• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

 

 

 

 

КОРОЛЬ ШАНТАЖА
Послесловие к повести Александра ШКЛЯРЕВСКОГО «РОКОВЫЕ СТРАСТИ»

 

Практически в одно время с английскими и французскими произведениями о сыщиках родился и наш русский  детектив, или «уголовный роман», - увлекательный, очаровывающий описаниями светской жизни и нравов городских сословий, остроумный. Герой записок Александра Шкляревского «Роковые страсти» – молодой судебный следователь, человек светский, настроенный несколько романтически. Он работает во времена реформ Александра II. В 60-70-х годах XIX века на смену косному бюрократическому аппарату пришли молодые юристы, окончившие университеты или училища правоведения. Молодежь эта была полна идеалов, считала себя не «реакционной», а «прогрессивной». Именно такому следователю пришлось распутывать таинственные петербургские убийства.
Украинский писатель Александр Андреевич Шкляревский (1837—1883) родился в Полтавской губернии, учительствовал, позже переехал в Санкт-Петербург и занялся литературной деятельностью. Герой «Неожиданного признания», выражая взгляды автора, поддерживает «прогрессивное» отношение молодого военного врача, человека исключительно рационального, к духовным училищам – «пытливая натура, которую… затормозила семинария». Но автор в тоже время и  консерватор, он не одобряет нравы «студенток, бойких, развязных и с мужскими манерами». Автор имеет в виду курсисток: до революции 1917 года женщин в университеты не принимали, были специальные высшие курсы, где преподавали  университетские профессора университетов. Это образование мало чем отличалось от общих стандартов, и, оказывается, барышень называли студентками уже тогда. В фигуре господина следователя видна сложная, противоречивая личность культурного человека времен реформ. Он берется за расследование с энтузиазмом, категорически отвергая саму мысль о взятке – и, в то же время, готов пойти навстречу подозреваемой,  считая хорошо знакомую женщину жертвой обстоятельств. Он  применяет новейшие достижения  медицины и фармакологии, не доверяя пожилым врачам. И часами выслушивает излияния преступников, формируя свое отношение к ним, пытаясь понять причины их поступков… Эти описания интересны не только в плане развития сюжета. Они дают любопытный портрет эпохи, в которой уживались нехотя отступавшая дикость крепостничества и новейшие общественные и научные практики того времени. Порою в тексте видна улыбка автора, например в сцене, когда городовому пришлось поехать на извозчике: вместо платы и уговоров, полицейский вытягивает возницу ножнами поперек спины, и тот сразу проникается важностью момента.
В тоже время в Англии и Америке издавались произведения отчетливо детективного жанра: рассказы Конан Дойла, романы Уилки Коллинза, многочисленные сборники историй о Пинкертоне. Александр Шкляревский не избежал влияния англоязычных авторов: злодей из «Секретного следствия», респектабельный сановник старик Кабмезах  словно списан с короля шантажа Милвертона из «Рассказов о Шерлоке Холмсе». В Санкт-Петербурге, как и везде, действовали аферисты, «биографии которых решительно невозможно узнать при самом близком с ними знакомстве». Они опутывали своими сетями дам полусвета с небезупречным прошлым, провинциальных помещиков, и даже  высоких вельмож…
 Современники называли Александра Шкляревского «русским Габорио», он был знаменит, его многочисленные «уголовные записки» принимались читающей публикой с большим вниманием. Обстоятельства детективных историй Шкляревского никак нельзя назвать архаичными. Его сочинения актуальны и интересны.

Сергей ШУЛАКОВ

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 368 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ