз десять завалил, если бы захотел!
После стрельбы и мата, вокруг воцарилась звенящая на морозе тишина, лишь шипя на снегу остывали гильзы.

Бочаров постанывая поднялся, захватил пригоршню снега, приложил к разгорячённому лицу, походя от души врезал сержанту с автоматом ногой под рёбра, и подойдя к старшему, процедил:
- Ты еще не понял? Это предупреждение, думаю, вам лучше свалить отсюда по-хорошему.
- Да, мы уедем, только дай команду снайперу – не стрелять, - глядя снизу вверх, процедил майор.
Олег пожал плечами, и помахал рукой, надеясь, что невидимый стрелок воспримет этот сигнал правильно. Ведь если бы у того было желание, он действительно бил бы на поражение, и майор сейчас бы уже остывал на снегу, окропив белое красным.
Всё, катитесь, пока он не передумал. А за это, - Бочаров показал на свою пострадавшую от удара скулу, еще поквитаемся. Запомни, бить, прикрываясь погонами, занятие мерзкое, недостойное офицерского звания…
- Сам виноват, - огрызнулся майор, нечего было из меня идиота делать! А за стрельбу по представителям власти, я обязательно спрошу с тебя, потом.

- Хм… спросишь, если доживёшь до этого «потом», - хмыкнул Олег, глядя на удаляющиеся в снежной круговерти снегоходы.
Далёкий свист сзади оторвал Бочарова от размышлений.
- О, нарисовался, Тиль, блин, Уленшпигель!
- Давай сюда,- помахал ему рукой Сергей.
Олег быстро завёл машину и, круто развернувшись, помчался к другу, у которого уже зуб на зуб не попадал…

Роман Юрия РОЩИНА «ЛЕДЯНОЕ ДЫХАНИЕ ЗОЛОТА»
опубликован в журнале «ПОДВИГ» №5 за 2017 год (МАЙ)

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 339 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ