ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

 

«Я в восторге от произведения «СПЕЦЫ» (роман Сергея ПОЛТОРАКА «СПЕЦЫ» опубликован в журнале «ПОДВИГ» №7-2021). Это что-то, поверьте профессионалу с сорокалетним стажем! «Снимаю шляпу» перед автором этого шедевра и желаю ему – так держать! Обсудил с коллегами содержание и суть романа. Язык, юмор, некоторые нюансы – на высшем уровне! Автору – удачи и продолжения на этом поприще, жду с нетерпением следующих произведений».                                                                                                       Полковник спецслужб в отставке Георгий УРАЛЬСКИЙ

 

 


АНГЕЛ БАБЛА
Отрывок из повести Сергея ПОЛТОРАКА

ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

По прекрасному шоссе до Хельсинки доехали очень быстро. Окулист, не глядя на навигатор, подъехал к скромному серому зданию в центре города. Это было здание Полиции Безопасности. Фролов позвонил по указанному накануне майором Лёдкиным телефону и передал привет от Севы ответившему на его звонок. Через пару минут из здания вышел подтянутый лысоватый молодой человек в штатском и решительным шагом направился к машине, где его дожидались Евгений и Эльгиза.
- Тойво, - представился он, удобно разместившись на заднем сиденье. – Чем могу быть вам полезен?
Финляндский полицейский говорил по-русски без акцента, чем удивил Окулиста и Эльгизу. Опережая их возможный вопрос, Тойво рассказал, что мама у него русская, что этот язык для него, как и финский, родной. К тому же он окончил русское отделение филфака Хельсинского университета. В Полиции Безопасности, естественно, специализируется по российской проблематике.
Не вдаваясь в подробности, Окулист передал ему образцы биоматериалов, на что Тойво с улыбкой сообщил:
- Со вчерашнего дня я возглавляю лабораторию, занимающуюся именно этим, - он кивнул на образцы в полиэтиленовых пакетиках. – Погуляйте часик по городу и подъезжайте сюда – анализы будут готовы.
За час супруги объездили достопримечательности центра города и в назначенное время были на месте. Тойво тоже оказался пунктуальным и вышел к ним навстречу в строго назначенное время. Сев в автомобиль, он вручил Окулисту файлик с распечаткой результатов анализа на русском языке.
- Так вам будет удобней, - деликатно заметил он. Сведения, написанные по-русски, были столь же непонятны, как и текст, который был бы написан на финском языке.
- Отправьте своим специалистам – они разберутся, - посоветовал полицейский. – Если я еще смогу чем-то вам помочь, пожалуйста, не стесняйтесь, - доброжелательно сказал он. – И, очень вас прошу, передайте вот это Севе, когда представится такая возможность. Не поверите, но это армянский коньяк. У нас он продается в широком ассортименте и стоит относительно недорого. Его любовь к этому напитку – в нашем управлении большая тайна, которую я не выдам даже под пытками. Тойво широко улыбнулся, показав два ряда безукоризненно белых зубов.
Тепло расставшись с коллегой, молодожены отъехали пару кварталов и остановились. Окулист позвонил своему приятелю, с которым еще лейтенантами они осваивали азы службы в спецназе ГРУ. Получив тяжелое ранение, приятель Окулиста не комиссовался, а осел в Конторе на бумажной работе. Ему удалось неспешно дорасти до одинокой генеральской звезды, что давало большие возможности.
- Привет, Толик, - поздоровался с приятелем Окулист. – Фролов на проводе.
- Это не тот ли Фролов, который во времена моей туманной юности спаивал шампанским десятиклассниц?- хохотнул генерал.
- Тихо, Анатолий! – с деланным испугом ответил Окулист. – Жена рядом! Услышит – пришибет.
- Подкаблучник? Обрадовался Анатолий. – Подкаблучник – это хорошо. Значит, счастливо живешь: она командует, ты исполняешь.
- Да мы еще с этим не разобрались, - честно признался Евгений. – Только вчера поженились.
- С меня свадебный подарок, - пообещал генерал.
- Так, по поводу него и звоню, - радостно сообщил Окулист. – Сейчас вышлю тебе результаты анализа двух типов. Похоже они служили в спецназе ГРУ. Пробей их данные, будь другом.
- Странноватый ты запросил свадебный подарочек, но ладно, - отчеканил генерал. – Сколько миллисекунд даешь мне на выполнение?
- Да мне не к спеху, - поскромничал Фролов. – За час управишься и слава Богу.
- Нахалом ты был – нахалом и остался, - констатировал Анатолий и отключил телефон.
- Знаешь, сказал Евгений, - у нас в запасе целы й час. Давай проведем его с пользой. Предлагаю все это время процеловаться.
- Вы слишком темпераментны для добропорядочного сосисочника, достопочтенный господин Фогель, -сказала Эльгиза и впилась губами в губы мужа. Экспресс медовый месяц набирал обороты.
Вдоволь нацеловавшись, они одновременно посмотрелись в зеркало заднего вида. Губы обоих были опухшими от поцелуев.
- Как-то несерьезно мы относимся к выполнению задачи государственной важности, - констатировала Эльгиза.
- А, по-моему, маскировка – что надо, - возразил Евгений и, предвидя возмущение жены, опять заткнул ей рот поцелуем.
Через час Анатолий прислал Окулисту на ВатсАпп исчерпывающую информацию. Действительно, оба фигуранта были когда-то сержантами-сверхсрочниками спецназа ГРУ. Характеристики – положительные, но элемент формализма их написания был очевиден. Но в информации, присланной генералом, сообщалось, что бывшие спецназовцы после увольнения в запас служат в частной компании «Военсервис», имеющей офис, в том числе, в столице Финляндии.
Решение созрело само собой. Окулист и Эльгиза решили немедленно навестить этот офис, благо его адрес был указан в присланной информации.
Офисом оказалось скромное одноэтажное здание за чертой города, походившее больше на складское помещение.
- Пистолет системы Стечкина сейчас не помешал бы, - занастальгировал Окулист.
- Респектабельному господину Фогелю это неприемлемо, - строго сказала Эльгиза и улыбнулась.
- Яволь, майн либен, - проворчал Окулист и на всякий случай размял слегка затекшие за рулем руки.
Дверь в офис оказалась открытой. В вестибюле на полу лежали двое мужчин. Один был убит выстрелом в голову, второй был еще жив, но тяжелая рана в грудь не давала надежды на его спасение.
Окулист склонился над раненым. Тот с трудом открыл глаза и стал молча смотреть на Евгения.
- Полковник Фролов, спецназ ГРУ, - представился Фролов. – Чем помочь, братишка?
- Уже ничем, - через силу прошептал раненый. – Цацки повезли в Штаты, в какой-то Ундервуд.
Парень глубоко вздохнул в последний раз и замолчал навсегда.
- Дурацкая смерть! – искренне выдохнул Окулист и закрыл бывшему спецназовцу глаза.
Через несколько минут Окулист, выйдя с Эльгизой из офиса, позвонил майору Ледкину и доложил обстановку. Сева внимательно выслушал и проворчал что-то типа «Пути Господни неисповедимы».
- Мы тут тоже зря цигель не теряли, господин Фогель, - сообщил он. – Ундервуд – это что-то вроде головного офиса мировой закулисы в США. Правда, где он находится – хрен разберешь. Но на то ты у нас и Окулист. Вали в Штаты и разберись на месте. Остальное – по обстановке. Помни: драгоценности Фаберже – дело пятое. Главное – ниточки эти долбаные закулисные найти и распутать.
Эльгиза слушала весь разговор от начала до конца. После того, как разговор был окончен, она вопрошающе взглянула на мужа.
- Думать тут нечего, - категорично сообщил он. – Летим в Нью-Йорк. А потом в Нью- Джерси – короткими перебежками.
Аэропорт Хельсинки Вантаа был похож на скромный областной аэропорт где-нибудь в российской глубинке: то ли в Саратове, то ли в Кемерове. Но рейс был прямым. Самолет отправлялся через полтора часа. Билеты порадовали относительной дешевизной – около шестисот евро за билет.
- Скромненько, но со вкусом, - прокомментировал ситуацию Евгений. Билеты были куплены, самолет вылетел своевременно. Правда, места у Евгения и Эльгизы были в самом хвосте самолета, у туалета, но Эльгиза отнеслась к этому профессионально: чем меньше за спиной будет народа, тем лучше.
Уютно устроившись в креслах, молодые обнялись и немного расслабились.
- А теперь, мой мудрый муж, объясни-ка мне, пожалуйста, почему мы летим именно в Нью-Йорк? - деликатно поинтересовалась Эльгиза.-
- С чего-то нужно начинать, - меланхолично ответил Евгений. - Просто я задумался над словами того раненного парня. С чего он произнес слово «Ундервуд»?
- Может, музыку любит? – предположила Эльгиза. – Мне, например, очень нравится группа «Ундервуд».
- Бедолага был ее фанатом и перед смертью не мог вспомнить ничего важнее, - с едва заметной иронией сказал Фролов.
- Тогда зачем? – не обиделась на шутку Эльгиза.
- Помнится, некогда знаменитая фирма по производству пишущих машинок «Ундервуд», более полувека снабжавшая весь мир своей продукцией, скончалась, кажется, в 1959 году именно в Нью-Джерси, от которого до Нью-Йорка – час-полтора езды на автомобиле. Поэтому мы отправляемся именно туда. Как не бывает дыма без огня, так не бывает предсмертных слов, не достойных внимания, - заключил Окулист.
- А ведь ты прав, - обрадовалась супруга, проворно успев «прогуглить» версию мужа. – Действительно, в 1959 году, и фактически «скончалась» фирма в Нью-Джерси, хотя успела неплохо заработать, продав свой брэнд доверчивой итальянкой фирме.
- Почувствовать начало конца – это искусство, дано далеко не каждому, - сказал Окулист, думая о чем-то своем.
Почти девять часов полета прошли неожиданно легко. Видимо, сказалось то, что молодая семейная пара, наслаждаясь общением, все больше познавая друг друга, не замечала привычных трудностей дальнего перелета. Более того, когда самолет пошел на посадку в аэропорт «Кеннеди», им стало немного грустно от мысли, что перелет подходит к концу и впереди их ждет неизвестность.

Повесть Сергея ПОЛТОРАКА «АНГЕЛ БАБЛА»
опубликована в журнале «ПОДВИГ» №08-2022 (АВГУСТ)

 

Статьи

Обратная связь

Ваш Email:
Тема:
Текст:
Как называется наше издательство ?

Посетители

Сейчас на сайте 617 гостей и нет пользователей

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ