• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Олег ЩЕРАТОВ

 

 

 

 

 

 

 

ДВА ПОДКОПА
(Из личного архива ветерана Московского уголовного розыска)
Отрывок из повести
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Следующее сообщение агента стало решающим: ограбление было намечено в новогоднюю ночь – в расчете на полное отсутствие бдительности угостившихся сторожей и городовых.
Накануне Швабо обошел магазин в сопровождении владельца и управляющего, осмотрел торговый зал, подсобные помещения, даже в ватер-клозеты заглянул, прикинул, как наиболее надежно расставить своих агентов для засады.
В тот же день пьяненький солдат-гармонист, потоптался возле входа в котельную, якобы по малой нужде, обронил взвизгнувшую гармошку и вскрыл отмычкой замок на двери. Заглянул внутрь, убедился, что подкоп вполне завершен и готов к приему посетителей.
31 декабря публики в магазине было много. Дамы льнули к витринам, по-простецки работая локтями; мужчины крутили усы и поглаживали бородки в предвидении больших расходов; детишки окружили зеленую елку в центре зала, намереваясь стянуть с нее либо золоченый орех, либо блестящий шарик с узорами.
Ближе к вечеру, когда под уличными фонарями заискрился новогодний снег, среди солидных господ, что спешили сделать новогодние подарки своим дамам, среди восторженных дам, в глазах которых сверкали брильянтовые и золотые искорки, агенты Швабо, не отличимые от покупателей, внимательно не столько знакомились с выставленными на новогоднюю продажу драгоценностями, сколько прикидывали, кому и где придется занять свое место и как действовать во всех случаях. В том числе – и в непредсказуемых.
…Пронзительный звонок оповестил почтеннейшую публику о закрытии магазина. Отзвякали кассы, отзвенели монеты, отшуршали ассигнации. Публика покинула залы. И бесследно растворились бойцы летучего отряда. Каждый принял свою точку для выполнения первой задачи – терпеливо ждать.

Время в засаде идет медленно. Порой кажется, что вовсе стоит.
В магазине царила тишина. Лишь позвякивают подвески люстр, мерно постукивают часы, мелодично позванивают на елке стеклянные шары от сквозняка, потрескивает паркет, недовольный снегом, что натащили с улицы сапоги, калоши и штиблеты; поскрипывает осмелевшая мышка, которой все едино что грызть – сухарную корку или красивый камешек.
С улицы еще доносится шум. Повизгивает ядреный снег под санными полозьями, слышатся говор прохожих, басок городового, далекая запевка уже встретившего Новый год мастерового…
Часы мягко сообщают: полночь. В центре зала раздается треск, часть паркета проваливается. В дыре появляется голова в меховой финской шапочке. Человек осматривается, затем подтягивается на руках, встает, зачем-то отряхивает колени. За ним – еще трое. Они начинают сноровисто чистить витрины, поругиваясь, поторапливая друг друга. Лапа, тяжело ступая, шагает в соседнее помещение к сейфам, где хранятся главные сокровища и громадные деньги. Почти беззвучно вскрывает первый ящик и… затейливо выражается. Не с восторгом, а с возмущением – будто его обманули, посулив конфетку и вручив пустую от нее обертку. Через десять минут, распахнув тяжелую дверцу другого сейфа, Лапа жалобно и с обидой охнул. Этот ящик не был вовсе пуст. В нем лежит кусок картона, на котором очень выразительно, в цвете нарисован ядреный кукиш, на ногте которого – желтый квадратик, для ясности снабженный стрелкой с надписью «масло».
Вспыхивают люстры, решительно звучат строгие голоса, матово поблескивают вороненые стволы револьверов. Один из грабителей шустро, как крыса от фокстерьера, ныряет в дыру. Но на выходе из норы его ждут, сбивают с ног, надевают наручники, усаживают в пролетку.
– Ну что, господа мазурики, – весело говорит Швабо, – не разбогатели?
Лапа по-медвежьи ворчит, поводя плечами. Наручники наручниками, но все-таки двое агентов придерживают его по бокам. Мужик здоровенный; был случай, когда, не уложившись в срок, он вскинул на плечо и уволок из конторы подрядчика стальной ящик. Не в сто пудов, конечно, как гласила воровская легенда, но в десять – точно.
А Швабо посмеивается, похаживает, скрипя сапогами по паркету, похлопывая перчаткой по бедру: это его звездный час!
– Как же ты промахнулся! – Швабо остановился напротив Лапы. – Такой знаменитый вор, а на пустые жестянки кинулся. Не хватило тебе ума догадаться, что все брильянты я на эту ночь в банке спрятал.
Да и в торговых залах ничего особо ценного не оставалось, многое заменили на всякий случай дешевой французской бижутерией, которой даже уличная девка не порадуется.
Лапа качнулся, сверкнул острым глазом из-под бровей:
– Ништяк, ваше благородие, будет и на моей улице веселый праздник.
–  Может, когда и будет, – философски заметил Швабо, – но очень нескоро.
Тут он ошибся. Через два с небольшим месяца настал праздник на всей воровской улице. Но об этом позже.
– Что ж, – сказал Швабо, – поехали. А то уже шампанское перемерзло.

Утром в своем кабинете Карл Петрович поздравил сотрудников с успехом, угостил сигарами, пообещал награды. Да тут еще посыльные от управляющего магазином внесли красивую коробку с елочкой, украшенной золотыми десятирублевиками. А под елочкой – шустовский коньяк в бутылке в виде Деда Мороза.
Казимир Швабо, получив очередной чин и большую премию, собрал по этому случаю у себя на квартире близких соратников.
Стол был обилен. Искрились в бокалах шампанского елочные огоньки, янтарем мерцали коньячные рюмки, звенело серебро приборов. Заехал на минутку Карл Петрович, поцеловал хозяйке руку, отечески приобнял хозяина, и еще раз поблагодарил сотрудников за хорошую работу, пожелал новых успехов по службе на благо государя и Отечества.
Сидели за столом долго, с азартом вспоминая и без конца обговаривая все моменты задержания. Смеялись над почти что детским разочарованием Лапы, над его обидой на судьбу. С ироническим сочувствием оценивали длинный подземный ход, так тяжко давшийся и ничего не давший злоумышленникам. Вспоминали и другие дела.
Вместе со взрослыми сидел за столом и Швабо-младший, гимназист восьмой ступени. С распахнутыми глазами, с открытым ртом слушал удивительные рассказы бывалых сыскарей. И не понять было: кем он больше восхищается – ловкими агентами или гораздыми на хитрость и отвагу ворами.
Швабо-старший прочил сыну карьеру инженера-путейца, понимая, что по стопам отца Стасик не пойдет. Не было у него к тому необходимого таланта. Впрочем, годы спустя обнаружился у Станислава Швабо другой талант, прямо противоположный. Но об этом – позже. А пока Россия провожает шестнадцатый год, вступает в роковой семнадцатый…

Повесть  Олега ЩЕРАТОВА «ДВА ПОДКОПА»
опубликована в журнале «ПОДВИГ» №6 за 2017 год (ИЮНЬ)


Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 238 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ