ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Людмила МИХАЙЛОВА

Детективы "Сельской молодёжи" - Подписка онлайн (pochta.ru)

 

 

 


ТАЙНА «КРАСНОЙ КОРОЛЕВЫ»
Отрывок из рассказа

ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

А все-таки что это за женщина, которую тащили охранники? Обещала себе не совать нос в чужие дела, но разве можно удержаться? Безумное количество раз она получала от жизни щелбаны за свое любопытство, но отказаться от него так и не смогла. Она только одним глазком посмотрит и сразу вернется. Наташа подошла к двери, прислушалась, выскользнула из номера, озираясь и замирая от малейшего шороха, дошла до бокового коридора. Здесь были помещения с железными дверьми и лестницей, ведущей вниз.
Подвал оказался еще одним этажом с металлическими дверьми, пронумерованными римскими цифрами. Широкий коридор уходил вглубь и растворялся в темноте. Наташа кралась вдоль стены. Слышалась мужская ругань, но из-за волнения она не понимала, о чем они говорили. Дойдя до поворота, осторожно выглянула за угол. Дверь в помещение, откуда доносились голоса, была приоткрыта. Господи, какой ужас! Это морг! На одном из столов лежало тело, накрытое простыней, на большом пальце ноги прицеплена бирка. Такую картину она видела в больнице, когда ездила на опознание родителей. Страшные воспоминания забились в мозгу, разрывая его на клочки. В висках густой дробью застучал молоточек, который появился с тех пор – она словно подцепила вирус и до сих пор не смогла от него избавиться. Каждый раз во время приступа страха или сильного волнения он начинал свою безумную дробь.
Посреди небольшого зала спиной к входу стояли двое мужчин. Амбал в форме охранника эмоционально размахивал руками. Его гнусавый голос срывался:
– Иди к черту! Я не подписывался метелить баб!
Второй – лысый дядька, похожий на марабу с длинной морщинистой шеей – ритмично постукивал ладонью по бедру:
– Будешь делать все, что прикажут. Не нравится – никто не держит. Только не забывай, что отсюда просто так не уходят. Давал подписку?
– И что?
– А то! Будешь много пыхтеть не по делу, тебя грохнут и не поморщатся. Сам тебе перо в бок суну, если прикажут! А еще…
В этот момент под ногой Наташи что-то хрустнуло. Она зажала рот, чтобы не вскрикнуть, попятилась, шаря рукой по стене и дергая ручки дверей, одна приоткрылась, Наташа скользнула внутрь помещения, закрыла щеколду. Нечем дышать, во рту пересохло, сердце больно билось о ребра, перед глазами плыли круги. Прижавшись ухом к холодному металлу, она прислушалась. В коридоре протопали берцы – и все стихло. Она перевела дух и повернулась… Капля пота скатилась вдоль позвоночника. Это было десятиметровое помещение с бетонными стенами, залитое холодным белым светом промышленных ламп. В углу на медицинской каталке лежала женщина. Та самая, которую полчаса назад волокли по коридору охранники.
– Эй… – прошептала Наташа. – Что с вами?
Она подошла, наклонилась и отпрянула: женщина была мертва. Светлое платье порвано и залито кровью, короткие белые волосы слиплись в бурые колтуны, руки и босые ноги в ссадинах, нос и губы разбиты. Ее скрюченные пальцы словно только что хватали последние мгновения жизни, но чья-то неведомая сила вырвала тело и бросила в камеру смертников. Что же с ней случилось? Такие травмы бывают после ДТП. А, может, женщина вышла за территорию, и на нее напал маньяк? Ведь не зря про забор в договоре записан целый пункт! Или ее избили до смерти? Но как такое может быть? Она – не бомжиха, не алкоголичка, а ухоженная женщина в дорогой одежде и с дорогим маникюром, да и пребывание в этом пансионате стоит немалых денег. Невольно в памяти всплыло сообщение Есении. Теперь оно не казалось бредом сумасшедшего. По спине скользнул холодок. Накручивает? Конечно, она сама себя накручивает! Придумала ужасы и сама в них поверила. Сейчас она спокойно выйдет и пойдет к себе. Если встретит охранников, скажет, искала персонал, чтобы попросить таблетку от головной боли. Наташа решительно вышла в коридор.
Войдя в свой номер, она первым делом положила на карниз полотенце, чтобы приглушить сводящий с ума стук дождя, закрыла окно, легла. Обостренным чутьем вдруг поняла – за дверью кто-то стоит. По коже побежали мурашки. Нет уж, хватит, завтра домой. Если и лечить нервы, то не здесь. Наташа схватила ноутбук, чтобы еще раз прочитать сообщение Есении.
Что за ерунда? Страница девушки в соцсети была удалена.

* * * * *

Безоблачное небо, яркое солнце, творожная запеканка на завтрак – так вкусно ее готовила только мама. Ночное происшествие сейчас казалось совсем не страшным – не зря же говорят – у страха глаза велики. Наташа гуляла в парке, пока не заметила, что заблудилась. Здесь царила ирга – густые дикие заросли разрослись плотно, не зная рук садовника. Как же давно она не ела коринку! Срывая спелые ягоды, Наташа оперлась о забор… и он сдвинулся под нажимом – несколько прутьев едва держались на верхних перекладинах. Она посмотрела по сторонам и перелезла за ограду. Нарушила договор? Ну и черт с ним. Зато какая красота вокруг! Привязав к прутьям поясок от платья, чтобы потом найти лаз, Наташа пошла через лес. Сердце замирало от детского восторга нарушенного запрета.
Стараясь не упускать из виду забор, она не сразу заметила в глубине леса небольшой старый деревянный двухэтажный дом. Оказалось, с одной стороны к нему вела заросшая травой грунтовая дорога. Наташа осторожно заглянула в окна первого этажа, но за жалюзи ничего не увидела, поднялась на крыльцо. Металлическая дверь? В этой халупе? Наверно, хозяину есть что скрывать. Неподалеку хрустнула ветка. Спрятавшись в кустах, она увидела, как два крепких мужика в форме охранников пансионата тащат тюк, похожий на свернутый ковер. Они молчали и сопели. Одного Наташа узнала – это был амбал из ночного морга, который «не подписывался метелить баб». Его лицо ничего не выражало, словно напяленная маска прятала эмоции и мысли. Второй был коренастым, он то и дело сплевывал и яростно зыркал по сторонам. Они занесли тюк в дом, вышли, одновременно закурили.
– Закрыть на замок? – спросил тот, что из морга.
– А смысл? Ща вторую «гусеницу» принесем.
Только сейчас, сидя на корточках, Наташа увидела тропинку вдоль забора пансионата – сюда явно часто ходили. Подождав, пока охранники скроются за деревьями, она зашла в дом. Это оказалась деревенская изба без отделки, окна неплотно закрыты сломанными жалюзи. Крутая лестница со стертыми ступенями вела на второй этаж, где все было заставлено шкафами с бумагами. Ничего интересного Наташа не увидела и спустилась вниз. Тюк, принесенный охранниками, лежал посреди большой пустой комнаты на первом этаже. Она приподняла край полиэтилена, отпрянула. Это была покойница. Та самая, в светлом платье. Сейчас ее лицо приобрело мертвенную маску – при дневном свете это смотрелось ужасно, и Наташа выбежала из дома. Сделала она это вовремя, потому что вдали показались охранники с новым тюком. Еще одна мертвая женщина? Спрятавшись за кустами, она смотрела, как те вносят куль, а потом закрывают на замок входную дверь. Попасть внутрь не получилось, и ей пришлось возвращаться в номер.
Весь день Наташа пыталась узнать что-нибудь о Есении. Администратор сделала вид, что не понимает по-русски. Пожилая буфетчица долго морщила лоб, но так и не вспомнила постоялицы с таким именем. О Есении не знал никто. Разве такое возможно? А с чего она вообще решила, что девушка здесь была? Только по тому, что та среагировала на хэштег «красная королева»? Олег часто говорил, что Наташа любит бежать впереди паровоза. В смысле – сама придумает, сама расстроится и сама оправдается. Так и здесь. Все это от скуки. Не надо было сюда ехать.
– Ты, што ль, про Есению спрашивала-то?
Наташа обернулась. Перед ней стоял крепкий дедок в бейсболке набекрень, с тощим хвостиком длинных седых волос и метлой на плече.
– Я.
– Была здесь такая дивчина. Я чо запомнил-то – имя редкое. Тока сбежала она несколько дней назад.
– Как сбежала?
– Как все бегают, так и она – сиганула через забор-то, даже вещички не забрала. А ты, девка, народ-то не мучь, все одно нихто ничо не скажет. Правило такое.
– Но вы же сказали.
– Я – другое дело-то. Жалко ее – добрая была, пирожки приносила. А ты не лезь не в свои дела, целей будешь. – Старик крякнул и пошел мести двор, быстро удаляясь за угол корпуса, словно боялся, что она бросится вдогонку.
Значит, Есения была здесь! Видимо, она узнала что-то криминальное, иначе почему сбежала и назвала пансионат адом? Опять за свое! Криминал? Может, человеку просто не понравилось обслуживание, и он любым доступным способом гадит в отзывах, такое сплошь и рядом. А вообще ей, Наташе, это все зачем? Ешь, спи, гуляй, слушай музыку, смотри видос – вот, чем надо заниматься в подобных местах. Но внутри уже шевелился червяк сомнения. Чувство беспокойства нарастало. Надо позвонить Олегу, пусть приедет и заберет ее домой. Наташа набрала на мобильном телефоне номер мужа. Связи не было. Интернет тоже не работал. На ее раздраженный вопрос администратор равнодушно отчеканила:
– Сожалею, но такое иногда случается. Наши специалисты уже работают.
– И как долго они будут работать?
– Не знаю.
– А если что-то экстренное? Например, вызвать скорую или полицию?
– Этим занимаются другие службы.
Проходя мимо склада с бельем, в приоткрытую дверь Наташа заметила стационарный телефон. Она тихонько зашла, прислушалась. Спрятавшись в углу за крайним стеллажом со стопками постельного белья молоденькая кастелянша и амбал из морга занимались сексом. Занятые друг другом, они не видели, как она взяла со стола аппарат, присела на корточки, сняла трубку и застыла – память не выдала ни одного номера, однако гудок был. Значит, связь есть! Ее подло обманули! А что, если…
Кажется, дама с повадками балерины жила именно в этой комнате. Наташа постучала, заглянула:
– Можно? Здравствуйте. Простите, мне очень нужно позвонить, а мой телефон сломался. Вы не поможете?
Оказалось, хозяйка номера Тамара Львовна, действительно, когда-то блистала на театральных подмостках, а потом вынуждена была уйти на пенсию. Первое время она преподавала в собственной студии и дела ее шли весьма неплохо. Но возраст брал свое, здоровье стало подводить.
– Сюда меня определил зять, – шепотом сказала Тамара Львовна, словно боялась, что ее могут услышать. – Если быть честной – сбагрил. Посадил на такси и ручкой помахал… Деточка, вы не представляете, какая тут тоска! Я ведь один из старожилов этого пансионата. Если хотите знать, общение между постояльцами не приветствуется.
Слушая ее рассказ, Наташа пыталась вспомнить хоть один телефонный номер своих знакомых. Тщетно! Привычка полагаться на гаджеты сыграла свою злую шутку. А связь есть – чтобы это проверить, достаточно было набрать любой номер и услышать «алло». Значит, это только для нее не было интернета.
– Тамара Львовна, а вы случайно не помните девушку по имени Есения?
– Помню, конечно. Очень красивая, я еще подумала, что она – идеальная натурщица – стать, черты лица, глаза.
– А что-нибудь знаете о ней?
– Нет. Мы с ней… как бы это сказать… в разных весовых категориях. Но она пробыла всего несколько дней и сбежала.
– Почему?
– Деточка, это знает только она.
Отправить сообщение через интернет не получилось – Тамара Львовна им не пользовалась, поэтому ее мобильный телефон был наипростейшим. Поболтав из вежливости некоторое время, Наташа вернулась в свою комнату, открыла ноутбук, чтобы посмотреть скриншоты страниц Есении… кто-то удалил все файлы, папка была пуста.

На ужин Тамара Львовна не пришла. В ее комнате кастелянша нервно перестилала белье, увидев Наташу, вздрогнула, засуетилась.
– А где… – Наташа не успела спросить.
– Ничего не знаю! У администратора спрашивайте! – Схватив с пола кучку постельного белья, она пулей промчалась по коридору. В воздухе повис шлейф неприятного запаха. Это был страх.
Администратор улыбнулась, если можно так назвать оскал при виде надоевшего клиента:
– А Тамара Львовна отбыла. За ней приехал сын и забрал.
Сын? Какой сын! У балерины дочь и зять – оборзевшая дрянь, паразитирующая на жилплощади тещи! Да он не поедет за ней ни при каком раскладе! И уехать, не попрощавшись, она не могла – воспитание не позволило бы. Еще пару часов назад Тамара Львовна никуда не собиралась и вдруг так скоропостижно… Черт возьми, что здесь происходит?! А если ее убили? Наташа на сто процентов была уверена, что найдет балерину в доме за оградой.
Сдерживая себя из последних сил, чтобы тут же не помчаться к лазу в заборе, она со скучающим видом плелась по дорожкам парка. Ранний ужин, белые ночи – у нее есть в запасе какое-то время, чтобы добежать до лесного дома и вернуться в свой номер до отбоя. Наташа шла, ускоряя шаг, и боялась признаться, что опять все себе придумала. А если Тамара Львовна и в самом деле уехала? Мало ли какие обстоятельства возникли у старой женщины. Но червяк сомнения грыз нутро все сильнее.
Заросли ирги приветливо пропустили Наташу. В этот раз маячком в заборе послужили две сломанные ветки. Дверь дома была закрыта. Она залезла через окно – старая деревянная рама не выдержала нажима, и шпингалет вылетел из рассохшегося подоконника. Наташа зажала рот, чтобы не заорать – комната была заставлена гробами. Сколько их? Наверно, штук десять. Дешевые, наспех сколоченные. Она всегда боялась гробов больше, чем покойников, но, превозмогая ужас, приоткрывала крышку за крышкой. Пустой. Пустой. Еще один пустой. Вот она! Тамара Львовна! На скуле кровоподтек, один глаз вытек, на шее следы от пальцев. Ее задушили! Горло Наташи сдавил спазм. Господи, что происходит в этом чертовом пансионате?! В чем провинилась старая больная балерина?

Рассказ Людмилы МИХАЙЛОВОЙ «ТАЙНА «КРАСНОЙ КОРОЛЕВЫ»
опубликован в журнале «Детективы «СМ» №04-2022 (АВГУСТ)

 

Статьи

Обратная связь

Ваш Email:
Тема:
Текст:
Как называется наше издательство ?

Посетители

Сейчас на сайте 404 гостя и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ