• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

АЛЕКСАНДР ТРАПЕЗНИКОВ

 

 

 

 

 

ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

                                                                Внучкам Софье, Варваре, Тае, Нине и внуку Марку
Все, о чем тут будет поведано, произошло с Сергеем Днищевым после бурного «небытия»… Когда он проснулся, с трудом разомкнув веки, то прошептал какую-то чепуху из сплошных числительных: «8, 9, 6, 4, 9, 7, 6, 2, 0, 7, 0»… Так и продолжал повторять эти проклятые цифры, пока не опомнился. Криво усмехнувшись, соскочил с постели, побрел в ванную, встал под блаженно прохладные струи воды. А назойливая цифирь продолжала лезть в гудящую голову, прыгала перед закрытыми глазами. Что за глупое наваждение?
Кряхтя, вытерся банным полотенцем. Подобные пробуждения были всегда отвратительны, тяжелы, словно он преждевременно поднимался из могилы. «Решено, – сказал он самому себе, – больше ни капли». И тут же поправился: «Пиво, разумеется, не в счет». Глядел, нахмурившись, в зеркало, а гнусные цифры теперь жужжали где-то в электробритве.
Он уже догадался, что это чей-то номер телефона, но… чей? С кем он вчера пил? И где?
Вопросы висели в воздухе над жарившейся яичницей, а Сергей напрягал память. У него складывалось такое ощущение, что его намеренно опоили. Он пошарил по карманам, вытряхнув какую-то мелочь. Но когда это он возвращался домой с крупными деньгами? Они всегда быстро растворялись, как кофе в крутом кипятке. Более того, купюры словно оставляли волдыри на его ладонях и прожигали дыры в карманах брюк. Они боялись его необузданной натуры и стремились торопливо покинуть кренящийся набок корабль, махая на прощание крысиными хвостиками. И никакого огорчения из-за этого он не испытывал.
Мелькали неясные картинки вчерашнего вечера: витраж в ресторане, официанточки в красных передниках, какая-то смазливая рыжая девица за столиком, чье-то рыло сбоку, услужливо протянутый метрдотелем сотовый телефон, по которому он куда-то звонил… Или это было в другой раз? Странно: если его и опоили, то зачем? Уж кто-кто, а он-то никак не мог походить на мажора. Так, мелочь огородная. Тянет в лучшем случае на вольного художника, потрепанного жизнью. Ну что с него взять? Что можно соскрести с тридцатидвухлетнего безработного, промышляющего то там, то здесь, да еще и разведенного, выгнанного из дому и проживающего в квартире приятеля в качестве сторожа? Кроме штанов да нательного крестика – ничего.
Сергей не любил загадок. Особенно если они касались его самого. Почти аллергическое раздражение вызывали у него всякие целители, маги-пророки и прочие недоумки. При встрече с ним они запросто могли бы получить и по шее.
Покончив с завтраком, Сергей потянулся к мобильнику. Загадочный номер не давал ему покоя. А абонент не отвечал, слышались лишь язвительные гудки. Через десять минут он повторил попытку, и вновь безрезультатно.
Вышел на балкон, сбросил халат и проделал несколько легких упражнений, разминая мышцы. Но вскоре разошелся, принялся за зарядку всерьез, выгоняя из себя скопившиеся кетоны и альдегиды. Стал молотить в бетонную стену кулаками – это было его собственное гимнастическое изобретение. Удары сыпались с молниеносной быстротой, но, благодаря правильной постановке кисти, боль не чувствовалась – наоборот, ощущалось приятное напряжение в руках.
В молодые годы Сергей занимался многими видами спорта, а больше всего боксом. Нокаутировав напоследок своего бетонного «спарринг-партнера», он перелез через балконные перила и, используя их как турник, начал подтягиваться, зависнув над улицей на высоте восьмого этажа.
На соседнем балконе стояла молодая женщина. Она курила, насмешливо глядя на Сергея.
– Ха-арош! – сказала она, пустив в его сторону струйку дыма. – Когда-нибудь ты сорвешься. То-то будет потеха!
– Привет, Люся! – ответил он, болтая ногами. Внизу, возле газетного киоска, скопились старушки, показывая в его сторону пальцами.
– Подкинь немного до зарплаты, – обратился Сергей к черноглазой красавице.
– Сщас! – отозвалась она.
– А муж дома?
– На работу ушел.
– Тогда я зайду!
– Сщас! – повторила она и скрылась в своих апартаментах.
Сергей повисел еще некоторое время под теплым августовским солнцем, занятый своими мыслями. Кто дал ему вчера этот чертов номер? Значит так, красные передники – это ресторан-кафе «Иглар», тут неподалеку. Есть еще «Джанг», но это совсем для убогих. Туда он не ходок. Хотя могло занести. Деньги были, подзаработал на наладке компа у одного коммерса. Все остальное вспоминалось смутно.
Он подтянулся и перелез обратно на балкон. Внезапно Сергей подумал о том, что, возможно, следует позвонить по какому-то определенному коду. Например, короткий звонок, отбой, набрать еще раз, снова выключить и потом уже звонить до упора. Прием не нов. Что ж, стоило попробовать. Цифры, явившиеся ему во сне, подобно семени, упали на благодатную почву и начали прорастать. А вместе с ними должна была круто измениться и вся его жизнь. Но он об этом пока еще не знал.
Охваченный азартом Сергей предпринял очередную попытку и тут вдруг, наконец, услышал женский голос абонента. Это был робот, повторявший одну и ту же фразу:
– Сегодня в шестнадцать часов на Чистых прудах, возле магазина «Дайна».
Он усмехнулся, испытывая одновременно и облегчение, и какую-то внутреннюю тревогу. Была решена одна задача, но вслед за ней тотчас возникла новая, еще более туманная. Что должно было произойти сегодня в четыре часа возле этого самого магазина? Или это приглашение на встречу? Он уже не сомневался, что совершенно случайно вторгся в чей-то скрытый, тщательно оберегаемый от посторонних мир, заглянул в щелочку, где пока ничего, кроме расползающихся теней, не видно. Стоит ли и дальше ворошить этот муравейник?
Он еще не решил для себя, как поступит, но сейчас просто необходимо было выпить хорошего нефильтрованного пива. И Сергей выскочил из квартиры. Тотчас же приоткрылась соседняя дверь, а на пороге возникла черноглазая красотка. Поджидала.
– Ну, заходи, коли напросился! – насмешливо произнесла девушка с пониженной социальной ответственностью, кокетливо дернув плечиком.
– Потом, Люсенька, потом! – отозвался он и загрохотал вниз по лестнице.
– Кретин! – услышал вслед голос оскорбленной добродетели.
Выбежав из подъезда, Сергей стал пересекать внутренний дворик, совсем позабыв о серьезной опасности. Уже третий день какой-то урод, поймав «белку», швырял из окна пустые бутылки. Причем пример его был настолько заразителен, что и из других окон порой начинало вылетать нечто подобное. Национальный вид спорта жильцов дома номер восемь по улице Гнедича. Вот и сейчас одна из бутылок, просвистев над головой Сергея, шлепнулась в пяти метрах, зарывшись горлышком в клумбу
– Козлы! – заорал Сергей на весь двор. – Шеи всем повыворачиваю!
Так начался для него день восьмого августа 2017 года от Рождества Христова…
Купив пива, он встретил возле сбербанка старого приятеля – высокого тощего субъекта с копной рыжих волос.
– Мишель, ответь мне на один вопрос: не с тобой ли я пил вчера в «Игларе»?
– Уйди, отстань, – отозвался тот. – Не мешай работать.
А «работа» его заключалась в том, что он «нагибал» лохов, которые хотели обменять валюту. Опытным глазом отлавливал их у дверей и предлагал более выгодный курс. Но времена уже не те, что лет десять назад. Кризис. Многие обменники вообще пропали. Очередей в них нет. Настоящей работы с клиентами – никакой. Дурачки только и попадаются.
Сергей отправился восвояси. Сел на бордюр и стал попивать пивко. Издалека видел, как Мишка впаривает туфту какой-то светловолосой девушке. «Вот ведь коза попалась!» – незлобиво подумал он.
Девушка была совсем юная, возможно, только в этом году закончила школу. Свежий персиковый цвет лица, пушистые волосы. Вскоре картина маслом получила последний мазок. Мишка торопливо пошел прочь, а юница стала рассматривать полученные сто долларов. Потом плечики ее начали подрагивать. И Сергею ничего не оставалось, как подойти к ней с утешениями.
– Ну, будет слезами капать-то. Сама виновата.
Девушка испуганно посмотрела на него.
– Глядите, что он мне подсунул! Вместо моих, настоящих!
Стодолларовая купюра выглядела, как и все ее сестры. Но на обороте стоял типографский штамп: «Для игры».
– Вот и играй теперь. В бридж. Только краплеными картами.
Девушка перестала плакать и сердито огрызнулась:
– А вы с этим рыжим из одной шайки? Видеть вас всех не могу!
Она торопливо пошла к метро. Сергей обогнал и заступил дорогу.
– Послушай, родная, остановись, на мгновенье! Я тебе зла не желаю, помочь хочу. Если ты подождешь меня вот тут, на скамейке, я сбегаю и принесу тебе твои сто долларов. А пока съешь мороженое.
Девушка смотрела на него в нерешительности. Он почти силой усадил ее на лавочку и побежал по улице. А Мишку разыскал за три квартала отсюда, возле другого «сбера». И ласково взял за воротник:
– Миша, ошибочка вышла. Девушка, которую ты кинул, оказалась моей сестрой, так что гони доллары обратно. Нехорошо обижать маленьких.
– Да пошел ты на легком катере к едрене матери! – огрызнулся тот.
Пришлось слегка поучить его вежливым манерам. Когда Миня начал подниматься с земли, Сергей поинтересовался:
– Второго хука, надеюсь, не надо? Или понравилось?
– Достаточно, – ответил кидала, выплевывая зуб. – Спасибо. Все было очень вкусно. Привет сестре.
Забрав купюру, Сергей поспешил обратно, услышав мстительный скрежет вслед:
– Это тебе, Серый, даром не пройдет, мы тебя еще подловим!
Через пять минут он уже был возле скамейки, но теперь вместо девушки на ней сидела старушка в темном платке.
– Как быстро ты постарела, любовь моя! – огорченно произнес он, рыская глазами по сторонам.
– А? – откликнулась пенсионерка. – С сорокового года я. А ты женихаться, что ли, лезешь?
– Еще лет десять могу и подождать. А потом уж и сватов зашлю.
Он пронесся вокруг домов и магазинов, аптек и салонов, ища девицу. Чужие сто долларов начинали жечь его карманы и оставлять волдыри на ладонях. Метафизически, разумеется. Так и не найдя девушку, Сергей остановился и решил тотчас же их потратить. Аппетит разыгрался. И он свернул в кафе. «А сотку я тебе верну, не сомневайся, дай только разыскать, глупыш», – мысленно пообещал он.
…Днищев развелся с любимой супружницей в начале февраля этого года. На душе тогда было муторно и тоскливо. Катюша, наоборот, веселилась вовсю. Женился он на ней девять лет назад, заканчивая МГУ. До этого был первый брак, стремительный, восторженный и погасший, словно искра в ночи. Он продлился всего шесть месяцев и был наполнен безумной отрешенностью от реальной жизни и постоянным оскорбительным безденежьем.
А потом его первая жена, звали ее Ирина, и была она немного «тронутой», в порыве какой-то непонятной депрессии, вызванной, возможно, чрезмерностью ее экзальтированной любви, на излете своего счастья мягко спланировала с шестого этажа на зеленую травушку, не разбившись насмерть, а лишь сломав три позвонка. В дальнейшем она стала передвигаться на инвалидной коляске, дьявольская красота ее быстро пошла на убыль, а Сергей, чувствуя себя отпетым негодяем, подал на развод, проталкивая внутрь застрявший в горле ком.
Первое сентября было каким-то мистическим числом в жизни Днищева. В этот день он родился, женился на Ире, а потом познакомился с Катюшей. И расписались они тоже первого сентября. Сергею иногда казалось, что и умереть он должен также в первый день осени. Как ни крути, а логика судьбоносных цифр неумолима.
Отец у Кати был полковником ФСБ. Но это Сергея мало пугало, поскольку Василий Федорович производил впечатление вполне даже симпатичного человека, а уж умного – вне всякого сомнения. Они даже подружились. Тесть купил любимой дочери и зятю двухкомнатную квартиру. Родители Сергея, простые пенсионеры, не потянули бы даже на шалаш.
Потом Катенька начала погуливать. Сергей знал об этом. Все чаще она возвращалась домой за полночь. Нагло дымила в лицо некурящего мужа, сверкала глазищами, довольная, что удовлетворила свое жаркое лоно, но требовала еще и от мужа исполнения супружеских обязанностей.
«Не удавить ли ее сразу?» – думалось в такие минуты Сергею. Он уходил, сдерживая себя, в комнату к дочке, Танечке, и начинал там благодарить Господа за то, что спас его грешную душу от искушения.
Дальше, однако, стало еще хуже. Однажды он вернулся из командировки и застал за столом напомаженного жеребца в шлепанцах, чувствовавшего себя довольно вольготно.
– Это Федося, – познакомила их коварная супружница. – Мой старый приятель.
Хорошо хоть не сказала «любовник», что и так было ясно. Сергей что-то пробурчал в ответ. Он устал, и ему хотелось спать.
Сели ужинать. Федося и не собирался уходить.
– Ему временно негде жить, – пояснила Катюша не моргнув глазом. – Пусть он пока у нас останется.
– У нас постель маловата для троих, – откликнулся Сергей, махнув стопку водки.
– А я ему на кухне раскладушку поставлю, – жена явно издевалась над ним.
– Я умещусь, – подтвердил Федося, которого забавляла вся эта ситуация.
Сергей внимательно посмотрел на него, и разглядывал довольно долго. Потом перегнулся через стол и врезал парню левой в ухо. Юный Казанова упал под стол и не торопился выныривать оттуда. Катюша истерически завизжала.
– Убирайся из моего дома! – орала она. – Все, развод! Немедленно!
– Как вам будет угодно, – вежливо согласился Сергей.
Через месяц они развелись, и больше всего Сергей жалел свою смышленую Танечку. Да и непутевую жену продолжал как-то отчужденно любить, вспоминая прожитые с нею годы и ища в них только хорошее.
Сначала он жил у своих родителей на Якиманке, но вскоре не выдержал постоянного надзора и пиления, словно он был деревянным чурбачком, предназначенным для камина. Старики были милые и добрые люди, но совершенно не понимали его.
Неожиданно поступило предложение от его школьного приятеля, отправлявшегося надолго за границу, – перебраться пока в пустующую квартиру в Сокольниках. И Сергей с радостью согласился. К этому времени он уже был полноценным безработным, медленно, но верно скатываясь на самое дно. А вот сейчас только что позвонил его заграничный друг и сообщил, что возвращается через неделю. И до таинственной встречи на Чистых прудах оставался один час…
Ровно к четырем Сергей приехал на Чистые пруды. Стал прогуливаться возле магазина «Дайна», чувствуя себя необычайно глупо, словно принимал участие в какой-то детской игре. Это ощущение усиливалось еще и оттого, что неподалеку на скамейке сидел весьма странный тип в замызганном плаще с капюшоном, из-под которого посверкивали глаза. «Еще один городской сумасшедший, – подумал Сергей. – Уж не с ним ли мне назначена встреча?»
Мимо проходил сухощавый, загорелый до черноты, как мумия, мужчина с тщательно подстриженными белесыми усиками. Он поравнялся с Сергеем и негромко произнес:
– Восемь, девять, шесть, четыре…
Сергей быстро сообразил и отозвался:
– Девять, семь, шесть, двадцать…
И тот, глядя на него, сказал:
– Давайте пройдемся по аллее.
Было жарко и душно. Над Москвой плыла какая-то грязно-серая копоть. Сергея все еще забавляла сложившаяся ситуация, а его странный спутник молчал, будто ждал некоего сигнала.
– Значит, вы все-таки решили принять наши предложения, – заговорила, наконец, мумия фараона. – Я рад. В вашем положении это самый разумный выход.
– Конечно, – согласился Сергей.
Чего этот тип от него хочет? О каких предложениях говорит?
– Инструкции вы получите потом, – продолжил его спутник. – Когда начнете подготовку на Базе. А пока, собственно, я должен передать вам вот это. – И он протянул желтый конверт. – И предупредить, что после выполнения задания вы покинете Россию навсегда.
Это «навсегда» прозвучало довольно-таки зловеще.
– Я понимаю, – ответил Сергей.
Спутник, кажется, впервые взглянул на него более пристально.
– Вряд ли понимаете, – с сомнением отозвался он. И добавил: – Поскольку всего не понимаю даже я сам. Но так и задумано, чтобы каждый игрок знал лишь свои карты. Подсмотреть чужие не удастся никому.
– Я не любопытен. Меня привлекает сам процесс игры.
– Все люди любопытны, – поправил его незнакомец. – Потому и были выгнаны пинком ноги из рая. Это так, к слову. Через неделю вы позвоните по тому же номеру, и мы продолжим нашу беседу. А пока отдыхайте, набирайтесь сил. Суммы должно хватить, чтобы решить все ваши маленькие проблемы.
– Не такие уж они и маленькие, – ворчливо ответил Сергей.
– Не торгуйтесь, – урезонил его спутник. – В свое время вы получите достаточно. Засим прощайте.
И он быстро зашагал в сторону метро. Днищев некоторое время смотрел ему вслед, потом пошел в противоположную сторону. На ходу вскрыл конверт, пересчитал десять бумажек по сто долларов. Он понимал, что, взяв деньги, он уже связал себя определенными обязательствами со странным человеком с Чистых прудов, за которым стояло неизвестно что. «Ладно, – решил он, – будь что будет. В конце концов, никто не может заставить меня звонить через неделю по этому номеру и делать то, чего я не хочу».
Махнув рукой, он поехал домой, не предполагая, что на некотором расстоянии за ним следуют два невзрачных человека, сменяя друг друга через равные промежутки времени.

Роман Александра ТРАПЕЗНИКОВА «ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ»
опубликован в журнале «Детективы «СМ» № 03-2017 (выходит в июне)




Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 211 гостей и нет пользователей

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ