• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Николай ПРОКУДИН

 


ОСТРОВ АМАЗОНОК
Отрывок из романа

ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

…Слово «комендант» девчата заучили, стоя в строю, и запомнили за полчаса. Аборигенкам стало даже нравиться запоминать новые звания и должности своего короля. Многосложные и многословные титулы и имена у туземцев вызывали высшую степень восхищения, и, узнав об этом, Серега придумывал себе их, заставлял запоминать и повторять вслух. Теперь любая мелюзга обязана была при встрече с Сергеем, обращаясь к нему, не забыть перечислять все звания и титулы: ваше величество, превосходительство, начальник гарнизона, комендант, полковник, великий путешественник и мореплаватель!
Так Серега развлекался, точнее сказать, шалил, но ни о какой настоящей монархии с престолонаследием всерьез он не помышлял, наоборот, даже подумывал о парламентских выборах, естественно, при президентском правлении. Президент, парламент, армия и полиция в лице фельдфебельш и верховная жрица — Пенелопа Гвинейская. Точное слово — «жрица». Что-что, а пожрать Пенелопа обожает, есть у нее такая слабость.
— Трындец пришел моему королевству, эфиоптвою мать! — вдруг громко вскрикнул комендант, витиевато выругался и бросился со всех ног вниз к подчиненным. 
Секунду назад он увидел в подзорную трубу, что к острову в быстром темпе приближались пять пирог, наполненных вооруженными туземцами. Оружие не ахти какое: копья, дротики, дубинки, луки, но уж больно банда была многочисленной. Больше всего Строганов опасался возвращения из дальних странствий настоящих мужей своих поданных. Ох, как они рассвирепеют, узнав о внебрачных связях своих временно покинутых супружниц с неизвестным бледнолицым самозванцем!
«Черт! Угораздило заявиться этой шайке так не вовремя, ведь ещё не закончено строительство большой катапульты, которая сможет метать двухпудовые глыб на полмили. Маленькая сделана, но она бросала камушки по пять килограммов и всего на сотню метров.
Серега ударил в сигнальный колокол (колоколом служил повешенный на столб дырявый котелок) и подал сигнал тревоги. Первыми примчались фельдфебели. Взглянув в подзорную трубу, перепуганные девчонки стали быстро щебетать, хватая себя за горло, высовывая языки.
—  Это ваши мужики ­папуасы вернулись? Да или нет? — спросил Серега Маньку. — Мужья с охоты вернулись?
— Нет, господин комендант! Только ты наш муж и хозяин! — бросилась в ноги Манька. — Это охотники за головами с островов, откуда встает солнце! Они часто приплывают из далекой земли и на нас нападают. Обычно наши мужья встречают разбойников в море и там с ними бьются. Вернее сказать, раньше встречали, теперь ты наш муж!
Ага! Так вот они какие, местные флибустьеры, охотники за черепами! Пираты, мародеры, насильники и грабители приплыли в гости без спросу. Серега обрадовался тому, что пятой колонны в тылу не будет, а население видит в пришельцах исключительно врагов.
— Поднять гарнизон по тревоге! Всем прибыть в крепость! Танька, бегом в поселок, поторопи население. Гудок и Запаска, марш к катапульте, сейчас будем топить пироги. Ор­р­удие к бою!
Каннибалы торопливо гребли, направляя лодки точнехонько в проход между рифами, и вскоре они уже проскочили во внутреннюю акваторию острова и приблизились к побережью как раз на дальность выстрела катапульты. Механика была простенькая: длинный шест с ящиком на одном конце и противовесом на другом. Конструкция крепилась к бревну, лежащему сверху, поперек вертикальных двухметровых столбов.
Манька и Фэй притянули за лиану к земле пустой ящик, Сергей положил в него несколько булыжников и стал выжидать. Сектор обстрела был заранее определен, лагуна пристреляна на ежедневных тренировках, промаха быть не должно. Папуасы испускали воинственные кличи и, сами того не ведая, интенсивно гребли к нужному участку. Вот они уже вошли в район вероятного поражения, на дальность прицельного «бомбометания».
— Пли! — скомандовал Серега, и девчонки отпустили натянутую катапульту.
— Фью! — свистнула Гудок вслед улетевшим камням.
Булыжники улетели в сторону моря, и ближайшая пирога попала под град камней. Она перевернулась из-за того, что некоторые из гребцов, завидев рушащийся с неба крупный галечник, в панике спрыгнули в воду. Сергей видел, как один раненый туземец утонул, другой окровавленными руками цеплялся за лодку, а третий пытался плыть с разбитой головой. Оставшиеся в живых, около десяти дикарей, быстро пустились вплавь к берегу, опасаясь акул. Отрадно, что дубины, копья, дротики они потеряли в воде, и шайка выбралась на берег с голыми руками.
«Запах крови должен привлечь акул, пусть зубастые полакомятся!» — подумал Серж и скомандовал:
— Заряжай!
Девчата работали шустро. Раз за разом выпущенные снаряды находили свои жертвы. Расчет успел выстрелить пять раз, пока нападавшие не вышли из сектора обстрела в мертвую зону возле берега, недосягаемую для камней. Удалось утопить еще одну лодку, а появившиеся в лагуне акулы успели растерзать парочку отставших раненых пиратов. Остальные, пусть и без оружия, но злые и разъяренные, устремились на штурм вместе с другими вооруженными туземцами. К этому времени Танька созвала в форт всё население, и женщины с детьми заполнили пространство крепостного двора. Итак, битва началась!
Под руководством фельдфебельш личный состав обороняющегося гарнизона колотил копьями и палками по рукам и головам лезущего на стены противника. Первый натиск удалось легко отбить. Он длился недолго, минут десять. Наивные дикари подумали, что сумеют быстро перелезть через частокол, который казался незначительным препятствием, но выяснилось, что трехметровую изгородь с заостренными на концах кольями, опутанную сухими колючками, легким наскоком не взять. К тому же на раскрашенные боевой краской тела сверху обрушился град камней, обороняющиеся кололи их остроконечными шестами, в глаза сыпали песок.
Папуасы в недоумении отошли и долго переговаривались, возбужденно жестикулируя. Они разглядели, что среди обороняющихся только женщины и дети, которые почему-то и не думают сдаваться. Засевшего в башне со стрелковым оружием Сергея они пока не заметили. Отпор, оказанный бабами, их лишь раззадорил, добыча казалась легкодоступной, и требовалось лишь приложить некоторое усилие.
Каннибалы разбились на пары, проявляя смекалку и военную хитрость. Один держал копье спереди, другой сзади, задний приподнимал переднего на этом своеобразном шесте, и тот карабкался по стене, цепляясь ногами за выступы и обрубки сучьев. Однако на каждого такого «альпиниста» приходилось по два с половиной обороняющихся защитника форта. Половинка — это дети и подростки. Они дружно выставили навстречу карабкающимся дротики, палки, швыряли в лицо врагам камни, песок, копья, стреляли в упор из луков.
И вновь противник отступил, оставив под стеной тела умирающих: четверо убитых валялись прямо под стенами, трое лежали чуть поодаль, ещё пятеро раненых ушли к берегу, омывать раны морской водой.
Не сумев взять форт сходу, интервенты людоеды сбились в одну ватагу, и на этот раз сменили тактику. Видимо они решили перейти от наступления со всех сторон к главному прорыву на одном участке, а именно у ворот, которые по высоте были чуть ниже основной стены. Сергей пересчитал оставшихся противников по головам. Итак, атакующих тридцать семь! Он учел только тех, кто пойдет в атаку, стоящих с бревном-­тараном наперевес – тяжелораненые пока не бойцы.
«Ого! Как они быстро соображают и обучаются! Стенобитное орудие придумали в виде ствола поваленной пальмы. Надо же, и почему она там валялась, а не была занесена в крепость? Тридцать семь негодяев! Ну а теперь ваше слово, товарищ АКМ!»
Бабы искоса поглядывали на своего властителя и возмущались, почему он их не защищает, не участвует в сражении, не грохочет из своего ручного железного громовержца, не поражает врагов молниями. Раньше Сергей экономил патроны, не хотел стрелять очередями по рассредоточенному противнику, а теперь, когда каннибалы собрались в кучу, — время пришло. Неизвестно, сколько раз ещё могут приплыть такие же отряды бандитов – патроны нужно беречь.
Дикари, жутко вопя, побежали с бревном наперевес к воротам, но с расстояния в пятьдесят метров до цели Строганов произвёл первый прицельный выстрел и поразил самого первого у бревна папуаса. Он по инерции промчался ещё метра три и рухнул, как стреноженный конь, под ноги бегущему следом товарищу. Туземец запнулся о мертвое тело и полетел на землю, вытянув вперед руки, за ним — другой, третий. Образовалась свалка, куча мала. Ствол пальмы воткнулся в песок, и рассыпавшийся строй дикарей повалился на землю.
Сергей одиночными выстрелами уничтожал бегущих прочь людоедов, стрелял, пока не закончились патроны в магазине «калаша». Громкие хлесткие звуки распугали шайку, и воинственный пыл в рядах противника мгновенно угас. Строганов почти не мазал и после каждого выстрела воин либо падал замертво, либо корчился раненым, оставляя за собой на песке красные дорожки.
Полковник подвел предварительные итоги: новые двенадцать трупов и десять раненых. Боевой порядок нападавших оказался разрушен, они были дезорганизованы. Напуганные и растерянные дикари в панике бросились бежать к уцелевшим пирогам, бросив раненых и покалеченных на милость победителей.
Но милости при первобытно­общинном строе не дождешься. Амазонки, вооружившись копьями, кольями, дротиками, бросились добивать врага, одни прыгали вниз через стену, а другие ринулись в открытые настежь ворота – все помчались в сторону поверженного противника, словно за дичью на охоте. Упускать оставшихся в живых интервентов с острова было нельзя, так как они могли привести с собой новые отряды.
Серега обогнал свое ополчение, залег на берегу и не спеша, хорошо прицеливаясь, методично пробил днища в обеих пирогах. А дальше дело было за акулами, уцелевших в бою каннибалов съели в воде каннибалы морские.
Как говорил мудрый русский князь полководец Александр Ярославич: «Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет».

Роман Николая ПРОКУДИНА «ОСТРОВ АМАЗОНОК»
 опубликован в журнале «ПОДВИГ» №04-2021 (выходит в АПРЕЛЕ)

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 391 гость и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ