• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Борис ГУРЧЕВ

 

 

 


ИСПЫТАТЕЛИ

Главы из повести
СОКРАЩЕНЫ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ


ПОРТ ТАРТУС
В Тартусе, что удобно расположен в Сирии, дислоцируется единственный за пределами бывшего СССР российский пункт материально-технического обеспечения ВМФ, в котором могут обслуживаться наши боевые корабли в Средиземном море. Военная база существует с 1971 года. Она создавалась для обеспечения действий флота в Средиземном море – ремонта кораблей, снабжения их топливом и расходными материалами.
До осени 2015 года объект обслуживали 50 российских военных моряков. Теперь ситуация изменилась. К сентябрю 2015 года здесь несли службу уже около 1700 специалистов.
В октябре 2016 года Министерством обороны России было принято решение создать в сирийском Тартусе постоянно действующую военно-морскую базу…


СОВЕЩАНИЕ НА БАЗЕ ХМЕЙНИМ
Испытатели  РЭБ «Шиповник-АЭРО» из Москвы во главе с руководителем группы Николаем Федоровичем Ковальчуком стояли перед зданием с табличкой красного цвета, на которой значилось «Штаб воинской части…».
– Прошу! – старший лейтенант распахнул дверь. – Дальше мимо дежурного по коридору налево. Упретесь в кабинет с надписью «Командир».
В просторном кабинете навстречу поднялся моложавый, наполовину седой полковник ВКС.
– Полковник Самойлов, командир базы, – представился он. – Проходите, товарищи, присаживайтесь за стол, остальные сейчас подойдут. Вам сколько времени нужно на сообщение? Полагаю, пяти минут хватит.
Корольчук взглянул на часы большого размера, висящие в кабинете. Кабинет начал заполняться офицерами, совещание началось. «Воды» много не лили, все выступающие говорили коротко и по делу
– Итак, товарищи, – проинформировал присутствующих командир, – правительственные войска взяли под свой контроль часть провинции Ракка. Это на севере Сирии. Нас интересует, конечно, не вся провинция, а только аэродром Ат-Табка, на котором базировалась авиация США. Поставлена задача перебазировать туда пока эскадрилью вертолетов и прикрыть аэродром частью средств ПВО…
Высказывались все по очереди. Главный конструктор делал свое сообщение последним.
– А что если помимо средств ПВО на аэродром для его дополнительной защиты нам перебросить испытывающийся комплекс «Шиповник»? – спросил командир, выслушав. – В транспортный Ми-26 он легко поместится!
Николай Федорович тут же согласился. Лучшего варианта трудно было придумать.
– Только у нас не «Красуха», – предупредил он. – Радиус действия десять километров всего.
– Подойдет вполне, – сказал полковник. – Значит вылет через три дня. Пойдете на погрузку с комплексами ПВО. Вопросы?
– Машину нашу нужно дозаправить, – чуть помявшись сказал Николай Федорович. – Баки почти пустые. Да и документы необходимо бы оформить.
– Этим как раз у нас ведает помощник заместителя по тылу. – С места поднялся старший лейтенант Григорьев. – Заправить сколько надо и впредь заправлять их автомобиль топливом по потребности. И возьми у них все необходимые документы, поставь печати. Еще вопросы? Вроде все порешали.


В ПРОВИНЦИЮ
Совещание у командира оказалось на удивление коротким – длилось оно всего сорок минут. Времени до ужина оставалось еще больше часа. Корольчук, достав из папки, вручил Григорьеву документы, на которых требовалось поставить печати воинской части, и испытатели направились в свой коттедж.
Надо было скоротать время до ужина. Придя в помещение, водитель Петрович стал разбирать сумку.
– Доедать надо, – пробурчал он, – пропадут иначе продукты. Как раз по бутербродику.
В дополнении к закуске из сумки была извлечена полуторалитровая бутылка.
– Чача! – торжествующе молвил Петрович. – С самого Новороссийска везу. За приезд сегодня и прикончим. Завтра уже нельзя. Лететь нужно будет через два или три дня. Накрывайте на стол…
Через три дня заправленный КамАЗ с утра заехал на вертолетную стоянку. Петрович просто мастерски загнал машину в вертолет, ее раскрепили. Закрылись створки, вертолет поднялся в воздух и повез «Шиповник-АЭРО», а заодно и людей, его испытывающих, воевать. Что их ждало в ближайшем времени, каков будет их противник было неизвестно.


НА АЭРОДРОМЕ
Вертолет, несмотря на габариты и тяжелый груз, летел над сирийскими песками на малой высоте,  обходя на пути редкие селения – вдруг какой-нибудь обкуренный «воин ислама» возьмет в руки «шайтан-трубу», гранатомет РПГ-7, да запустит гранатой. Все обошлось, однако. Тяжелый вертолет достиг аэродрома и благополучно совершил посадку на бетонку взлетной полосы.
– Мы на месте, – открыв дверцу, ведущую в грузовой отсек, сообщил второй пилот. – Сейчас откроем погрузочные ворота, опустим аппарель и вам можно будет выезжать
– Я к машине, – сообщил Петрович. – Раскрепления ее убрать надо, чтобы выехать.
– Давай, дружище, иди воюй, – сказал зам. – Впрочем, теперь все мы на настоящей войне. Только оружие почему-то не выдают.
Створки в корме машины распахнулись, аппарель опустилась и автомобиль выкатился из вертолета. Испытатели окунулись в сухую, сорокаградусную жару. Она настигала везде.
– В капонир заезжай, – дал команду «главный». – Там маскировать машину будем. В сооружении хоть какая– то тень, и может быть сквозняк маленький.
Вокруг царила общая заброшенность: американцы покидали базу быстро, по максимуму все забирая с собой, в полуразрушенных капонирах для некогда стоящих там самолетов кучи разного мусора.
В 2014 году в разгар войны в Сирии аэродром захватили боевики запрещенного Исламского государства. Летом 2017-го их выбили отряды оппозиционных Башару Асаду «Сирийских демократических сил» (СДС), которые занимали проамериканскую позицию. СДС контролировали Табку и всю провинцию Ракка более двух лет, за это время там появилась военная база США. По информации сирийских офицеров, террористы разрушили взлетную полосу, а пришедшие следом за ними американцы не стали ничего восстанавливать. Сейчас сирийские военнослужащие разбирают завалы и остатки разбитой техники.
Об этом знал и Корольчук – перед вылетом довели обстановку очень подробно. «Главный» едва успел поделиться с коллегами. Теперь они занимались расчисткой капонира и маскировкой комплекса. Как это было ни печально для российских военных, но аэродром был не совсем заброшен. За маскировкой и происходящим вокруг, тщательно все фиксируя на электронном планшете, наблюдал в специальный бинокль из-за песчаного холма одетый в камуфляжную форму человек. Он почти полностью сливался с окружающим миром. Агент «Демократических сил», лояльных янки, фиксировал количество техники, летательных аппаратов на этом бывшем американском аэродроме. Он готовил атаку беспилотников на некогда заброшенный объект. Тщательно законспирированная информация о том, что здесь будут базироваться российские вертолеты, каким-то образом просочилась наружу.
Неожиданно послышался рокот вертолетных движков и звено Ми-26-х приземлилось на аэродром. Из чрева самых больших в мире транспортных вертолетов начали выкатываться зенитно-артиллерийские комплексы «Панцирь». Неизвестный понял, что медлить нельзя, и скрылся за песчаными холмами.


ПЕРВАЯ АТАКА
– Заканчивайте маскировку, – сказал главный конструктор, наблюдая за происходящим на аэродроме. – Пора проверить комплекс после длительной дороги, да к дежурству приступать.
Испытатели начали устанавливать антенны «Шиповника». Запустили переносной генератор,  расставили по капониру антенны, протянули кабели. Через несколько минут люди доложили о готовности техники к выполнению задачи дежурства.
– Ну с Богом, что ли? – произнес Корольчук, подал электропитание на комплекс и настроил его. – К первому дежурству приступить! Петрович, а ты займись обедом. Время по-моему подошло.
– Будет исполнено, – ответил Игорь Петрович почти по уставному, и начал раскладывать посуду.
Тем временем на аэродроме заканчивала свое перебазирование эскадрилья ударных вертолетов Ми-24. Они так же, как и «Панцири», слаженно и быстро рассредотачивались по летному полю. Где-то через час, едва успели пообедать, «главного» позвал к экрану компьютера дежурный.
– Похоже у нас гости. Да как много! Штук двадцать мини-дронов! Вовремя мы успели.
Посмотрев на экран, Корольчук спокойно скомандовал: – Включай режим широкого подавления!


НАПАДЕНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
Включенный сигнал оказал свое действие. Дроны, выстроившись друг за другом, начали описывать в полете концентрическую окружность. Это происходило в пяти - шести километрах от испытателей.
– Работает! – радостно вскричал главный конструктор. – Получилось, кажется! Толя, давай их приведем на наш аэродром и посадим на взлетную полосу.
– Как скажете. Только «летунов» надо предупредить. Вдруг под дронами бомбы подвешены. Мы же отсюда не видим.
– Сделаем! – «главный», взяв радиостанцию, вызвал комэска: – Вам тревога! Через двадцать минут на взлетную полосу аэродрома произведут посадку заминированные беспилотные летательные аппараты. Дотрагиваться до них, и даже подходить опасно.
Взлетную полосу едва успели освободить от вертолетов, когда над аэродромом появились первые беспилотники... Прилетев неизвестно откуда, под действием управляющего сигнала от зама, один за другим они послушно производили посадку на полосу. Один, второй, третий…
Корольчук все считал и не мог остановиться.
– Двадцать! – прошептал он, когда все «беспилотники» сели, и Толя сигналом остановил их маленькие «движки». – Всем внимание! Дроны не трогать и к ним не подходить! Могут быть заминированы!
Как бы подтверждая его команду, беспилотник, совершивший посадку последним, взорвался. К счастью, взрыв ничего не повредил. В числе военных, прилетевших осваивать «новую» базу, нашлись и саперы для разминирования беспилотников. Уже через час передали общий сигнал «Отбой тревоге».


МЕСТНЫЙ ТРИУМФ
– Как в авиамодельном кружке, – сказал «главный», – пионерских галстуков только не хватает.
Галстуков не было. Кругом были пески и террористы. Он подошел к разминированному беспилотнику и наступил на него ногой сверху, будто в знак победы над неизведанным пока до конца врагом. Все дроны были приведены и посажены на взлетную полосу аэродрома. Не потребовалось сделать ни одного выстрела зенитно-ракетных комплексов. Просто дроны, появившиеся неизвестно откуда, были успешно приземлены в назначенное место. Это, без сомнения была явная победа.
Силы, противоборствующие законному правительству Сирии, потерпели поражение на отдельном участке борьбы. Это был триумф над ними разума главного конструктора техники Корольчука Николая Федоровича и, конечно, испытателей, принимавших участие в создании этой «умной» аппаратуры.
– Анатолий Сергеевич, – спохватился «главный», – про вахту-то не забывай. Возможна повторная атака.
– Отлично. Значит, другие режимы работы у аппаратуры проверим.
Кое-кто из летчиков вертолетной эскадрильи подходили и интересовались, что же все-таки им довелось увидеть? Услышав в ответ три буквы РЭБ – радиоэлектронная борьба – с пониманием кивали и уходили прочь, почтительно поглядывая на установку и ее главного конструктора.


ПОВТОРНЫЙ ШТУРМ
На аэродром упала теплая южная ночь. В темноте тихонько работал небольшой генератор. Испытатели поужинали консервами и улеглись в капонире на прихваченный с собой аж из самой Москвы брезент.
Этим темным часом и решил воспользоваться противник.
– Федорыч! Вставай! – Несший вахту у компьютера растолкал «главного». – Опять атакуют!
Корольчук нехотя заворочался. Действительность с трудом возвращалась к нему.
– GPS работает? – вдруг резво вскочив на ноги, задал вопрос «главный», и получив положительный ответ скомандовал: – Поставить радиопомехи навигационному полю!
Испытатель, метнулся к компьютеру и выполнил требуемое действие. На экране было видно, как дроны, находившиеся уже в 2-х или 3-х километрах от аэродрома, встали в круг и начали искать маршрут к цели.
– Который час? – поинтересовался «главный».
– Четыре утра.
– Как в прошедшую войну. Нападают ранним утром. – Корольчук задумался, глядя на экран, – Давай, наверное, подкорректируем управляющий канал, да приземлим их в окрестных песках.
– Сейчас, Федорыч, – уже проснувшийся, и пришедший в КУНГ зам возился у клавиатуры. – Легко.
Клавишами он задал беспилотникам иное, чем прежде, направление полета. Дроны, послушно выстроившись цепочкой, полетели в точку, указанную оператором. Долетев, они просто взрывались.
– Вот и два режима работы аппаратуры испытали. Еще немного, и домой, в Москву можно возвращаться!
– Ты, Анатолий, подумай лучше о документировании итогов, – ответил на реплику зама Корольчук. – Как доказывать эффективность и работоспособность аппаратуры в условиях Сирии будем?
– Как? В отчете укажем, фотоснимки сделаем, обломки дронов соберем.
В это время на переносной радиостанции замигал вызывной сигнал. Тревожился комэск.
– Это ваши люди там в отдалении что-то взрывают? Рановато!
– Нет! – ответил «главный». – Просто очередную атаку боевиков отбили. Надо бы саперов заслать на место взрывов, чтобы проверить все ли там безопасно. Да обломки дронов собрать для «истории».


ХЛОПОТНОЕ ДЕЖУРСТВО
Это была не последняя воздушная атака на ныне действующую российскую авиабазу в Табке. То ли янки не могли примириться с потерей, то ли боевикам сирийской оппозиции  был нужен этот аэродром, но дроны его атаковали с завидной регулярностью. Атаки следовали почти ежедневно. Запасы топлива, которым был заправлен КамАЗ, были на пределе. Зато стало возможным отработать все режимы работы установки «Шиповник-АЭРО», а также подготовить отчет о испытаниях на фактическом материале. Все делалось параллельно. Толщина отчета вместе со сбитыми с курса и уничтоженными беспилотниками росла не по дням, а по часам. Результаты тестирования нового оборудования превзошли самые смелые ожидания.
– Сказать по правде, такого я не ожидал, – сказал командир эскадрильи перед посадкой в  транспортник Ми-26, прощаясь и пожимая руку «главному». – Это же надо! Без единого выстрела из «Панциря» «завалить» не один десяток этих дронов. Экономия боеприпасов у ПВОшников колоссальная. Очень эффективная штука этот ваш «Шиповник»! Без него я буду спать менее спокойно.
И вправду, налеты дронов на аэродром прекратились – возможно террористы исчерпали запас частей для их сборки. Это позволило Корольчуку испросить разрешение на прекращение испытаний и на отъезд домой.
С большой неохотой военные согласились отпустить группу обратно в Россию.
Чрево транспортника раскрылось, запустило КамАЗ. Вертолет взлетел и взял курс на Хмеймим.


ДОРОГА К ДОМУ
Николай Федорович сидел на жесткой откидной скамье в транспортном отсеке вертолета и вспоминал эпизоды последних двух недель. Он чувствовал, что внутренне изменился. Боевые действия поменяли его. Несомненно он стал более целенаправленным и собранным. Даже походка стала другой.
Корольчук вспомнил свою побудку перед повторной атакой дронов. Тогда решение, за которым стояли судьбы людей и техники, нужно было принимать почти мгновенно. Ведь установка испытана не была. Она вообще в боевых условиях никогда не бывала. А это был настоящий бой, только пушки пока не стреляли. Более двух десятков дронов – целый рой привели к аэродрому, посадили в окрестных песках и обезвредили, взорвав.
За окном низколетящего вертолета мелькали пески Сирии. «Главный» заерзал, устраиваясь поудобнее на некомфортном сиденье. Вспомнилась проблема с туалетом. Капонир, где расположились испытатели, был закрыт с двух сторон. Материал, из которого он был изготовлен, радиообмену не мешал. Пришлось включать мозги конструкторам, искать место, материал, брать у саперов лопаты и рыть яму в песке поблизости. Что поделаешь – специальных биотуалетов для испытателей у военных предусмотрено не было. Но получилось «заведенье всем на загляденье». На протяжении полумесяца отлично построенный туалет исправно выполнял свое предназначение. «Главный» усмехнулся получившемуся каламбуру.
– Вас ставят в Хмеймиме на прежнее место, – сказал, наклонившись к нему, техник вертолета. – Командир только что с основной базой связывался.
– Ого! Персональное внимание оказывают, – кивнул головой Корольчук. –  Долго еще лететь?
– Минут пятнадцать, – ответил техник и ушел в хвостовую часть кабины.


ОЧЕРЕДНАЯ ВАХТА
Ровно через пятнадцать минут вертолет совершил посадку на авиабазе Хмейним. КамАЗ с «Шиповником» не спеша выкатился из вертолета, отъехал со стоянки, и остановился. К нему спешил знакомый открытый УАЗик, за рулем которого был старший лейтенант Григорьев. Подъехав, машина остановилась. Григорьев распахнул дверцы остановившегося УАЗика. – Главного конструктора установки и остальных испытателей прошу в машину. Командир ожидает.
– Приветствую героев Ракки, – вставая из-за стола, чтобы пожать испытателям руки, произнес полковник Самойлов. – Славно вы сработали ребята. Мне уже все доложили. Есть к вам просьба, да и начальство ваше не против, еще на неделю продлить свое пребывание здесь. Пока не придет «Красуха», более мощная установка РЭБ для усиления обороны базы от беспилотников. Прежняя в России, на ремонте. А мы вас взамен назад авиацией вместо морского пути отправим. На «Руслане» доставим прямо до Чкаловского аэродрома столицы. Не придется через всю страну с юга на север по жаре колесить. Как, согласны?
Вопрос был адресован прежде всего главному конструктору. И, после Ракки, он не мог ответить отказом. Через полтора часа Петрович уже закатывал в быстро найденный капонир КамАЗ с установкой, а отмытые от походных пыли и пота испытатели устанавливали там необходимое оборудование.
– Брезент не забудьте, – деловито напомнил «главный». – Отдыхать-то на чем будем в холодке?
Еще через час Анатолий Сергеевич завел переносной генератор, и подал электропитание на систему «Шиповник». Очередной этап дежурства начался. Ночью в капонире тревожно начала мигать красная лампа.
– Федорыч! Поднимайся, тревога! – разбудил «главного» заместитель. – Идет рой дронов с северо-восточного направления. Предполагаю со стороны Идлиба. Расстояние около сорока километров.
– Пусть с ними пока «Панцири» разбираются. Рано нам вступать.
Подтверждая его слова, запустила малогабаритные ракеты установка «Панцирь-СМ», стоящая поблизости.
– До беспилотников тридцать километров.
– Поставить помеху каналу GPS!
– Не рановато ли? – усомнился зам, но поймав бешеный взор «главного», отреагировал: – Есть, поставить помеху!
Дроны на нее никак не прореагировали.
– Увеличивай мощность излучения! – у Корольчука от напряжения выступила испарина на лбу.
Неужели в них ошиблись, и появятся человеческие жертвы и разрушенные строения? Но нет. Зам увеличил мощность, и беспилотники уже знакомо пошли по кругу.
– Достали их все же! Давай, перехватывай канал управления, задавай новые координаты места приземления в песках поблизости, и контролируй процесс.
В процессе работы комплекс неожиданно показал повышенную дальность обнаружения. Сергеич задал место за проходящей поблизости дорогой. Беспилотники один за другим взорвались, пытаясь приземлиться. Он видел это на экране компьютера, а взрывы были слышны и так. Как и в Ракке, все дроны были послушны.
У главного конструктора отлегло от сердца. Его расчеты оказались правильными. Непонятен был один момент – внезапно увеличившаяся дальность обнаружения целей станцией. К утру выяснилось, что четыре дрона из двадцати нападавших на базу сбили «Панцири», остальные подорвались при посадке на песок за дорогой. Обломки их тщательно собрали, чтобы продемонстрировать западным журналистам.
Скоро российские средства массовой информации сообщили, что Минобороны раскрыло детали атаки дронов на авиабазу ВКС РФ «Хмеймим». Главный конструктор ходил по базе именинником, а до конца оговоренной недели атак беспилотников на базу не совершалось.
– Смена вам пришла! – радостно сообщил старший лейтенант Григорьев при встрече на восьмой день. – «Руслан» с установкой прилетел. Разгружается сейчас. Завтра под утро вылетаете в столицу. А это вам благодарность. Пришла пора собираться. Да, не забудьте попрощаться с командиром базы.
– Что это ? – спросил Корольчук, указывая на огромную брезентовую сумку, которую офицер вытаскивал из машины. – Не многовато ли?
– Человеческие жизни, вами спасенные, дороже стоят! – ответил старлей, приглашая испытателей в УАЗик. – Нас ждет командир авиабазы. А перед погрузкой в самолет я вас заправлю напоследок, чтобы в столицу сами въехали, как подобает победителям!
После очень теплого прощания и быстрых сборов испытатели двинулись в направлении стоянки, где загружали прилетевший «Руслан».
– Какая громада! – подивился «главный» размерам самолета.
Он почувствовал легкое недомогание и был этому чуть удивлен.
– Надо же, какую-то бациллу схватил перед окончанием командировки. А ведь прививки делали...
Из погруженной в самолет машины, в которой было разместились испытатели, их попросили перейти в помещение для сопровождающих груз – кабину человек на двадцать. По самолетной трансляции командир попросил пристегнуть привязные ремни, и начал выруливать со стоянки.
– Анатолий Сергевич, – обратился к своему заместителю Корольчук, – присядь, пожалуйста, рядом. Некоторые детали обсудить необходимо. Надо нам докопаться до увеличившейся внезапно дальности работы станции. Не вполне понятны корни этого явления.Так что пока думай.
Самолет тем временем закончил рулежку и, увеличив обороты двигателей, неторопливо взлетел. Поудобнее расположившись в кресле, «главный» быстро отключился. Анатолий Сергеевич с тревогой взглянул на лежащего, вытянув ноги, начальника.
– Лететь часов шесть, – подумал он, – посмотрим, каким проснется.


ВОЗВРАЩЕНИЕ
Тревога заместителя была небезосновательна. «Главный» спал до самого прилета в столицу. Проснулся он минут за сорок до посадки на аэродроме «Чкаловский». Видимо, казалось нервное напряжение командировки.
– Который час? Где мы находимся? – еще сонный, поинтересовался Корольчук. – Посадка скоро?
– Ну, Федорыч, – сказал Петрович, – здоров ты дрыхнуть. Через полчаса уже посадка.
– Почти прилетели? – потянулся «главный». – Садимся в столице, значит. Не верится даже.
«Следа недомогания не видно, – подумал заместитель. – Значит не зря говорят, что сон - это второй лекарь».
Сон, однако, не только лекарь. Именно во сне Николаю Федоровичу пришла мысль о том, почему дальность комплекса выросла, а уж доработать зная основное, было, как говорится, делом техники.


В РОДНЫХ СТЕНАХ
Возвращались испытатели в родной институт, как победители. Петрович еще в самолете прикрутил номера к машине. Они ехали по столице, вновь открывая для себя улицы и переулки, которых раньше не замечали. После месяца, проведенного на чужбине, отечественная действительность воспринималась с необычайной остротой.
Вот, наконец, Первая улица Ямского поля, а там и вывеска ВНИИ «Эталон» показалась.
– Все, приехали! – Петрович загнал машину во двор. – Выгружайтесь!
Они действительно вернулись с победой – привезя отчет о боевой работе комплекса и обосновав увеличение дальности обнаружения системы «Шиповник». Корольчук смог выполнить необходимые доработки системы, существенно улучшившие ее свойства и ускорившие принятие на вооружение.

 

Повесть Бориса ГУРЧЕВА «ИСПЫТАТЕЛИ»
опубликована в журнале «ПОДВИГ» №08-2021 (выходит в АВГУСТЕ)

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 296 гостей и нет пользователей

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ